"Неизвестная" пневмония в Казахстане является коронавирусом - ВОЗ. Назван фактор смертности от коронавируса
"Неизвестная" пневмония в Казахстане является коронавирусом - ВОЗ. Назван фактор смертности от коронавируса
2 месяца назад 392 lenta.ru inosmi.ru Барнини Чакраборти (Barnini Chakraborty), Алекс Диас (Alex Diaz), GREGORY A. MANIATIS (Грегори Маниатис)

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает, что вспышка "неизвестной" пневмонии в Казахстане является коронавирусом, передает Tengrinews.kz со ссылкой на Deutsche Welle.

По мнению исполнительного директора программы ВОЗ по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения Майкла Райана, имеющиеся случаи "были просто не правильно диагностированы". 

Он добавил, что ВОЗ работает с властями Казахстана по изучению рентгеновских снимков больных пневмонией, чтобы понять, соответствуют ли они коронавирусу. "Органы здравоохранения проверяют проведенные тесты и качество тестирования, чтобы убедиться в отсутствии ложноотрицательных тестов", - добавил Райан.

Напомним, ранее китайские СМИ сообщили о "неизвестной пневмонии" в Казахстане, "более смертоносной, чем коронавирус".

Позже в Минздраве заявили, что данная информация не соответствует действительности. "Следует отметить, что ВОЗ ввела в международную классификацию болезней – МКБ-10 коды для учета пневмоний, когда КВИ диагностирована клинически или эпидемиологически, например, имеется симптом "матового стекла" пораженных легких, но лабораторно не подтверждена. Казахстан в этой связи, как и другие страны мира, ведет учет и мониторинг такого рода пневмоний, что позволяет своевременно принимать управленческие решения, направленные на стабилизацию заболеваемости и распространенности коронавирусной инфекции", - сообщили в ведомстве.

Назван фактор смертности от коронавируса

Одним из важных факторов, которые повышают риск смертности от коронавирусной инфекции COVID-19, является повышенное содержание сахара в крови — гипергликемия. Соответствующее исследование китайских ученых опубликовано в журнале Diabetologia.

Как выяснили ученые, существует связь между уровнем глюкозы в крови и смертностью у пациентов с коронавирусной инфекцией, у которых ранее при этом не диагностировался сахарный диабет.

Причиной смертности являются осложнения, которые развиваются на фоне COVID-19. С целью избежать их специалисты рекомендуют проходить регулярное гликемическое тестирование, которое позволит контролировать состояние сердечно-сосудистой системы человека.

В июле ученые Оксфордского университета (Великобритания) назвали главные факторы, повышающие риск смерти при заражении коронавирусом. К ним специалисты отнесли, в частности, ожирение, диабет, тяжелую астму и другие респираторные заболевания, хронические заболевания сердца, печени, неврологические и аутоиммунные заболевания.

Fox News (США): китайский вирусолог, обвиняющий Пекин в сокрытии информации о коронавирусе, бежит из Гонконга

В своем эксклюзивном интервью сбежавшая из Гонконга вирусолог рассказала, что, по ее мнению, китайские власти узнали о новом коронавирусе задолго до того, как они заявили об этом. ВОЗ и власти Китая решительно отвергли обвинения в сокрытии информации о новом коронавирусе.

 Усиление санитарно-карантинного контроля в аэропортах

Ли-Мэн Янь рассказала в интервью Fox News, что, по ее мнению, китайские власти узнали о коронавирусе задолго до того, как заявили об этом. По ее словам, ее руководители проигнорировали данные исследования, которые она проводила и которые, как она считает, могли бы спасти множество жизней

Доктор Ли-Мэн Янь (Li-Meng Yan) из Гонконга вступала на неизведанную территорию.

За несколько часов до того, как 28 апреля она поднялась на борт самолета авиакомпании Cathay Pacific, направлявшегося в Соединенные Штаты, этот уважаемый доктор наук, специализировавшийся на вирусологии и иммунологии в Гонконгской школе общественного здравоохранения (Hong Kong School of Public Health), спланировала свой побег, собрала вещи и незаметно проскользнула мимо видеокамер в кампусе.

У нее с собой был паспорт и сумка, и она собиралась навсегда расстаться со своими близкими. Она понимала, что, если ее поймают, ее бросят в тюрьму, или, что ее хуже, она станет одной из «исчезнувших».

В своем эксклюзивном интервью Fox News Янь рассказала, что, по ее мнению, китайские власти узнали о новом коронавирусе задолго до того, как они заявили об этом. По ее словам, на самых ранних этапах пандемии ее научные руководители, среди которых были уважаемые ведущие эксперты в своей области, тоже проигнорировали данные ее исследования, которые могли бы спасти множество жизней.

