Почему в Казахстане и Центральной Азии продолжают торговать людьми
Почему в Казахстане и Центральной Азии продолжают торговать людьми
2 месяца назад 1657 forbes.kz Айнур Искакова - PR-консультант, МОМ Казахстан

Этот преступный бизнес приносит торговцам глобальную прибыль в размере $150 млрд в год.

Ежегодно 30 июля отмечается Международный день по борьбе с торговлей людьми. Зейнал Хаджиев, глава миссии Международной организации по миграции (МОМ) в Казахстане, Кыргызстане, Туркменистане и Узбекистане, рассказал о работе офиса в Казахстане и о том, какова ситуация с торговлей людьми в стране.

Зейнал Хаджиев работает в МОМ с 1996 года, начав с миссии в Азербайджане, где проработал четыре года. После чего были назначения в Косово, Ирак, Иорданию, Сирию и Кувейт. В первый раз в Центральную Азию Хаджиев приехал в 2008 году в качестве главы миссии МОМ в Таджикистане. В октябре 2019 года он вернулся в регион в роли субрегионального координатора МОМ в Центральной Азии.

Работа в сфере противодействия торговле людьми - одно из ключевых направлений МОМ как в Казахстане, так и регионе. В Казахстане МОМ работает с начала 2000-х годов. Организация оказывает помощь жертвам торговли людьми.

Г-н Хаджиев, какую работу МОМ проводит в Казахстане в отношении торговли людьми?

- Конечно же, мы стремимся искоренить торговлю людьми и работаем над предотвращением подобных случаев. В первую очередь, это работа по профилактике торговли людьми. Организовываем информационные кампаний, повышаем осведомленность общества, проводим экспертные встречи в узких кругах и в расширенном составе. С распространением интернета и развитием социальных сетей, мы также активно используем новые медиа, чтобы как можно больше людей знало о рисках и способах защитить себя и близких.

Тесно сотрудничаем в вопросах уголовного преследования и наказания преступлений с государственными органами и оказываем поддержку в повышении профессионального и операционного потенциала правоохранительных органов.
Мы также ведем работу для того, чтобы привести законы и законоприменительную практику Казахстана в соответствие с международными стандартами в сферах защиты прав человека и противодействия торговле людьми.

Зейнал Хаджиев
ФОТО: архив пресс-службы
Зейнал Хаджиев

Конечно, в одиночку с этим явлением бороться невозможно. Борьба с торговлей людьми — не задача лишь одного МОМ, правоохранительных органов, системы социальной службы. Это — сквозная тема, в которой должны быть задействованы все заинтересованные структуры. Государственные органы, неправительственные и международные организации, а также частный сектор должны совместными усилиями бороться против преступной торговли людьми. Поэтому часть нашей работы заключается в усилении подобного партнерства. У каждого есть определенная роль, и важно, чтобы все понимали свою зону ответственности и принимали эффективные меры.

На декабрь 2020 года 1891 жертвы торговли людьми получили реабилитацию и реинтеграционнную помощь. Из общего числа пострадавших 944 человек были из Узбекистана, 744 - граждане Казахстана и 72 человек - из Киргизии. Большинство жертв были вовлечены в трудовую эксплуатацию – 60,9% (1151 человек) и сексуальную эксплуатацию – 37,6% (711 человек). 1,5% эксплуатации пришлись на такие виды, как попрошайничество, принудительные роды для следующего незаконного усыновления, принуждение к незаконному изъятию или изъятию органов и тканей человека и другие.     

Какова ваша личная позиция по вопросу торговли людьми?

- Торговля людьми — преступление, которого не должно быть. Никто не заслуживает того, чтобы стать жертвой торговли людьми. Но мы также понимаем, что это — преступление, в основе которого лежит бизнес. Согласно докладу генерального секретаря ООН от 7 сентября 2020, торговля людьми приносит торговцам глобальную прибыль в размере около $150 млрд в год, $99 млрд из которых поступают от коммерческой сексуальной эксплуатации.

