Al Araby (Великобритания): что ждет Иран после выборов?
Al Araby (Великобритания): что ждет Иран после выборов?
1 месяц назад 151 inosmi.ru Джамана Фарахат (جمانة فرحات). REUTERS, Majid Asgaripour/WANA (West Asia News Agency) via REUTERS

Многие эксперты считают, что в Иране происходят «выборы без выборы», так как победа заранее была гарантирована консерватору Ибрагиму Раиси. Главный вопрос: что будет после выборов, и почему выбор пал именно на главу судебной власти Исламской Республики? Ведь, по многим оценкам, это самый слабый претендент на этот пост.

Несколько дней назад иранский лидер-реформатор Мустафа Таджзаде в интервью газете Al Arabi Al Jadeed назвал происходящее в Иране переворотом в избирательном процессе, и это не преувеличение. По мере приближения установленной даты выборов все стало очевидным — было принято четкое решение перевернуть страницу относительно всего, что связано с «реформистами» и «умеренными». Дело в том, что следующий этап будет иметь отношение исключительно к консерваторам. Более того, конкуренция между ними не допускается, поскольку сделать выбор должен только верховный лидер. Так, первым шагом на пути к достижению данной цели было исключение лишних кандидатов Советом стражей конституции. В результате победа была гарантирована Ибрагиму Раиси. Следующий этап — фиктивная предвыборная борьба, продлившаяся до среды, всего за два дня до установленной даты, после чего последовали давление и отказ кандидатов от участия, так что победа Раиси была предрешена. По мнению многих экспертов, практически не было необходимости открывать участки для голосования, поскольку результаты выборов были предопределены.

Наиболее важным шагом, с точки зрения режима, было выступление верховного лидера Ирана Али Хаменеи в тот же день, всего за несколько часов до «тишины» на избирательных участках. Он пытался расшевелить иранцев, утверждая, что ограниченное участие в голосовании «усилит давление врагов». На фоне видимости конкуренции иранской режим опасается электорального сопротивления, хотя публично этого не признает. Разумеется, он хорошо понимает, что речь Хаменеи ничего не изменит в поведении иранцев, решивших бойкотировать голосование, но слова лидера о необходимости запугать врагов, безусловно, окажут влияние, хотя и относительное, на социальную базу режима. Как известно, последняя проявляла слабое участие, когда победил кандидат Хаменеи и избирательный процесс закончился, не успев начаться.

Для иранских властей самый важный вопрос звучит так: что будет после выборов? То, что официальные лица не сказали публично, они наверняка обсуждают между собой, и речь идет об опасениях по поводу слабости победившего кандидата, которая будет иметь последствия, если явка избирателей будет ниже по сравнению с предыдущими президентскими выборами. Они понимают, что последствия будут как внешнеполитического, так и внутриполитического характера. 

Иран ведет серьезные переговоры по своему ядерному досье и другим вопросам в Вене, судьба которых будет зависеть от планов консерваторов на следующем этапе. Этим объясняется настойчивое стремление режима привести Раиси на пост президента. Тем самым он планирует положить конец любой, пусть даже относительной дифференциации, между тем, чего хочет лидер и улица, с одной стороны, и иранское правительство вместе с дипломатами, с другой, как это произошло на примере президентства Хасана Рухани и работы Мухаммада Джавада Зарифа на посту главы Министерства иностранных дел. Это особенно актуально после просочившегося в сеть разговора министра о главенствующей роли Касема Сулеймани и Корпуса стражей исламской революции на иранской политической сцене. Трудно оценить шансы на достижение соглашения в эпоху Раиси, и иранские официальные лица хорошо понимают: если заключить сделку не удастся и, как следствие, отмены санкций не произойдет, это будет иметь серьезные последствия внутриполитического характера.

После «Зеленого движения», возникшего по итогам президентских выборов в Иране в 2009 году, режим боролся с любыми признаками общественного недовольства, так как они являются предвестниками новой волны протестов. Иранское руководство прекрасно понимает, что всех репрессивных мер, принятых на протяжении более десяти лет, включая помещение лидеров протестного движения под домашний арест, судебные преследования и тюремные сроки, было недостаточно, чтобы избежать повторения такого сценария в будущем. Вне всяких сомнений, если в предстоящий период экономическая и социальная напряженность возрастут в дополнение к политическим факторам, вероятность новой волны протестов остается высокой. Таким образом, выборы представляют собой лишь отправную точку для новой главы в истории внутренней и внешней политики иранского государства.

0 комментариев
Архив