Чего ждать Ближнему Востоку от президента Джо Байдена?
Чего ждать Ближнему Востоку от президента Джо Байдена?
1 месяц назад 213 golosislama.com

Президент США Дональд Трамп не только отказался от старых обязательств США и давнего консенсуса двух основных партий во внешней политике относительно роли Америки в мире - он также свел внешнюю политику США к личным сделкам.

Таким образом, в случае своего избрания кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден может восстановить мосты с врагами Америки и занять сдержанную позицию по отношению к ним. Решающим фактором здесь являются доверие и авторитет - две неприкосновенные черты дипломатии в международных отношениях.

Многие ожидают, что у Байдена будет совершенно иной подход к внешней политике, чем у Трампа. Но эти большие ожидания могут оказаться слишком оптимистичными, и не обязательно, что Байден существенно изменит всю политику и «достижения» Трампа.

На самом деле, как пишет Стаса Салаканин на страницах The New Arab, несмотря на обещания повысить роль профессиональных дипломатов из Госдепартамента и Госсекретаря, некоторые аналитики считают, что кардинальных изменений во внешней политике США на Ближнем Востоке вполне может и не быть.

Интернационализм, а не интервенционизм

В беседе с The New Arab Дэвид Леш, профессор истории Ближнего Востока в Университете Тринити в Техасе, говорит, что любая будущая администрация Байдена не захочет поначалу тратить большой политический капитал на участие в потенциальном хаосе на Ближнем Востоке.

По словам Леша, Байден, как и его бывший босс Барак Обама, попытается повернуться к Китаю и Восточной Азии, а не к Ближнему Востоку. «Это не значит, что он будет игнорировать Ближний Восток, но он сначала захочет сохранить статус-кво и не будет участвовать в каких-либо дальнейших военных авантюрах в регионе», - добавил он.

Хотя Байден несколько раз заявлял, что он восстановит лидерство Америки в мире, многие аналитики считают, что это не обязательно подразумевает более интервенционистский подход и использование военной силы.

По словам Бернда Каусслера, профессора политологии Университета Джеймса Мэдисона, хотя Обама считался «королем дронов», он надеется, что Байден не будет слишком сильно полагаться на использование БПЛА в регионе, несмотря на то, что это ему может стоить нескольких политических очков внутри страны.

Вместо этого Каусслер прогнозирует, что Байден будет очень осторожен при вводе любых американских войск в Сирию или Ирак и, безусловно, будет держаться подальше от войны в Йемене. Вместо интервенционизма мы можем увидеть более интернационалистскую внешнюю политику. «Прошли времена американского изоляционизма при Трампе», - добавил Каусслер.

Перезапуск отношений с Саудовской Аравией

Тем не менее, наибольшая перемена может произойти в позиции США по отношению к Саудовской Аравии, которую Байден назвал «государством-изгоем». Во время своей кампании он подверг резкой критике власти Саудовской Аравии и даже выразил поддержку саудовским диссидентам. Более того, прямо упомянув наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана и связав его с жестоким убийством журналиста Джамаля Хашакджи, он направил мощный сигнал Эр-Рияду.

«Саудовские оперативники, которые, как сообщается, действовали по указанию наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана, убили и расчленили саудовского диссидента, журналиста и жителя США Джамаля Хашакджи», - сказал Байден, пообещав пересмотреть отношения США с Саудовской Аравией.

По словам Каусслера, весь эпизод с убийством Хашакджи является позорной главой в дипломатической истории США. «Именно Трамп активно участвовал в саудовском сокрытии, до такой степени, что он игнорировал данные американской разведки, а также данные турецкой разведки. Трамп принял саудовскую версию того, что произошло и кто был виноват. Почти все международные отношения при Трампе свелись к личным сделкам и отношениям".

Каусслер считает, что для Байдена нажать кнопку перезагрузки с Саудовской Аравией — то есть, заставить Эр-Рияд прекратить войну в Йемене и игнорировать призывы Саудовской Аравии к большей конфронтации по отношению к Ирану — может стать вполне легкой переменой во внешней политике. Даже если демократы не получат большинства в Сенате, большинству умеренных республиканцев будет нетрудно быть более осторожными в отношении поведения Саудовской Аравии в регионе и оказывать большее давление, в частности, на наследного принца.

Но перезагрузка отношений с Эр-Риядом не обязательно означает, что США просто откажутся от своего самого важного клиента на рынке вооружений, и Каусслер считает, что, если Байден возобновит переговоры с Ираном, это будет сопровождаться передачей американской военной техники Эр-Рияду, чтобы попытаться унять беспокойство Саудовской Аравии по поводу ослабления напряженности в отношениях с Тегераном.