Янь считает, что, учитывая статус референтной лаборатории Всемирной организации здравоохранения, специализирующейся на вирусах гриппа и пандемиях, руководство ее лаборатории было обязано сообщить важную информацию всему миру, особенно когда новый вирус начал быстро распространяться в начале 2020 года. 

Янь, которая сейчас скрывается, утверждает, что китайское правительство пытается уничтожить ее репутацию, и обвиняет агентов правительства в проведении против нее кибератак с целью заставить ее замолчать.

Янь убеждена, что ее жизнь в опасности. Она боится, что ей больше никогда не удастся вернуться домой, и пытается смириться с тем, что, вероятнее всего, она больше никогда не увидит своих друзей и родных.

Тем не менее, по ее словам, она должна была рискнуть.

«Истинная причина, по которой я приехала в Соединенные Штаты, — это мое стремление рассказать правду о covid», — сказала она в своем интервью.

Она добавила, что, если бы она попыталась рассказать правду в Китае, она «исчезла бы, и меня убили бы».

Рассказ Янь рисует невероятную картину сокрытия важнейшей информации на самом высоком уровне китайского правительства и, по всей видимости, разоблачает навязчивое стремление лидера Китая Си Цзиньпина и его Коммунистической партии контролировать информацию, связанную с коронавирусом, — то есть то, что на самом деле было известно Китаю и какие отредактированные данные он передал миру.

В 2019 году Янь, которая, по ее собственным словам, была одной из первых ученых в мире, занимавшихся изучением нового коронавируса, получила от своего научного руководителя в референтной лаборатории ВОЗ доктора Лео Пуна (Leo Poon) задание изучить выборку странных, похожих на SARS случаев заболевания, которые были зафиксированы в материковом Китае в конце декабря 2019 года. 

«Китайское правительство отказалось пустить иностранных экспертов, включая экспертов из Гонконга, чтобы они могли вести исследования в Китае, — рассказала она. — Поэтому я обратилась к своим друзьям, чтобы получить дополнительную информацию».

У Янь было множество знакомых и друзей в самых разных медицинских учреждениях в материковом Китае, поскольку она там работала и проводила свои исследования. По ее словам, именно по этой причине ее и попросили взяться за это исследование, потому что ее коллеги в лаборатории понимали, что правительство не сообщает им всей правды.

Один ее друг — ученый из Центра по контролю и профилактике заболеваний в Китае, лично работал с теми, кто заболел коронавирусом. По словам Янь, 31 декабря он сообщил ей, что этот вирус может передаваться от человека к человеку, — то есть это случилось задолго до того, как власти Китая и ВОЗ признали, что такой способ передачи возможен.

По слова Янь, она сообщила о некоторых своих первоначальных находках своему руководителю.

«В ответ он только кивнул», — рассказала она, добавив, что он попросил ее продолжить работу.

Спустя несколько дней, 9 января 2020 года, ВОЗ сообщила в своем заявлении: «По данным китайских властей, этот вирус может вызывать тяжелые заболевания у некоторых пациентов и не может легко передаваться между людьми… Пока имеется лишь ограниченная информация, которой недостаточно для того, чтобы определить общий риск этого зафиксированного кластера». 

По словам Янь, она обсуждала этот новый вирус со своими коллегами по всему Китаю, но очень скоро она заметила резкое изменение тона.

Врачи и исследователи, которые прежде открыто обсуждали этот вирус, внезапно замолчали. Специалисты из города Ухань, который впоследствии стал эпицентром вспышки, замолчали, а других предупредили о том, что не нужно выспрашивать у них подробности.

По словам Янь, врачи мрачно говорили: «Мы не можем это обсуждать, но нам нужно носить маски».

Затем число случаев передачи вируса от человека к человеку начало расти в геометрической прогрессии, и Янь принялась искать ответы.

«Есть много, очень много пациентов, которые вовремя не получают лечение и которым диагноз не ставится, — утверждает Янь. — Врачи в больницах напуганы, но они не могут об этом рассказать. Персонал китайского Центра по контролю и профилактике заболеваний тоже напуган».

По ее словам, она снова сообщила руководителю о своих выводах 16 января, и именно тогда он якобы сказал ей «молчать и быть осторожной».

«Как он уже предупреждал меня ранее, "не заходи за красную линию", — сказала Янь, имея в виду китайское правительство. — У нас будут неприятности, и мы исчезнем».

