Афропалестинцы и их сопротивление израильской оккупации
Афропалестинцы и их сопротивление израильской оккупации
1 месяц назад 395 islamosfera.ru

Небольшая община потомков африканцев, живущая в Иерусалиме, считает себя палестинцами и борется с израильской оккупацией.

Джидда называет себя палестинцем. Один из его предков родом из Чада в начале XX в. во время совершения хаджа решил посетить святые земли Иерусалима, который тогда находился под властью Османской империи. Полюбив великий город, он решил: «Что еще надо для счастья в этом мире?» и остался здесь. Африканцы, прибывавшие в Иерусалим, обычно брались за черную работу по уборке и охране святых мест. «Они были лучшими людьми в этом деле», – вспоминает Джидда. 

Джидда родился и вырос в Великом городе в небольшой африканской диаспоре, представленной выходцами, в основном, из Нигерии, Судана, Сенегала и Чада, которые обосновались в районе аль-Аксы в небольшом историческом комплексе. При мамлюках два главных его здания служили общежитиями для мусульманских паломников. Во время арабского восстания начала XX в. власти Османской империи превратили общежития в тюрьмы. Африканская община начала проживать там с 1930-х годов. До 1968 года людям приходилось жить в тесноте, часто по восемь человек на комнату площадью 7,5 квадратных метров. Однако со временем община выросла, как и сам комплекс, который в настоящее время все еще принадлежит исламскому вакфу. Численность афропалестинцев сейчас здесь составляет около 350 человек.

Африканское происхождение сопряжено со своими проблемами. «Мы подвергаемся дискриминации дважды – за то, что палестинцы, и за то, что черные», – говорит Джидда.

The hidden resistance of African-Palestinians

Махмуд Джидда / Источник: TRTWorld

Джидда родился во времена Накбы – израильской оккупации Палестины и исхода палестинцев из Святой Земли. Его детство было обычным. Мальчик увлекался спортом, занимался баскетболом, футболом и гандболом, хотел получить образование, чтобы добиться чего-то в этом мире. Молодой парень не очень интересовался политикой. Но все изменилось в 1967 году, когда после Шестидневной войны началась израильская оккупация Палестины.

Как вспоминает Джидда, к сентябрю того же года во всех школах ввели новую учебную программу, заменив все учебники на израильские. Ученики и преподаватели бойкотировали учебную программу и отказались подчиняться оккупационным властям. В течение следующих 3-4 лет учителя арендовали здания и превращали их в школы, где они продолжали учить по старой учебной программе.

Джидда решил присоединиться к сопротивлению против израильской оккупации, надеясь, что жизнь вернется в старое русло. Он был арестован 5 сентября 1968 года и приговорен к 25 годам тюремного заключения. Израиль внес Джидду и его двоюродного брата Али в список террористов. Отсидев 17 лет, он был досрочно освобожден в результате обмена заключенными в Джибриле в 1985 году. Пару лет спустя мужчина был снова арестован после участия в Первой интифаде и провел еще один год в тюрьме за то, что Израиль называет «возобновлением деятельности».

The hidden resistance of African-Palestinians

Африканская община начала проживать в Иерусалиме с 1930-х годов / Источник: TRTWorld

«Нас избивали, били дубинками и пытали», – говорит Джидда. Израиль утверждает, что задержанные палестинцы не являются военнопленными, и, следовательно, международное право на них не распространяется. Их классифицируют как преступников и террористов.

Израильские власти предлагают находящимся в тюрьме палестинцам досрочное освобождение, если те уедут за рубеж. Но Джидда и большинство других заключенных отказались, заявив, что их единственным домом является Иерусалим.

Оккупация не только изменила повседневную жизнь, но и ограничила передвижение палестинцев. До вступления в силу соглашения Осло в 1993 году Джидда мог посещать сектор Газа, затрачивая полтора часа на дорогу, но потом ему запретили даже ездить туда. Мужчина рассказывает об одной женщине по имени Фатима, которая живет в Газе. Ее сестра проживает в Наблусе. Эти населенные пункты разделяют всего 160 км, но единственный способ встретиться для палестинок – приехать в Германию.

Джидда стал свидетелем многих трагических событий, таких как столкновения в Аксе в 1996 году. «Люди проводили сидячую забастовку в знак протеста против строительства израильским правительством туннеля вдоль Храмовой горы, а их били дубинками. 72 человека были застрелены», – говорит он, указывая на отверстия от пуль, которые все еще остаются на стенах Купола Скалы.

The map of Africa attached with the Dome of the Rock in the African compound in Jerusalem.

Карта Африки, прикрепленная к Куполу Скалы / Источник: Сара Хассан / TRTWorld

Проведя большую часть своей жизни в тюрьме, Джидда чувствует себя противоречиво, когда его спрашивают о возрасте. «Я говорю, что у меня два возраста: 34 года и 70 лет. Первое число – это мой возраст с момента, когда я начал новую жизнь после освобождения из тюрьмы, а второе – биологический возраст». У него не было образования или работы, но Джидде удалось начать жизнь заново. Он стал посещать курсы по вычислительной технике и изучению английского языка. Сейчас он живет в Бейт-Ханине, и у него двое взрослых сыновей.

«В январе со мной связалась одна американка с просьбой помочь задокументировать многочисленные нарушения прав, совершенные Израилем», – рассказывает мужчина. Он сотрудничает с Палестинским центром по правам человека, созданным под эгидой Общества арабских исследований как независимая неправительственная организация.