Это — большой преступный бизнес, по уровню доходности сравнимый с торговлей наркотиками и оружием. Когда речь идет о большой прибыли, то всегда найдутся заинтересованные лица и организации, которые будут использовать любые возможности и каналы.

Поэтому важно, чтобы такая деятельность была запрещена на законодательном уровне. Конечно, одного закона недостаточно, правоприменительная практика должна быть эффективной в привлечении к ответственности преступников согласно букве закона. Калечатся судьбы и жизни людей, и это неприемлемо. Должна быть система, которая обеспечит защиту людей, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации.

Мое личное отношение - крайне отрицательное. Это то, мимо чего невозможно просто пройти. Жертвой торговли людьми может стать ваш сосед, риску могут подвергнуться ваши близкие, родные и дети.

На работе часто сталкиваешься с разными ситуациями. Но один эпизод я никогда не забуду. Я работал в управлении по иммиграции и еще не был напрямую вовлечен в сферу противодействия торговли людьми. Ко мне обратились коллеги из другой миссии, которым срочно необходимо было поговорить с жертвой торговли людьми на русском языке.

Звонок состоялся ночью. Эта беседа меня сильно потрясла. Я представить не мог, насколько человек может быть запуган. Те страдания, через которые она прошла, оставили глубокий след во мне. До этого, конечно, было понимание проблемы, но именно разговор с жертвой ясно показал, насколько ужасно это преступление и всю важность нашей работы и помощи, которую мы оказываем пострадавшим.

Нам удалось помочь тысячам жертв. Это сухая статистика, но за каждой цифрой есть конкретная судьба человека. Для меня очень важно знать, что мы делаем нужное дело. Однако было бы, конечно, лучше, если бы торговли людьми не было вообще.

Как бы вы прокомментировали ситуацию с торговлей людьми в Казахстане?

- Казахстан — страна назначения. Сотни тысяч мигрантов приезжают в поисках работы и лучшей жизни. Среди них всегда есть потенциальные жертвы торговли людьми.

Проблема торговли людьми в Казахстане существует так же, как и во всем мире. Главное, чтобы ответственные лица и общественность понимали, принимали наличие этой проблемы и вели борьбу с ней. Когда мы оцениваем ситуацию торговли людьми в той или иной стране, то должны исходить из того, есть ли понимание в стране и что делается для борьбы.

Мы тесно сотрудничаем с казахстанскими государственными органами. Более того, этот вопрос обсуждается на уровне главы государства и ему уделяется приоритетное внимание. В противодействии торговле людьми задействованы правоохранительные органы, прокуратура, правозащитные организации, парламент, уполномоченный по правам человека и судебный орган.

В Казахстане работает межведомственная комиссия, в которую мы тоже входим, реализующая план действий. К примеру, сейчас мы оказываем поддержку в усилении борьбы путем улучшения законодательной базы, а именно занимаемся разработкой нового закона, который будет отвечать современным вызовам и учитывать аспекты противодействия торговле людьми.

Я бы отметил одно из нововведений, внедренное в этому году в Казахстане, — это мобильные рабочие группы, которые выезжают на любые вызовы, связанные с торговлей людьми. Пилотная программа работает в трех областях — Мангистауская, Туркестанская и Карагандинская. Группа состоит из представителей неправительственных организаций, правоохранительных органов и системы социальной службы. На месте жертве оказывают помощь и проводятся следственные мероприятия.

Мне удалось принять участие и наблюдать за работой такой группы в Туркестанской области. Я был впечатлен, в каком тесном сотрудничестве представители правительственных и неправительственных организаций работают. Подобное формирование группы позволяет упростить бюрократические процедуры и облегчить участь жертвы торговли людьми.

В сфере уголовного преследования предстоит еще многое сделать. В Казахстане, как и во многих других странах, мы видим, что именно уголовное преследование наиболее слабо развитое направление в комплексе мер по борьбе с торговлей людьми. Часто получается, что дело не доходит до суда либо переквалифицируется на более легкую статью и преступники не получают должного наказания. Это — одно из наших приоритетных направлений.

