Эдуард Полетаев: Героин – это афганская нефть
Эдуард Полетаев: Героин – это афганская нефть
1 месяц назад 889 spik.kz

Чего ждать республикам Центральной Азии от власти талибов в Афганистане. 

Приход к власти талибов в Афганистане вызывает тревогу во всем мире, но особенно это касается Центральной Азии, ряд стран которой граничит с неспокойным государством. Чем грозит режим талибов для региона и к чему нужно готовиться? На эти вопросы отвечает руководитель общественного фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев

– Эдуард, сегодня много разговоров о том, что талибы, придя к власти в Афганистане, начнут наступать на страны Центральной Азии. Насколько обоснованы эти утверждения, на ваш взгляд? 

– Думаю, что подобные утверждения можно отнести к алармизму.  Да, конечно, вся история взаимоотношений центрально-азиатского региона с Афганистаном полна столкновений различного рода, в том числе и военных. Известны случаи, допустим, когда несколько самолетов и вертолетов в Узбекистане были задержаны, которые с Афганистана пытались перебраться и т.д. Но, тем не менее, война не перекидывалась за пределы Афганистана, это если говорить о Центральной Азии. А, скажем, Иран, куда огромное количество беженцев, например, перебиралось и перебирается, в большей степени страдает от происходящего в Афганистане. 

Напомню, что еще во времена Советского Союза советско-афганская граница контролировалась весьма жестко и наследие этого остается и сейчас. 201-я российская дивизия в Таджикистане помогает охранять границу. В Узбекистане достаточно сильная пограничная группировка находится. Есть вопросы по Туркменистану, поскольку там открытой информации мало. 

И все же можно сказать, что котел афганский все-таки бурлит внутри себя и редко выплескивается на соседние страны. 

Поэтому бояться, мне кажется, того, что там происходит, надо, но не в том плане, что это все лавиной устремится в Центральную Азию. 

– И все же угрозы обоснованы? 

– Об этих угрозах говорят с самого начала независимости всех государств постсоветского пространства. И в ОДКБ, куда входят и Казахстан, Таджикистан с Кыргызстаном, афганское направление одним из основных считается. Проводятся учения, отрабатываются различные виды пресечения конфликтов на границе. Да и внутри самого Афганистана легитимность «Талибана» остается под вопросом. В России и в Казахстане «Талибан» до сих пор запрещенной организацией является. Не факт, что талибы закрепятся и смогут удержать власть. Сейчас все нестабильно. Поэтому как бы утверждать на сто процентов, что «Талибан» воцарился навсегда и уверенно, я бы не стал, потому что многое что может измениться еще. 

Конечно, нам надо всем быть настороже, поскольку ситуация непростая. Но излишних страхов тоже, мне кажется, не стоит нагонять. 

Провокации возможны 

– Эдуард, если талибы пойдут в наступление на Центральную Азию, это в первую очередь это коснется Таджикистана и Узбекистана. Вы упомянули об ОДКБ. То есть, ОДКБ сразу включится в процесс противостояния талибам? 

– Да. Согласно Уставу ОДКБ, если появляется угроза целостности и безопасности одного из государств-участников, то остальные страны должны помочь. Есть механизмы, прописанные, как это осуществляется. Тем более что силы быстрого реагирования существуют. Ключевые датчики военно-политические у ОДКБ в первую очередь в центрально-азиатском регионе находятся. Думаю, даже военный потенциал не совместим. Ну, что у талибов есть из оружия? Имеющегося арсенала хватало, допустим, для захвата власти в Афганистане в таких условиях, но для борьбы с постсоветскими республиками Центральной Азии это оружие вряд ли поможет. Это будет глупостью величайшей с их стороны двинуться в Центральную Азию. 

– Но сейчас много пишут о том, что американцы, уходя из Афганистана, оставили там вооружение, военную технику, оборудование. Разве талибы не могут это использовать? 

– Американцы оставили вооружение официальным войскам, которые это все побросали. Понятно, что оружие попадет в руки талибов. Но я говорю, что данная техника не слишком пригодна для ведения боевых действий со странами ОДКБ. Здесь совершенно другие условия. Если прогнозировать потенциальные конфликты, не факт, что это будет полномасштабное наступление. Может быть, случатся какие-то вылазки, провокации небольшого характера. Скажем, похожие на то, что происходило между Китаем и СССР на Жаланашколе или на Даманском. Вот такого рода провокации возможны. Причем их могут инспирировать какие-то третьи силы, чтобы дестабилизировать ситуацию в своих интересах. Это вероятно. Конечно же, и соответственно реагирование должно быть другое. То есть, тут никто не будет атомную бомбу бросать на Кабул. Как-то по-другому это все будет решаться, меньшими силами и средствами. 