Она также утверждает, что соруководитель референтной лаборатории ВОЗ профессор Малик Пейрис (Malik Peiris) обо всем знал, но не предпринял никаких действий.

Пейрис не отреагировал на нашу просьбу прокомментировать ситуацию. На официальном сайте ВОЗ Пейрис значится как «советник» Чрезвычайного комитета ВОЗ в рамках Международных медико-санитарных правил (ММСП) по пневмонии, вызванной новым коронавирусом 2019-nCoV.

Янь расстроилась, но не удивилась.

«Я уже знала, что это произойдет, потому что мне известно, что китайское правительство и Коммунистическая партия Китая часто подкупают такие международные организации, как ВОЗ, — объяснила она. — Я это знаю, но я не хочу, чтобы по миру распространялась ложная информация».

ВОЗ и власти Китая решительно отвергли обвинения в сокрытии информации о новом коронавирусе. 

Представители ВОЗ также сообщили, что Янь, Пун и Пейрис никогда не работали непосредственно на эту организацию.

«Профессор Малик Пейрис — эксперт по инфекционным заболеваниям, который участвовал в миссиях и экспертных группах ВОЗ, как и многие другие эксперты, известные в своих областях, — отметила официальная представительница ВОЗ Маргарет Энн Хэррис (Margaret Ann Harris) в своем электронном письме. — Но это не делает его ни сотрудником, ни представителем ВОЗ».

По словам Янь, несмотря на все препятствия, ее вдохновляло осознание своей правоты, поэтому она должна была сообщить миру правду независимо от последствий для нее самой и для ее карьеры.

«Я знаю, как поступают с разоблачителями», — сказала она.

Поэтому, как и многие другие до нее, как только Янь решила публично высказаться против китайских властей, она обнаружила, что ее жизнь и жизнь ее близких оказалась в опасности.

Ей тоже передался тот страх, обоснованность которого подтвердил блогер из Гонконга Лу Дех (Lu Deh), живущий сейчас в Соединенных Штатах.

После того как она рассказала ему о своих гипотезах и подозрениях, Дех сказал, что ей необходимо переехать, вероятно, в Соединенные Штаты, где ей не придется все время оглядываться. По его словам, только в этом случае она будет в безопасности и сможет сообщить миру то, что хочет.

Янь приняла решение уехать, но ситуация осложнилась, когда ее супруг, который тоже работал в ее лаборатории, обнаружил, что его жена разговаривала по телефону с блогером.

Как рассказала Янь в интервью Fox News, она умоляла своего мужа поехать с ней. Однако ее муж — тоже уважаемый ученый, — который поначалу поддерживал ее в ее исследовании, внезапно резко изменил свое мнение.

«Он пришел в ярость, — рассказала Янь. — Он обвинял меня, пытался лишить меня уверенности в себе. Он сказал, что нас всех убьют».

Шокированная и уязвленная, Янь приняла решение бежать одна.

Она купила билет в Соединенные Штаты 27 апреля. Вылет был уже на следующий день.

Когда ее самолет приземлился в международном аэропорту Лос-Анджелеса после 13-часового перелета, ее остановили сотрудники таможни.

Янь охватил страх, и она не знала, посадят ли ее в тюрьму или отправят обратно в Китай.

«Мне пришлось сказать им правду, — призналась она. — Я поступаю правильно. Поэтому я попросила их не отправлять меня обратно в Китай. Я приехала сюда, чтобы рассказать правду о covid-19… И прошу вас, защитите меня. Если вы этого не сделаете, китайское правительство убьет меня».

К расследованию ее дела были привлечены сотрудники ФБР. По ее словам, они допрашивали ее часами, забрали у нее мобильный телефон в качестве вещественного доказательства, после чего позволили ей продолжить путь к месту назначения.

Представители ФБР сообщили Fox News, что они пока не могут ни подтвердить, ни опровергнуть заявления Янь. Однако репортеры Fox News ознакомились с документом, подтверждающим факт беседы Янь с сотрудниками ФБР.

Пока Янь пыталась устроить жизнь в Соединенных Штатах, по ее словам, ее друзьям и родным, оставшимся в Китае, прошлось пройти через тяжелые испытания.

По ее словам, в ее родной город Циндао прибыло множество агентов правительства, ее маленькую квартиру перевернули вверх дном, а ее родителей допросили. Когда ей удалось связаться с родителями, они умоляли ее вернуться домой, сказали ей, что она не знает, о чем говорит, и просили отказаться от этой борьбы.