Еще одна особенность торговли людьми, присущая Казахстану, это доминирование трудовой эксплуатации. Мы говорим о сотнях тысяч человек, которые находятся в миграции. Когда речь идет о таких больших процессах, то всегда возникает риск торговли людьми.

Хотел бы подчеркнуть важность проведения работы среди работодателей. Нужно добиться того, чтобы в обществе было неприятие такого явления, как торговля людьми. Общество само должно отвергать торговлю людьми. К сожалению, предстоит пройти еще длинный путь, чтобы добиться этого.

Какие меры, реализованные в Казахстане, вы считаете эффективными?

- Первое — есть признание наличия проблемы торговли людьми на самом высоком уровне.

К тому же Казахстан признав существование проблемы, начал принимать конкретные меры, такие как финансирование мероприятий по противодействию торговле людьми. Несмотря на то, что пока финансирование небольшое, все же это очень важный шаг в борьбе с торговлей людьми. Мы считаем, что ответственные госструктуры должны предусмотреть в бюджете постоянные статьи расходов на оказание помощи жертвам торговли людьми.

Роль неправительственных организаций важна в этом вопросе. Как показывает практика, уязвимые слои населения более склонны доверять и работать с неправительственными организациями.

Я надеюсь, что придет время, когда мы станем свидетелями того, что есть четкое понимание проблемы на всех уровнях, а также когда законодательные база, практика и процедуры будут приведены в соответствии с международными стандартами.

Что еще можно сделать для улучшения ситуации с торговлей людьми в Казахстане?

- Работа по противодействию торговле людьми основывается на 4P-подходе. Это Prosecution (англ.) — судебное преследование, Protection — защита и Prevention — предотвращение, а также Partnership — партнерство. Если какого-то элемента из этой цепочке не хватает, подход не будет эффективно работать. Еще многое предстоит сделать по части защиты. Необходимо обеспечить доступ к социальной помощи жертвам торговли людьми, в особенности иностранцам. Чаще всего оказание социальной помощи зависит от того, ведется ли уголовное дело. Однако жертва должна иметь доступ к социальной помощи вне зависимости от страны происхождения, легального статуса или других факторов. 

Должен ли каждый гражданин участвовать в борьбе с торговлей людьми? Если да, то как?

- Должен. Как минимум каждый человек должен быть осведомлен о существовании проблемы и рисках, связанных с торговлей людьми. Не нужно проходить мимо социальных роликов и игнорировать факт наличия проблемы. Если есть какие-то подозрения, необходимо сообщать в ответственные органы. Каждый человек может принимать участие в борьбе с торговлей людьми, проявив участие и внимание.

Возможно ли искоренение торговли людьми в Казахстане?

- Конечно, хотелось бы полностью ликвидировать торговлю людьми. Но мы должны стремиться и прилагать усилия для уменьшения вреда от торговли людьми. Полагаю, что не удастся создать идеальных условий для полного искоренения, но эффективную систему борьбы с торговлей людьми можно создать и к этому нужно стремиться.

Если преступление совершено, то должна быть и раскрываемость дел. К тому же люди должны быть уверены, что защищены государством. Если преступление влечет за собой суровое наказание, то количество желающих заниматься преступным бизнесом уменьшится. Думаю, что подобного рода уголовные дела и судебные решения должны широко освещаться, чтобы каждый знал, что преступление торговли людьми наказуемо в соответствии с законом. Несомненно и то, что закон должен быть суровым. В таком случае удастся минимизировать проблему торговли людьми.

Чего вы надеетесь достичь и что видите результатом своей работы в МОМ?

- Миграция — интересная, а иногда противоречивая тема. Последние годы мы видим вокруг темы миграции токсичный и негативный нарратив. Считается, что если человек мигрант, то он приехал отобрать работу, является преступником или нарушителем закона. Если нам удастся сломать эти стереотипы и разрушить мифы, то можно считать, что наша миссия выполнена. Я понимаю, что это сложная задача.

