Разные: "Талибан" и Турция
Разные: "Талибан" и Турция
2 месяца назад 1404 golosislama.com lenta.ru

Противоречия движения "Талибан"* и Турции из-за присутствия турецкого контингента в кабульском аэропорту стали одной из тем обсуждения в мусульманской среде.

Как их правильно воспринимать?

Прежде всего без иллюзий. В этой истории нет такого, что одна из сторон представляет чистый исламский проект, а другая служит антиисламским силам. Как бы обратное ни пытались представить фанаты одной из сторон, скорее тут имеет место конфликт национальных и геополитических интересов.

Мы далеки от демонизации "Талибана", которую осуществляют исламофобские СМИ. Как бы кто к ним ни относился, талибы себя проявили как сила, с которой придется считаться любому, кто будет иметь дело с Афганистаном. Сила, представляющая значительную часть афганского народа, прежде всего пуштунов, но не только их, и его понимание Ислама, вдохновлявшего их на борьбу за свободу этой страны от иностранных захватчиков. И когда указывают на какие-то действия талибов, которые могут отталкивать или возмущать, надо, во-первых, помнить, что они осуществляются в условиях войны и анархии, а во-вторых, иметь в виду, что нам никогда не показывают, что совершают противники талибов или что творилось и творится под их властью, чтобы сопоставить неприглядные явления с обеих сторон.

С другой стороны, нет смысла и идеализировать "Талибан".

И не только потому, что он сам, а с ним и весь Афганистан почти два десятилетия разгребают последствия его политики конца прошлого - начала нынешнего века, обернувшейся разгромом его государства американцами. Да, несмотря на то, что талибы, уйдя в партизаны, сумели выстоять и победить американцев в войне за Афганистан, государство, которое у них было, было разгромлено и потеряно на двадцать лет, и страна за эту войну заплатила огромную цену.

Но прошлого не изменишь и не вернешь, и как бы то ни было, ко дню сегодняшнему "Талибан" продемонстрировал себя как сила, способная контролировать большую часть Афганистана, что было бы невозможно, не имей он поддержки афганского народа. И, похоже, что заплатив за последнюю войну огромную цену, на этот раз талибы собираются в первую очередь сосредоточиться на внутриафганских делах и избегать того, что могло бы снова привести к внешнему вмешательству, разгрому их государства и их уходу в партизаны.

Однако именно поэтому, если это так, они будут действовать не как центр глобального исламского проекта, которым их хотят видеть некоторые, а как национальная власть мусульманского афганского народа. Напомним, что талибы уже посетили Россию и Иран, заверив их руководство в том, что им от них не исходит никакой опасности, и приветствовали готовность Китая участвовать в восстановлении Афганистана, заявив, что не будут поддерживать "уйгурских сепаратистов", с которыми борется Пекин. Так что, когда говорят о том, что Турция может вести свою игру в Афганистане в качестве члена НАТО и совместно с Западом, возможно, это так, вот только талибы в недалеком будущем могут стать союзником Китая, как и стратегически важный для них Пакистан.

Другое дело, что именно как сила, претендующая быть национальной властью всего Афганистана, талибы считают себя вправе требовать от турецких военных покинуть его территорию, считая их в противном случае оккупантами. Однако тут есть важный момент - хотя к талибам уже активно присматриваются в качестве возможной новой легитимной власти Афганистана, пока никто их в этом качестве не признал. И соответственно, пока действует тот договор с нынешней афганской властью, на основании которого турецкие военные находятся в Афганистане.

Еще один момент, связанный с формированием новой афганской власти и ее признанием в мире, в частности, Турцией - это учет интересов тюркских народов и регионов Афганистана. И не только Турция, но и тот же Узбекистан едва ли захотят положиться на заверения общего характера со стороны талибов о том, что они гарантируют безопасность и права всех граждан Афганистана без различия национальности. Скорее всего условием признания новой афганской власти со стороны Турции и соседних тюркских государств станет представительство в ней тюркских народов и регионов страны и гарантирование им определенной автономии. И если этого сделано не будет, не факт, что Турция, которая не признает законной властью Сирии режим Асада или законной властью Ливии Хафтара, признает в таком качестве для Афганистана "Талибан". 

Но будем надеяться, что обеим сторонам хватит здравого смысла урегулировать все эти вопросы и придти к консенсусу. И это потребует не только от Турции признать новую реальность, но и от талибов проявить здравомыслие и продемонстрировать, что они усвоили предыдущие уроки истории.  

