Как тормозится развитие телемедицины и искусственного интеллекта в здравоохранении РК
Как тормозится развитие телемедицины и искусственного интеллекта в здравоохранении РК
4 дня назад 146 forbes.kz

Согласно информации международных агентств, в 2019 году глобальный рынок цифровых услуг в здравоохранении достиг $106 млрд и в обозримом будущем будет расти почти на 30%. Аналитики Med Invest First оценили состояние вопроса в Казахстане.

Новые рынки необходимы для диверсификации национальной экономики – этот очевидный факт регулярно находит отражение в государственных документах различного уровня. Однако на деле мы видим законодательные и финансовые блокировки огромных потенциальных рынков.

Развитие новых рынков блокируется в первую очередь нормативно: в РК нормы, регулирующие вопросы телемедицины и искусственного интеллекта (ТМ и ИИ), изложены очень кратко. В то же время в России закон о ТМ действует вот уже несколько лет, а в Госдуме находятся на рассмотрении нормы, разрешающие дистанционную постановку диагноза и назначение лечения.

Также эти рынки блокируются в финансовом аспекте: разрабатываемые тарифы по телемедицинским услугам не детализированы в достаточной мере, что ограничивает возможности оплаты услуг телемедицинских сетей.

Следует осознать, что ИИ – главный фактор смены технологического уклада (от ручного труда медиков к труду ИИ в рамках стандартных задач), а телемедицина является инструментом, который можно использовать для обоих укладов (как в формате человеческого труда, так и комбинировать с ИИ).

С политической точки зрения, ИИ и ТМ представляют собой современные инструменты для нового смыслового наполнения модели первичной медико-санитарной помощи, а именно ПМСП и формирует историческую повестку РК во Всемирной организации здравоохранения.

С практической точки зрения, в рамках стандартных задач визуальной диагностики ИИ – это врач, который помнит всё и диагностирует точнее консилиума.

Благодаря этим свойствам ИИ и ТМ позволяют решить широкий спектр проблем:

  • дефицит кадров;

  • географическая доступность медпомощи;

  • высокая точность визуальной диагностики;

  • продолжительность диагностики сокращается до скорости обработки запроса сервером – это миллисекунды;

  • при этом текущие затраты, за счёт исключения человеческого труда – укладываются в утверждённый тариф ФСМС и даже позволяют снизить его;

  • капитальные затраты при этом минимальны и ограничиваются стоимостью разработки алгоритма и аренды сервера (опять же, укладывается в тариф ФСМС).

Для финансовой и нефинансовой поддержки внедрения ИИ и ТМ, на мой взгляд. необходимо предпринять следующие меры.

  1. Выработать план развития этих направлений, сосредоточившись на самой отработанной группе задач - визуальной диагностике, дистанционных консультациях и замерах физиологических параметров - и исключив непоследовательные проекты (например, IBM Watson).

  2. Сосредоточиться на ПМСП для демонстрации наглядного вклада в новую модель повестки РК в ВОЗ.

  3. Заменить аналоговое диагностическое оборудование на цифровое (впрочем, данное требование не является обязательным; также цифровое оборудование имеется в необходимом для старта объёме; данный пункт в любом случае будет исполнен в рамках послания президента от 01.09.2020).

  4. Открыть отечественным проектам возможность пилотирования на обезличенных базах медицинских данных (на уровнях НИИ/НЦ, городских медицинских организаций). Глобальные зарубежные компании будут диктовать свои условия, при этом отечественные проекты успешно конкурируют на технологическом уровне.

  5. Создать среду для акселерации и боевой реализации проектов (необходимо разработать процедуры отбора проектов, критерии эффективности).

  6. Детализировать нормативную базу по вопросам ИИ и ТМ.

  7. Согласовать новые подходы со стейкхолдерами отрасли (в первую очередь важно обеспечить вовлечение ФСМС для гарантированного решения вопросов оплаты).

  8. Совершить поэтапный переход от рекомендательной формулировки «ФСМС рекомендует поставщикам медпомощи заключать договоры субподряда» к обязательной: «допускается расшифровка лишь силами ИИ».

Высвободившиеся трудовые ресурсы следует направить на решение более интеллектуальных клинических задач.

В заключение осветим ситуацию с исторических позиций. Общеизвестен феномен луддитов, разрушавших ткацкие станки в страхе потерять работу. Сегодня мы имеем дело с медицинскими неолуддитами, утверждающими (не имея на то технической экспертизы), что ИИ ещё недостаточно надёжен, а также что сначала надо решить базовые проблемы. Здесь подразумеваются проблемы врачей, а в нашем контексте – ткачей. Однако решать проблемы ткачей, игнорируя научно-технологический прогресс, – тупиковый путь развития, в то время как ИИ и ТМ и есть инструменты решения этих проблем.

Что касается возможных сокращений медиков, то такой эффект будет очень постепенным и начнёт проявляться на горизонте 15-30 лет. В конце концов, человечество дошло от 12-часового рабочего дня до 8-часового.

В краткосрочной перспективе медики станут уделять больше времени контакту с пациентом, а значит повысится удовлетворённость пациента; также медработники получат дополнительное время на анализ случаев, следовательно, будет развиваться клиническое мышление.

В перспективе 10-15 лет медики начнут переспециализироваться в более востребованные специальности, пока не заменяемые ИИ (например, реаниматология).

Можно заметить, что в данной статье освещены только положительные стороны ИИ и ТМ – ведь технология ткацкого станка лучше ручного труда всем: качеством, скоростью, стоимостью.

0 комментариев
Архив