Миграция как процесс исторически присутствовала в обществе, есть и будет. Наша ключевая роль в том, чтобы оказать содействие правительствам и государствам в создании эффективных систем управления миграционными процессами. Этот процесс должен рассматриваться в комплексе социально-экономического развития и защиты национальных интересов, так как касается всех сфер жизни. Считаю, что миграция должна работать на человека и общество.

Эксперт: торговля людьми — это не про узбекских мигрантов или казахстанских бездомных

Исследование о контрасте оценочных и реальных данных – иллюстрация проблемы с выявлением жертв торговли людьми в Казахстане

По оценочным данным Global Slavery Index по состоянию на 2018 год более 75 тыс. человек жили в Казахстан в условиях современного рабства. Так, Казахстан оказался на 21 месте по этой проблеме в списке из 50 государств в регионе «Европа и Центральная Азия» и на 83 месте в мире.

В то же время, по данным Международной организации по миграции (МОМ), за период 2004 по 2020 только 1891 жертва торговли людьми была идентифицирована и получила реабилитационную помощь.

Контраст оценочных и реальных данных – яркая иллюстрация проблемы с выявлением жертв торговли людьми в Казахстане, ставшей предметом исследования, проведенного в 2020-2021 по заказу МОМ, при финансовой поддержке посольства США в Нур-Султане. Его результаты будут представлены 28 мая в рамках Национального диалога с представителями казахстанских госорганов и неправительственных организаций, посвященного борьбе с торговлей людьми.

О выводах и рекомендациях исследования в преддверии встречи рассказала одна из его авторов. Ханна Антонова работает в сфере противодействия торговле людьми с 2005 года.

Ханна Антонова
Ханна Антонова

Последние 5 лет она специализируется в проведении тренингов для правоохранительных органов, государственных структур и НПО, а также в написании учебных материалов и проведении исследований. Имеет опыт организации деятельности по борьбе с торговлей людьми в рамках масштабных гуманитарных кризисов. Так, Ханна работала в Бангладеш во время кризиса с беженцами рохинья.

F: Какие существуют механизмы выявления жертв торговли людьми и как они работают в Казахстане?

- Механизмы, существующие в разных странах, отличаются, но проблемы, которые стоят перед этими механизмами – похожи. Главная сложность заключается в том, что редко кто-то приходит в полицию или организацию, предоставляющую помощь, и говорит: «Я – жертва торговли людьми, помогите мне». Торговля людьми — сложная концепция, которую даже не все специалисты, работающие в социальной и правоохранительной сферах, могут до конца понимать, не говоря уже о людях, которые попадают в подобную ситуацию. Поэтому выявление потенциальных жертв должно быть систематической, проактивной, слаженной работой многих ведомств и организаций, для которой выделяются ресурсы, проводится обучение и т.д. Тем не менее такая работа очень редко интегрирована в системы оказания помощи.

В Казахстане есть государственная система оказания помощи жертвам торговли людьми, что само по себе уже огромный шаг вперед – далеко не все страны могут этим похвастаться. Но в рамках этой системы оплачиваются только пакеты оказания помощи идентифицированным жертвам. Работа же по нахождению потенциальных жертв и проведению их идентификации в рамках этой системы отдельно не оплачивается. Неправительственные организации, предоставляющие услуги, очевидно, должны проводить ее своими силами, которых часто не хватает в условиях постоянной зависимости от проектного финансирования.

Другой момент — очень важно, чтобы система выявления и идентификации жертв отвечала профилю проблемы. Я родом из Украины, которая в основном является страной происхождения потока торговли людьми. У нас, соответственно, своя специфика выявления жертв и у них совершенно другие потребности, чем были бы в стране назначения. Например, так как большинство жертв на момент выявления уже находятся у себя дома, нет широкой потребности в стационарных заведениях оказания помощи (шелтерах). Казахстан же — страна назначения, где основная масса жертв торговли людьми – это трудящиеся-мигранты с неурегулированным статусом. Система выявления и идентификации, а также предоставления помощи должна ориентироваться на эту специфику. Тем не менее нынешняя казахстанская система не распространяется на иностранных граждан, постоянно не проживающих в стране, и, соответственно, не отвечает профилю проблемы.