Гонконгский университет удалил ее профиль и закрыл ей доступ к электронному почтовому ящику и интернет-порталам, — хотя формально она находилась в одобренном ежегодном отпуске. В своем сообщении для Fox News представитель университета написал, что Янь в настоящее время не является сотрудницей этого учреждения.

«Доктор Ли-Мэн Янь больше не является сотрудницей нашего университета, — говорилось в заявлении. — Из уважения к нашим нынешним и бывшим сотрудникам мы не разглашаем личную информацию о ней. Мы благодарны за понимание».

Китайское посольство в Соединенных Штатах сообщило Fox News, что они ничего не знают о Янь и что материковый Китай героически справился с пандемией.

«Мы никогда ничего не слышали об этой женщине, — говорится в электронном сообщении посольства. — Сразу после начала эпидемии китайское правительство отреагировало на вспышку covid-19 быстро и эффективно. Все его действия были тщательно и с полной прозрачностью зафиксированы в документе под названием "Борьба с covid-19: Китай в действии" (Fighting COVID-19: China in Action). Факты говорят сами за себя».

ВОЗ тоже продолжает отрицать, что она допускала ошибки на ранних этапах распространения вируса. Недавно ученые попытались призвать эту организацию к ответу, поставив под сомнение официальную версию того, как этот вирус распространяется. Кроме того, на своем официальном сайте ВОЗ изменила хронологию пандемии коронавируса, и теперь утверждает, что она получила информацию об этом вирусе от ученых ВОЗ, а не от китайских властей, как она утверждала в течение полугода.

Репортеры Fox News попытались связаться с Министерством иностранных дел Китая и теми учеными, которых Янь обвиняет в сокрытии полученных от нее данных.

По словам Янь, она продолжит рассказывать правду, но она знает, что на ее спине уже висит мишень.

Project Syndicate (США): не делайте из мигрантов козлов отпущения, виновных в пандемии

Многие ошибочно предпочитают обвинять мигрантов в распространении коронавируса, хотя на деле "распространили" по миру вирус богатые путешественники, считает глава фонда по вопросам миграции. Пандемия делает из мигрантов козлов отпущения, заявляет он, приводя многочисленные примеры.

Давайте проясним: covid-19 первоначально распространился по всему миру в результате поездок состоятельных путешественников, возвращающихся домой из круизов, с зарубежных лыжных каникул и международных конференций. Но многие вместо этого ошибочно предпочитают обвинять мигрантов — и часто с чудовищными последствиями.

Например, ополченцы Йемена этой весной напали на тысячи эфиопских мигрантов, которые, как они утверждали, принесли коронавирус. Саудовская Аравия массововыселяла африканских мигрантов, а китайские землевладельцы изгоняли африканцев из их домов в городе Гуанчжоу. Соединенные Штаты также регулярно депортируют мигрантов из Центральной Америки и стран Карибского бассейна обратно на родину, часто после того, как те были инфицированы в американских центрах содержания под стражей. Малайзия арестовала сотни нелегальных мигрантов, включая беженцев Рохинджа, в то время как члены правительства премьер-министра Индии Нарендры Моди обвинили мусульман, что те принесли вирус в Индию, чему не приходится удивляться.

Пандемия делает из мигрантов козлов отпущения. Это не только аморально, но и подрывает нашу способность контролировать вирус и учитывать жизненно важную роль мигрантов в этих усилиях. Несмотря на то, что многие мигранты в настоящее время официально признаны нужными работниками, они (и многие группы меньшинств населения) непропорционально сильно страдают от covid-19, причем уровень инфицирования часто удваивается или утраивается по сравнению с другими группами — главным образом, из-за небезопасных и эксплуататорских условий труда.

Миллионы мигрантов, надрывающихся на фермах и мясокомбинатах, особенно уязвимы для вируса. Около 1500 рабочим мясокомбината в Германии — а большинство из них мигранты из Восточной Европы — недавно был поставлен диагноз covid-19. В США, где три четверти сельскохозяйственных рабочих — иностранцы, зафиксировано множество очагов этой болезни. На одной только птицефабрике Дельмарва 2215 рабочих заразились вирусом, 17 из них умерли. Мигранты — и в особенности женщины — также составляют значительную долю других нужных работников, находящихся в группе риска, включая медицинский персонал, контактирующий с больными, и персонал по уходу на дому, водителей, уборщиков и уборщиц. 

Очень часто работодатели не предоставляют трудящимся-мигрантам достаточного количества средств индивидуальной защиты или доступа к медицинскому обслуживанию. А мигранты, которые заболевают, не могут позволить себе взять отпуск, потому что лишены возможности получать чрезвычайную помощь, такую как субсидии на заработную плату и пособия по безработице.