Полагая, что Байден займет более мягкую позицию по Ирану и прекратит поддержку интервенции в Йемене под руководством Саудовской Аравии, его победа в ноябре не будет приветствоваться некоторыми лидерами арабского мира, включая «любимого диктатора Трампа» Абдель-Фаттаха ас-Сиси из Египет. Более того, мягкая позиция в отношении Ирана, наряду с обещанием положить конец бесконечным войнам в регионе, также подразумевает давно рассматриваемую стратегию США по сокращению традиционных обязательств Америки, что беспокоит страны Персидского залива.

(Не) четкая позиция по Ирану

Однако величайшей загадкой остается будущая позиция Байдена по Ирану. Хотя он пообещал вернуть Вашингтон к ядерной сделке с Ираном, если сам Тегеран вернется к полному соблюдению условий соглашения, кандидат от Демократической партии в сентябре впервые представил более исчерпывающий взгляд в статье, опубликованной CNN под заголовком «Есть более разумный способ действовать жестко. Иран».

Удивительно, но его взгляды были в некотором роде совместимы со взглядами республиканских ястребов, поскольку он также рассматривает Иран как злоумышленника, на которого следует оказывать давление, косвенно сигнализируя о том, что он не возражает против основных целей кампании максимального давления Трампа.

Однако, по мнению Каусслера, это может быть предвыборным маневром Байдена. Поскольку американские избиратели в первую очередь сосредоточены на пандемии Covid-19 и восстановлении экономики, Байден стремится привлечь умеренных республиканцев к голосованию за демократа впервые в своей жизни. Поэтому он относительно спокойно относится к вопросам, которые являются более поляризующими, и представляет себя кандидатом, который объединит Америку после четырех лет правления Трампа.

«Байдену нужно вести себя в отношении Ирана гораздо более конфронтационно, чем он может окзаться в конечном итоге», - говорит Каусслер, который подозревает, что Байден будет пересматривать сделку с Ираном или просто повторно возьмет на себя обязательства США по СВПД. «Как только он это сделает, некоторые республиканские ястребы могут пожалеть о своей поддержке и, возможно, обвинить его в умиротворении Ирана», - добавил Каусслер.

Тем не менее, по словам Каусслера, с возвращением реалистического прагматизма в отношения, Иран может стать для Байдена легким внешнеполитическим успехом. «Возможно, нам придется увидеть что-то более существенное, чем просто новое ядерное соглашение, возможно, своего рода пакт о ненападении, возможно, даже путь к возобновлению двусторонних отношений».

Без изменений по Израилю и Палестине

Наконец, ожидания относительно израильско-палестинского конфликта гораздо более предсказуемы. Бывший вице-президент, объявляющий сам себя сионистом, вряд ли отменит признание Трампом Иерусалима столицей Израиля или переместит посольство США из Иерусалима в Тель-Авив. Однако он отвергает аннексию Израилем Западного берега. Поэтому, по словам Каусслера, Байден не будет слишком критично относиться к Израилю, а скорее будет придерживаться своей кампании шаблонного «решения о двух государствах» и поддержки Тель-Авива.

Что касается реальных проблем в конфликте, он уже выразил поддержку сохранению посольства США в Иерусалиме, хотя он вполне может оставить большинство сотрудников и операций в Тель-Авиве. С другой стороны, Каусслер говорит, что Байден может изменить политику Трампа в отношении оккупированных Голанских высот и будет выступать против любой аннексии Израилем Западного берега.

Вопрос, конечно, в том, как Байден накажет израильское правительство, если оно пойдет дальше. Более того, за последние четыре года правления Трампа и нынешнего израильского руководства Палестине стало невероятно сложно добиться государственности. Тем не менее, Байден, возможно, не потратит на это слишком много политического капитала в свой первый срок - судя по всему, он в любом случае стремится только к одному сроку.

«Если Байден захочет возродить первоначальные параметры ядерной сделки в сочетании с принятием более честных и прямых отношений с Израилем и Саудовской Аравией, это может замедлить или даже обратить вспять процесс так называемого Авраамического соглашения», - сказал Леш. Байден может также увидеть некоторую ценность в продолжении процесса нормализации отношений между Израилем и другими арабскими государствами, что, вероятно, будет означать сохранение статус-кво в отношении ядерной сделки с Ираном.

Однако Байдену также понадобится успех во внешней политике, и Каусслер считает выгодную сделку с Ираном наиболее осуществимой для Байдена.

"Если она будет выполнена с дипломатическим мастерством и подкреплена новой напористостью американской внешней политики и глобальным лидерством, он мог бы связать своего рода соглашение с Ираном и заверения Саудовской Аравии в поддержке безопасности Эр-Рияда (таким образом, убедив саудовцев закончить войну в Йемене) и, возможно, даже окажет умеренное давление на израильтян, чтобы они выполнили прошлые обязательства перед палестинцами».

0 комментариев
Архив