* - запрещено в Казахстане

Эксперт предсказал приток китайских инструкторов в страны Центральной Азии

Из-за обострения ситуации в Афганистане власти Китая могут направить своих военных советников и инструкторов в страны Центральной Азии — это нужно для защиты китайских экономических проектов. С таким мнением выступил профессор Школы востоковедения НИУ ВШЭ, врио директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов в разговоре с NEWS.ru.

По мнению эксперта, приток китайских инструкторов — это максимум, чего можно ожидать от Пекина. Даже в условиях накалившейся обстановки ждать большего не стоит. «Не думаю, что Китай будет вмешиваться, потому что это приведет к конфликтной ситуации вокруг КНР, а не вокруг Афганистана», — предсказал Маслов.

Он добавил, что Пекин хочет занять некоторые позиции в области гуманитарной помощи и инфраструктурных проектов в Афганистане. Этого можно добиться на фоне вывода американских войск из страны, однако такие действия — исключительно «коммерческая модель» поведения.

В начале июля источник газеты Financial Times заявил, что Китай может начать сотрудничать с талибами, чтобы не допустить начала гражданской войны в Афганистане. Стабильность в стране важна с экономической точки зрения: Пекин хочет защитить свои экономические проекты. В обмен китайская сторона просит, чтобы «Талибан» (запрещенная в России террористическая организация) прекратил помогать уйгурским радикальным движениям — в том числе «Исламскому движению Восточного Туркестана» (террористическая организация китайских уйгуров).

В Турции обосновали невозможность признания Крыма российским

Какое бы правительство ни пришло к власти в Турции, оно не сможет признать, что Крым является частью России. Об этом в беседе с «Лентой.ру» заявил профессор Салих Йылмаз, преподаватель Анкарского университета имени Йылдырыма Беязыта и руководитель Института русских исследований Анкары.

Йылмаз обосновал невозможность подобного политического шага тем, что в Турции проживает довольно много крымских татар, поэтому признание Крыма российским может негативно сказаться на шансах президента и его партии на выборах.

Эксперт также подчеркнул, что ситуация вокруг Крыма и вокруг Турецкой Республики Северного Кипра сильно отличаются друг от друга и сравнивать их некорректно. «Ситуация могла бы быть иной, если бы Крым объявил свою независимость от Украины, но продолжил бы существовать отдельно от России», — заявил Йылмаз.

Ранее профессор университета Малтепе в Стамбуле Хасан Унал заявил в беседе с «Лентой.ру», что Турция и Россия могут заключить сделку по Крыму в обмен на признание Москвой Северного Кипра в качестве независимого государства. По его словам, объединенный Кипр может стать членом НАТО, что противоречит интересам России. В Кремле, комментируя эту инициативу, заявили, что российские регионы, в том числе Крым, никогда не будут темой для сделок.

Какой урок преподнесет Тунис?

Происходящие в Тунисе события, снова ставят перед политически мыслящими мусульманами вопрос, который возникал уже не раз - о политике происламских сил, действующих в рамках системы, которая декларирует свое демократическое устройство. Вопрос этот непрост, и вот почему.

Все достаточно ясно с тем, что не только для туземных держателей "демократической франшизы", но и для ее мировых распорядителей, любая сила с минимальным намеком на исламскую повестку, будет чужой, как бы она ни декларировала свою приверженность принципам демократии и светского государства. Это мы наблюдали в 2016 году, когда попытке вооруженного смещения демократически избранной власти Турции, пытавшейся (безуспешно) привести свою страну в ЕС, громче всех аплодировали именно те, кто называют себя демократами и либералами. Это мы видели и раньше, когда такие же люди так же вели себя во время переворотов в Египте, Алжире, других местах. Иллюзий на этот счет быть не должно и нет, и не раз писалось и говорилось о том, почему это происходит...