У талибов сейчас существует понимание ситуации, из которой вытекает заинтересованность в том, чтобы закрепиться. Им нужна легитимность прихода их к власти. Если мы помним, когда они в первый раз приходили к власти, их признали только несколько стран. Если не ошибаюсь, Саудовская Аравия, Эмираты и Пакистан. И потому им важно сейчас наладить отношения со странами, сохранить торговлю, в том числе и с Казахстаном. Казахстан ведь четвертое по значимости для Афганистана государство. Почти 8 процентов экспорта из Казахстана идет – это в первую очередь мука и зерно. То есть, те же лепешки из чего делать? Талибы сегодня заинтересованы, чтобы показать свое «мягкое доброе лицо». Хотя оно постепенно может и оскал приобрести, но сейчас им гораздо важнее закрепиться, укрепиться и наладить отношения с прежними партнерами для сохранения тех нитей, которые Афганистан с внешним миром связывали, поскольку Афганистан всегда был разграничен разделительной территорией, и не самодостаточен, как государство, во многих аспектах. И он будет всегда зависеть в ближайшие годы от внешней помощи. Даже если там талибы закрепятся у власти, им все равно кто-то будет помогать, страны Ближнего Востока, например. 

– Эдуард, не могу не спросить о наркотрафике. Он идет и через страны Централной Азии. И вряд ли талибы будут терять этот путь получения денег, хотя и выступают против наркотиков. Ваш комментарий? 

– Насколько я понимаю, данный вопрос спорные оценки вызывает. Одни аналитики говорят, что «Талибан» будет стараться прикрыть производство героина. Но, поскольку это маржинальный доход, формально могут быть какие-то действия предприняты со стороны нынешней власти, а в реальности опийный мак останется одним из немногих сельскохозяйственных продуктов, которые приносят прибыль и которые можно выращивать в Афганистане. Все-таки надо понимать, что земли там очень мало в условиях горной местности, население почти 40 миллионов человек, и побороть эту проблему не получится. Везде в регионах мира, которые занимаются выращиванием наркосодержащей продукции, никакие спецоперации США не смогли ликвидировать плантации. То же самое, сколько было попыток в Афганистане каким-то образом сократить производство героина, а по факту получается, что оно не уменьшается совершенно. Я абсолютно не уверен в способности талибов каким-то образом этому противостоять. Тем более что героин – это афганская нефть, по сути дела, это их золотая жила, которую если они потеряют, то не на что жить будет. 

Почва для рекрутирования 

– Политологи говорят сегодня о том, что существует опасность рекрутирования в талибы казахов, поскольку и талибы, и казахи придерживаются ханафитского маззхаба. Обоснованы ли такие выводы? Против чего надо бороться и как противостоять идеологической пропаганде талибов, которая, несомненно, будет организована с помощью третьих лиц? 

– Казахстан давно озаботился этой проблематикой, еще с 90-х годов, когда наши студенты уезжали за рубеж на учебу и получали разномастное религиозное образование. Все это со временем обернулось в теракты 2012 года, потом участие в Сирии казахстанских представителей. И реакция на подобное есть. Создана специальная государственная программа противодействия экстремизму и терроризму. Работа ведется. Но отправлять проповедников и как-то распространять свои идеи талибы могут. Особенно в условиях, когда есть интернет, что гораздо легче и дешевле, и эффективнее. Опасность идеологической обработки имеется, поэтому нам надо серьезно озаботиться сейчас тем, как противостоять этому. 

Я думаю, что в ближайшее время, конечно, «Талибану» будет не до этого, но со временем такие идеи могут обрести реальность. И хотя от Казахстана до Афганистана 800 километров примерно, для продвижения идей в условиях интернета расстояния не имеют значения. То есть, здесь идеи «Талибана» могут проявиться, не обязательно на юге Казахстана. Проповедники и поклонники могут объявиться и на западе, и на севере, и в Российской Федерации, в разных регионах такое может случиться. 

Здесь опасность есть, конечно же. Долгое время внимания на идеологические призывы внимания не обращали. В интернете в свободном доступе были и документальные ролики, и проповеди, и специальная литература. Сейчас нужно обратить внимание на идеологическую составляющую движения «Талибан», пока она чётко не проявилась здесь. Нужно понять, как талибы начнут себя позиционировать, насколько им это интересно и необходимо – увеличивать количество зарубежных сторонников. Я думаю, со временем это проявится, это вопрос легитимности «Талибана», и, конечно же, чем больше сторонников вне Афганистана у них будет, тем легче им какие-то им вопросы ставить и поднимать будет.

 

0 комментариев
Архив