Парадоксы бангладешского чуда
Парадоксы бангладешского чуда
1 месяц назад 238 forbes.kz

НЬЮ-ДЕЛИ – Периодически опустошаемый стихийными бедствиями, долгое время зависящий от иностранной помощи и денежных переводов, а также постоянный источник беженцев и эмигрантов, Бангладеш когда-то был «корзиной страданий», как выразился Зия Хайдер Рахман в своем великом дебютном романе «В свете того, что мы знаем» (In the Light of What We Know). Но быстрое развитие превратило Бангладеш к 50-му году его независимости в настоящее чудо на Мегхне.

Среди достижений страны – значительное повышение среднего уровня жизни граждан. Согласно самым свежим данным Международного валютного фонда, ВВП Бангладеш на душу населения (измеренный в терминах паритета покупательной способности) составлял примерно половину ВВП Пакистана в 1987 году и две трети ВВП Индии еще в 2007 году. Но в 2020 году Бангладеш превзошел Пакистан и догоняет Индию, отчасти благодаря тому, что вошел в топ ведущих экспортеров текстиля и одежды, уступая только Китаю и Вьетнаму.

Еще более примечальны улучшения социальных индикаторов, таких как ожидаемая продолжительность жизни, младенческая и материнская смертность, фертильность и участие женщин в качестве рабочей силы. И, что не менее важно, Бангладеш удается удерживать демократическое равновесие – его армия остается в казармах.

Но помимо этих показателей опыт Бангладеш отличается двумя особенностями, которые еще предстоит полностью оценить с точки зрения более широкой перспективы развития. Первая касается формирования государства и его возможностей. Определяющей характеристикой современного государства является монополия на законное насилие, законное вымогательство (а именно налогообложение) и предоставление основных услуг. Вторая монополия служит целям третьей, и даже когда государство не предоставляет услуги напрямую, оно диктует условия.

Однако в Бангладеш государство добровольно уступило монополию на предоставление услуг негосударственному сектору. Комитет развития сельских районов Бангладеш и ряд других ныне известных неправительственных организаций (НПО) сыграли важную роль в обеспечении услуг здравоохранения, школьного образования и финансовых услуг, а также в проведении кампаний общественного здравоохранения по предоставлению пероральной регидратационной терапии и иммунизации. Несмотря на всеобъемлющее присутствие в этих сферах сектора НПО, руководители Бангладеш не воспринимают его деятельность как узурпацию государственной власти.

Таким образом, Бангладеш представляет собой интереснейший пример для исследования в области политической экономии. Обычно демократические государства стремятся заручиться поддержкой населения, предоставляя услуги, в которых нуждаются граждане. Большинство из них не желают отказываться от этой функции, чтобы не потерять власть и легитимность (не говоря уже о возможностях извлечения выгоды и коррупции). Чем более эффективными становятся негосударственные субъекты в предоставлении услуг, тем, как правило, большую опасность ощущают власти страны. Но Бангладеш избежал этой тенденции.

Отчасти это объясняется тем, что в первые годы своего существования государство было настолько бедным и с таким низким уровнем работоспособности, что оказание государственных услуг было затруднено, и образовался вакуум, который могли заполнить другие субъекты. Те, кто воспользовались этой возможностью, получили доступ к обширным потокам поступления зарубежной помощи, которая в среднем составляла («чистыми») 5% ВВП за 25 лет до начала ХХI века.

Но есть и более глубокие факторы. Если учесть, что Бангладеш имеет относительно низкое соотношение налогов к ВВП, менее 10%, можно сделать вывод, что государство в неявной форме решило отказаться от своей монополии на предоставление услуг, чтобы избежать более дорогостоящей с политической точки зрения монополии на налогообложение. В итоге, в то время как Пакистан выглядит недееспособным государством, а Индия – «страной с плачевным состоянием дел», Бангладеш превращается в более эффективную (хоть и молодую) страну, чем его южноазиатские соседи.

Другой отличительной чертой развития Бангладеш является экспорт. Тот факт, что его успех в производстве, в свою очередь, способствовал более широкому образованию и расширению возможностей для бангладешских женщин, был хорошо документирован экономистами Рейчел Хит и А. Мушфиком Мобараком. Роль парадокса, обычно играющего ведущую роль в успехке экспорта, здесь не преувеличена.

Как показало мое совместное исследование с Рагурамом Г. Раджаном из Чикагского университета, исторически сложилось так, что роль экспортных секторов в развивающихся странах, получивших значительную помощь, была относительно незначительной, что свидетельствует о действии «проклятия помощи» (варианта «проклятия природных ресурсов»). Иностранная помощь, равно как и изобилие нефти и газа, как правило, делает реальный обменный курс слишком сильным, что лишает экспортные сектора конкурентоспособности. Но Бангладеш снова нарушил эту тенденцию.

Помимо удачи и случайности, к дополнительным факторам, которые, возможно, способствовали экспортному успеху Бангладеш, относятся изобилие рабочей силы, которая удерживала заработную плату в долларах на достаточно низком уровне, чтобы компенсировать слишком высокий обменный курс, поддерживаемый иностранной помощью и денежными переводами, и преференциальный торговый доступ на иностранные рынки, сначала в соответствии с Соглашением по текстилю (до его отмены), а затем в рамках программ, установленных США и ЕС.

Если заглянуть в будущее, то очевидно, что Бангладеш, лежащий в низменных землях, сталкивается с серьезной проблемой изменения климата, но его способность выдерживать экономические преобразования будет зависеть от того, как будут развиваться эти две отличительные особенности. Если негосударственные субъекты начнут участвовать в принятии политических решений, они могут нарушить текущее равновесие, что побудит государство вновь присвоить себе монополию на предоставление услуг. Если бы это произошло, государству почти наверняка пришлось бы увеличить налоги, чтобы показать, что оно может быть таким же эффективным, как и НПО.

Точно так же экспортная конкурентоспособность Бангладеш может быть подорвана повышением заработной платы, применением повышающих издержек трудовых норм и правил и утратой преференциального экспортного доступа на богатые рынки.

Бангладеш вышел из состава Индии в 1947 году по религиозным мотивам, а затем отделился от Пакистана в 1971 году по языковым и культурным причинам. На протяжении десятилетий как Индия, так и Пакистан смотрели на страну сверху вниз. Теперь все изменилось. Дважды разделенный, Бангладеш стал примером блестящего развития и преподает уроки преодоления трудностей странам, от которых был рожден.

© Project Syndicate 1995-2021 

0 комментариев
Архив