Сложнее с тем, какие выводы из этого делать. Категорический вывод и подход ряда исламских групп, заключающийся в том, что не нужно тогда даже и пытаться "играть по их правилам", а надо вместо этого "устанавливать Шариат", столь же понятен, сколь и недееспособен во многих случаях. Это можно было наблюдать как в Алжире, где такой вывод из произошедшего переворота привел лишь к укреплению хунты и не только разгрому, но и полной дискредитации происламских сил на годы вперед. Это можно было наблюдать и в Сирии, где отмежевание сторонников "чистого исламского знамени" от "тагутов демократии и национализма" сперва привело к разобщению сил суннитского восстания, а потом и к перехвату этого "чистого знамени" наиболее деструктивными силами, не только потерпевшими поражение, но и дискредитировавшими его. Из обратных примеров только Афганистан, но еще Абу Мусауи ас-Сури объяснил, почему эта страна стоит особняком в истории партизанских движений (ландшафт, народ, расположение и т.д.).

Пример Туниса в этом смысле был интересен как промежуточный между двумя полюсами исламской демократической политики - неуспешного примера Египта и успешного (по состоянию на нынешний день) примера Турции. В первом случае демократически избранный президент Мохаммад Мурси был просто силой отстранен от власти и фактически убит в тюрьме через 2 года после его победы на выборах. Во втором случае выигравшему сперва парламентские выборы после предшествовавших этому запретов и арестов Реджепу Тайипу Эрдогану удалось, филигранно вступая в различные ситуационные коалиции, обезвреживать одних своих противников за другими, что и позволило ему в 2016 году успешно пресечь попытку провести в Турции египетский сценарий. 

Тунисская происламская партия "Ан Нахда" выбрала средний вариант. Будучи одной из ведущих сил антидиктаторской революции и имея в принципе шансы бороться за верховенство во власти в 2011 году, как это сделали их коллеги в Египте, она предпочла более умеренный вариант коалиционного формирования власти, согласившись на должность премьер-министра и уступив должность президента своим светским союзникам. В 2014 году, через год после переворота в Египте, столкнувшись с падением популярности из-за политики своего правительства, она предпочла не цепляться за власть, рискуя всем, а уйти в оппозицию по итогам выборов.

В оппозиции "Ан-Нахда" напротив укрепила свои позиции, воспользовавшись непопулярностью политики своих оппонентов, хорошо подготовилась к выборам и победила на них в 2019 году, после чего ее лидер Рашид Ганнуши стал спикером парламента.

Казалось бы, этот пример демонстрировал преимущества политической гибкости в игре по правилам демократической системы на фоне даже Египта, уже не говоря о Сирии. Но теперь спустя десятилетие мы видим попытку реализовать в Тунисе египетский сценарий, перечеркнув плоды и этой гибкости, и развития страны по тому пути, которого, казалось бы, от нее хочет "цивилизованный мир".

Как поведет себя в такой ситуации этот "цивилизованный мир" и в этот раз? Неудивительно, что в своем вчерашнем комментарии российский МИД заявил, что диктаторствующий президент Каис Саид, распустив парламент, "действовал в соответствии со своими конституционными поломочиями". Ведь все уже привыкли к тому, что в Исламском мире Кремль наиболее откровенно поддерживает все диктаторские антиисламские режимы. Евросоюз на этом фоне хотя бы призвал к возобновлению деятельности парламента, прекращать которую у президента, конечно, нет никаких полномочий, и урегулированию кризиса на основе переговоров. Осудила антидемократические действия, призвав вернуться в демократическое поле и Анкара.

Дальше все будет зависеть от того, как будут развиваться события в самом Тунисе. Каждая из сторон сделала свой шаг - диктатор-президент объявил о прекращении действия парламента, а "Нахда" и парламент отказались это признать, призвав к сопротивлению. В открытые столкновения это пока не переросло, но это не значит, что их не будет. Ведь по законам жанра завязанные в такой узел противоречия как то должны разрешиться, и узел будет или развязан переговорами, или разрублен силой. И в последнем случае вариантов развития события может быть три: 1) египетский, когда хунта побеждает и устанавливает диктатуру, 2) турецкий, когда хунта проигрывает и обезвреживается, 3) сирийский, когда начинается гражданская война.

В такой ситуации тунисскому народу можно пожелать именно турецкого сценария или - в крайнем случае - переговорного разрешения кризиса. В свою очередь, если говорить о Турции, то не только ее пример может повлиять на Тунис, но и наоборот. В частности, в предверие будущих выборов и в условиях падения популярности правящих происламских сил среди турецких избирателей, многие указывали им на Тунис как на положительный пример того, что проиграв выборы, можно прости уйти в оппозицию, не опасаясь за свое будущее. Однако организаторы и спонсоры тунисского переворота словно пытаются убедить турецкую правящую партию в обратном - в мусульманском мире, если ты мирно уходишь, то тебя добивают...