F: Есть ли успешные примеры механизмов выявления и идентификации жертв торговли людьми, которые можно было бы адаптировать в Казахстане?

- Пожалуй, самый развитый механизм выявления, идентификации и оказания помощи жертвам торговли людьми на сегодня существует в Великобритании. Тем не менее британские специалисты признают, что им удается выявить и идентифицировать лишь небольшой процент реальных жертв торговли людьми в стране.

Есть также отдельно взятые инициативы, которые показали позитивные результаты. Например, целевое размещение информационных материалов там, где есть поток людей, входящих в основные группы риска. Есть успешные примеры работы мобильных междисциплинарных групп, выезжающих в вероятные места возникновения эксплуатации (например, фермы, строительные площадки, фабрики и т.д.). Эти группы проводят беседы с работниками и стремятся выявить потенциальных жертв торговли людьми. Еще один пример — работа с людьми, попадающими в приемники-распределители или подпадающими под принудительное выдворение из страны.

F: Как выявляются потенциальные жертвы в Казахстане сейчас?

- Согласно статистике представительства МОМ в Казахстане, основные источники выявления потенциальных жертв торговли людьми — это правоохранительные органы, общественные организации в странах происхождения (в основном в Узбекистане) и специализированные НПО в Казахстане.

Полиция выявляет жертв своими методами, которые могут включать специальные оперативные мероприятия или прием заявлений от возможных потерпевших. Общественные организации в странах происхождения реагируют на звонки от родных жертв либо от самих жертв.

У казахстанских НПО есть различные способы — через свои сети контактов, проведение информационной работы и посредством обучения тех, кто может потенциально столкнуться с жертвами торговли людьми. Эта работа требует значительных финансовых и человеческих ресурсов, но, к сожалению, не оплачивается систематически в рамках существующих в Казахстане государственных программ. Если и выделяются какие-то финансы, то в основном на отдельные тренинги и общую информационную работу с населением.

Бывают случаи, когда и простые граждане после прочтения новостей о торговле людьми, сопоставляют эти истории с ситуацией, которую они могли наблюдать, например, у соседей, пытаются вступить в контакт с возможными жертвами и как-то помочь или прямо обращаются в полицию.

F: Назовите, пожалуйста, три рекомендации, которые существенно изменят положение дел в вопросе торговли людьми в Казахстане.

- Включение трудящихся-мигрантов в систему оказания помощи, смена подходов к финансированию работы по противодействию торговле людьми, с тем чтобы наладить регулярное проактивное выявление жертв, а также улучшение системы сбора и анализа данных по торговле людьми в стране.

Борьба с торговлей людьми — задача полиции. Но есть и другие специалисты, работающие с населением, которые должны быть активно вовлечены и пройти обучение для выявления жертв торговли людьми и их перенаправления для получения помощи. Это работники сфер здравоохранения и образования, консульские работники, инспекторы труда, правоохранительные органы, администрирующие приемники-распределители, куда попадают мигранты с неурегулированным статусом и т.д.  

F: Какая информация должна отложиться у каждого читателя нашей беседы?

- Самое важное, что нужно понимать о торговле людьми, – это то, что она не является чем-то абстрактным, что происходит где-то с кем-то другим. Это происходит здесь и сейчас, возможно, на вашей улице, в вашем районе или поселке…

Когда мы закрываем глаза на эксплуатацию трудящихся-мигрантов или собственных сограждан, мы делаем рабство и эксплуатацию других людей приемлемыми в нашем обществе. И пока возможность оказаться в рабстве существует хотя бы для одного человека, она затрагивает всех, потому что рано или поздно этим человеком может оказаться любой член такого общества.

Торговля людьми — это не про условных «узбекских мигрантов» или «казахстанских бездомных», которые оказываются в центре историй, публикуемых в СМИ. Это касается каждого. Важно быть осведомленным о проблеме и о том, что можно сделать, когда сталкиваешься с потенциальной ситуацией торговли людьми.

0 комментариев
Архив