Поэтому многие мигранты стоят перед невозможным выбором: не подчиняться запретам или смотреть, как голодают их семьи. Кроме того, языковой барьер часто мешает им получить доступ к важнейшей информации, а вынужденное проживание в тесных помещениях подвергает высокому риску заражения (как это происходит и в переполненных лагерях беженцев). Хуже всего то, что американские правоохранительные органы даже врываются в больницы в погоне за мигрантами, подлежащими депортации — тактика, которая удерживает многих нуждающихся от обращения за медицинской помощью.

Создание атмосферы лишений и страха среди мигрантов будет способствовать лишь продлению пандемии и увеличению связанных с ней человеческих и экономических страданий. Чтобы избежать этого сценария, правительствам срочно необходимо принять политику интеграции — вовлечения людей в общественную жизнь.

Обнадеживает то, что некоторые уже делают это. На ранних стадиях пандемии в марте Португалия обеспечила своим трудящимся-мигрантам доступ к медицинскому обслуживанию и другим государственным услугам; Италия вскоре последовала ее примеру, хотя и в более ограниченном объеме. Кроме того, несколько стран прекратили или резко сократили содержание мигрантов под стражей, и 26 июня федеральный судья США приказал освободить детей-мигрантов, содержащихся вместе с родителями в трех федеральных центрах удержания под стражей.

Другие страны пошли еще дальше, признав, что мигранты и беженцы — это неиспользованный трудовой ресурс. Ирландия, Германия, Франция, Великобритания, Испания, Австралия, Колумбия, Чили и Аргентина ввели выдачу ускоренных разрешений для подготовленных медицинских работников, многие из которых являются беженцами, ожидающими решения о предоставлении убежища. Таиланд и Испания предлагают мигрантам полный доступ к медицинскому обслуживанию независимо от их иммиграционного статуса. И даже при президенте Дональде Трампе Министерство внутренней безопасности США выпустило документально не подтвержденные письма для иммигрантов, отмечая «критическую» роль мигрантов.

Инклюзивная политика, подобная этой, не только признает важнейшую роль мигрантов во время пандемии, но и закладывает основу для более быстрого и устойчивого экономического восстановления. В отличие от этого, Сингапур, который не включил трудящихся-мигрантов в свои меры ответа на пандемию, впоследствии пострадал от второй волны вируса.

Прекращение пандемии, скорее раньше, чем позже, потребует от политиков учиться на опыте собственных и других стран. Уже сейчас ясно, что правительства должны предпринять пять важных шагов.

Во-первых, легализовать мигрантов, хотя бы временно, что позволит им получить доступ к медицинскому обслуживанию, жилью, социальным услугам и чрезвычайной помощи, не опасаясь ареста, депортации или получения сумасшедших счетов. Директивные органы должны также уделять особое внимание потребностям женщин-мигрантов, которые сталкиваются с повышенным риском насилия во время локаутов и карантинов.

Во-вторых, органы общественного здравоохранения должны привлекать общины мигрантов к процессу отслеживания контактов, что будет иметь ключевое значение для борьбы с вирусом до тех пор, пока не появится эффективная вакцина. С этой целью индивидуальные медицинские данные должны быть защищены от иммиграционного контроля. 

В-третьих, правительства должны вновь открыть национальные границы для лиц, ищущих убежища, точно так же, как они это делают для туристов. Насилие, засухи, стихийные бедствия и перемещение населения не были приостановлены во время пандемии, поэтому 164 страны, принявшие защитные меры, преградившие доступ к убежищу, должны снять эти ограничения, как это сделала Уганда.

Четвертым приоритетом является обеспечение мигрантам справедливого доступа к вакцине covid-19, как только она станет доступной. Учитывая, сколько мигрантов выполняют важную работу для общества, их следует вакцинировать на ранней стадии, даже если они не имеют документов.

Наконец, правительства должны освободить мигрантов из-под стражи. Соответствующие учреждения являются рассадниками болезней, и, кроме того, возмутительно дороги: в США удержание обходится около 200 долларов в сутки, по сравнению с примерно 10 долларами для альтернативных вариантов.

Эти шаги должны быть не разовыми мерами, а знаменовать начало более глубоких структурных изменений в миграционной политике. Пандемия выявила не только жизненно важный вклад, который миллионы зарегистрированных и незарегистрированных мигрантов вносят в наши общины и нашу экономику, но и тот факт, что мы переживаем этот кризис вместе. Судьба наших обществ будет определяться тем, как мы обращаемся с наиболее маргинализованными слоями населения.

0 комментариев
Архив