Тунисский кризис: "конституционный переворот" продолжается

Тунис еще больше погрузился в политическую неопределенность после того, как президент Кайс Сайед уволил новых должностных лиц, всего через несколько дней после того, как он уволил премьер-министра, «заморозил» парламент и взял на себя исполнительную власть.

После приостановления работы парламента и увольнения премьер-министра Хишама Машиши в воскресенье и увольнения министров обороны и юстиции днем позже Сайед уволил еще нескольких высокопоставленных чиновников поздно вечером во вторник.

63-летний президент, бывший преподаватель права и политический новичок, одержавший убедительную победу на президентских выборах 2019 года, издал указы об увольнении большого списка высокопоставленных государственных чиновников, включая главного прокурора армии.

В среду он уволил генерального директора национального телеканала «Ватания».

Кроме того, он снял депутатский иммунитет с законодателей и взял на себя судебные полномочия. Он также приказал провести расследование в отношении трех политических партий, подозреваемых в получении иностранных средств перед выборами в 2019 году.

Ключевые группы гражданского общества в совместном заявлении предостерегли от любого незаконного продления 30-дневного приостановления работы парламента и потребовали установить сроки для политических действий.

Между тем Сайед заявил, что из страны различными способами было вывезено около 5 миллиардов долларов.

Он говорит, что у него есть список из нескольких сотен человек, обвиняемых в разграблении богатства страны - в основном это политики и члены парламента, чью неприкосновенность он снял в воскресенье вечером.

Сайед заявил, что Тунис не является страной-нищенкой и заслуживает лучшего будущего.

По мнению наблюдателей слова президента кажутся попыткой «успокоить тех, кто может сомневаться в крайних мерах», которые он принял за последние несколько дней.

Президент заявил, что его действия оправданы конституцией, которая позволяет главе государства принимать неуказанные исключительные меры в случае «неминуемой угрозы».

Помимо политических потрясений, североафриканская страна сталкивается с серьезным экономическим кризисом, в том числе резким ростом инфляции и высоким уровнем безработицы, а также резким ростом числа случаев заражения COVID-19.

Напомним, что партия Ан-Нахда, которая была самой крупной фракцией в коалиционном правительстве, назвала захват власти «государственным переворотом», в то время как США, ЕС и другие державы выразили серьезную озабоченность.

Усиливая напряженность, прокуратура Туниса объявила в среду, что судебные органы начали расследование утверждений о незаконном финансировании «Нахды» и двух других политических партий в преддверии выборов 2019 года.

Пострадавшие от Пекина китайские компании получили удар в США

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) прекратила обработку заявок на проведение первоначальных публичных предложений (IPO) и другие продажи ценных бумаг китайских компаний на время подготовки руководства по раскрытию информации о рисках ужесточения регулирования. Об этом пишет Reuters со ссылкой на осведомленные источники.

27 июля в руководстве SEC заявляли, что компании из Китая на американских биржах должны будут в рамках предоставления регулярной отчетности сообщать инвесторам про риски, связанные с вмешательством официального Пекина в их работу. Теперь комиссия попросила бизнес не подавать никаких заявок, пока она не предоставит конкретных указаний по поводу того, как именно необходимо будет раскрывать эту информацию, сообщили источники. Период действия ограничений пока не известен, пресс-секретарь SEC не предоставил оперативного комментария.

По данным Refinitiv, представленные на биржах в США китайские предприятия с начала года привлекли рекордную сумму в 12,8 миллиарда долларов. Нынешний удар SEC, усложняющий китайскому бизнесу путь к деньгам инвесторов, нанесен на фоне атаки Пекина на собственные компании. Они уже серьезно пострадали от ужесточения регулирования, которое в конце июля спровоцировало серьезную распродажу акций на биржах в материковом Китае и Гонконге.

Пекин ведет атаку на собственный бизнес в течение последних месяцев, а последним эпизодом в кампании по усилению давления стали намерения серьезно осложнить работу компаний образовательного сектора и помешать им получать финансирование. Развитие ситуации, помимо прочего, привело и к ослаблению курса китайской валюты. После этого Китай попытался успокоить инвесторов с вливанием дополнительной ликвидности в финансовую систему.

0 комментариев
Архив