«Мы хотим обвинить Израиль в его преступлениях, включая убийства, пытки, нарушения прав заключенных, снос домов, незаконные депортации и т.д., документируя все нарушения прав человека, как со стороны Израиля, так и со стороны Палестинской администрации. Самое главное – не терять надежду. Сохраняйте надежду. Поднимите голову. Стремитесь выжить любой ценой», – говорит Джидда.

Inside the African-Palestinian community compound.

Внутри афропалестинского комплекса / Источник: Сара Хассан / TRTWorld

Bullet holes from Israeli fire on the walls of the Dome of the Rock.

Отверстия от израильских пуль на стене Купола Скалы / Источник: TRTWorl

Жизнь рядом с мечетью Аль-Акса: история страданий одной палестинской семьи

Семья Башити уже многие годы подвергается преследованиям со стороны израильских властей из-за отказа покинуть свой дом, расположенный в стратегически важном месте, пишет Асиль Джунди.

Мухаммад Башити ведет машину по улице аль-Вад в Старом городе Иерусалима (Аль-Кудса) с особой осторожностью. Он поворачивает налево и паркует машину, вместе с женой и дочерью минует израильский полицейский пост, расположенный прямо у ворот Аль-Аксы, и направляется в свой дом, стоящий всего в метре от мечети Аль-Акса. Мухаммад, его жена Бинар и дочь Байласан – единственные члены семьи, которые имеют хотя бы частичную свободу передвижения. Трое их сыновей – Хишам, Хатим и Абдуррахман – провели значительную часть своей жизни в израильских тюрьмах, центрах допросов или под стражей и домашним арестом. 20-летний Хишам находится в тюрьме с октября прошлого года по обвинению в том, что он бросал бутылки с зажигательной смесью в оккупационные войска в городе Исавия близ Иерусалима. Семнадцатилетний Хатим, возможно, самый удачливый из братьев, поскольку он смог вернуться в школу в этом году и подготовиться к Общему экзамену на аттестат. Третий сын, Абдуррахман, страдающий диабетом с четырехлетнего возраста, недавно был насильно вывезен из своего дома по неясным обвинениям и в настоящее время находится под принудительным домашним арестом в городе Шуафат к северу от Иерусалима.

Чтобы понять причины непрекращающихся притеснений палестинской семьи, достаточно войти в их дом, из окон которого открывается вид на Аль-Аксу.

Mohammed Bashiti

Мухаммад Башити в течение многих лет проводил большую часть своего времени в судах и следственных изоляторах, под стражей и в банках, чтобы получить кредиты, которые помогли бы ему справиться с расходами на аресты его сыновей / Источник: MEE

С 1980-х годов Башити получают заманчивые предложения от израильтян, желающих купить их дом, но поскольку семья держится за собственность, отказываясь ее продавать, израильские власти пытаются оказать на них давление, подвергая преследованиям.

Мухаммад рассказывает, что его семья владела и другой недвижимостью в районе аль-Шараф, который находится под контролем Израиля с момента его оккупации Восточного Иерусалима в 1967 году. Он подавал в суд, требуя вернуть конфискованное имущество, одно из которых было превращено в синагогу. Однако из-за высоких расходов и огромного давления, с которым сталкивается семья в отсутствие какой-либо официальной палестинской поддержки, у них не было иного выбора, кроме как воздержаться от дальнейшего рассмотрения этого дела.

Мухаммад говорит, что у его детей никогда не было спокойного детства – оно было омрачено вторжениями, арестами, избиениями, разлучением с близкими и домашними арестами.

Среди других причин их преследования – роль семьи в волнениях в Восточном Иерусалиме летом 2017 года, когда израильские власти установили металлодетекторы и электрические двери на воротах в Аль-Аксу. Сыновья Башити, снабдив их одеялами, едой и водой, оказали поддержку протестующим, которые устроили сидячую забастовку у ворот Ан-Нусра.

Baylasan Bashiti

“Теперь я покупаю новую одежду, когда иду навестить своего брата Хишама в тюрьме, так как тюрьма стала единственным местом, куда я хожу”, – говорит Байласан Башити / Источник: MEE

Башити говорит, что он не может вылезти из долгов – ему приходится платить штрафы, деньги за залог и судебные издержки, в дополнение к множеству других расходов, которые обременяют его.

В течение многих лет он проводил большую часть своего времени в судах и следственных изоляторах, под стражей и в банках, чтобы получить кредиты, которые помогли бы ему справиться с расходами на аресты его сыновей.

Мухаммад Махмуд, адвокат, представляющий интересы сыновей Башити, также считает, что причиной преследований этой семьи является стратегическое расположение их дома. По его словам, израильские власти пытаются довести отца до отчаяния и заставить вести переговоры о продаже дома.

«На слушании по делу Абдуррахмана присутствовали представитель секретной службы в Иерусалиме, юрисконсульт Шабака [службы внутренней безопасности Израиля] и представитель, отвечающий за комнату номер четыре центра допросов. Для меня это была жесткая и нелепая ситуация: все эти высокопоставленные чиновники пришли на суд к мальчику, которому всего 16 лет, чтобы просить продлить срок его содержания», – говорит Махмуд.

Binar Bashiti

Бинар Башити надеется на мирную жизнь, когда израильские власти не будут преследовать ее детей при малейших волнениях / Источник: MEE

Прикован наручниками к кровати и весит 42 кг

Израильский военный суд в понедельник отклонил апелляцию об освобождении палестинского заключенного, который уже на протяжении 165 дней ведет голодовку в знак протеста против содержания под стражей без предъявления обвинения или суда. Здоровье Халила Аваде с каждым днем ухудшается, на данный момент он весит всего 42 кг. Доктор Лина Касем-Хассан из организации «Врачи за права человека в Израиле» навестила его в четверг в больнице и была шокирована увиденным.

0 комментариев
Архив