У Китая и Индии население меньше, чем думают в ООН
У Китая и Индии население меньше, чем думают в ООН
1 год назад 1451 forbes.kz

Согласно оценкам ООН, в апреле Индия обогнала Китай, став самой большой страной в мире по численности населения

Это объявление привлекло много внимания прессы, однако предстоящая в 2024 году перепись населения Индии, скорее всего, покажет, что прогнозы ООН оказались сильно завышенными.

По данным последних переписей населения Индии, численность населения этой страны равнялась 1,03 млрд в 2001 году и 1,21 млрд в 2011 году. Однако в докладе ООН о народонаселении мира 2022 года (сокращённо WPP) приводятся иные цифры: 1,08 млрд и 1,26 млрд соответственно. Или, например, по данным индийского «Национального опроса семейного здоровья», коэффициент фертильности в стране в 2017-2019 годах равнялся 1,99, а доклад ООН оценивает его в 2,16.

В 1974 году в Бухаресте на конференции ООН по народонаселению тогдашний министр здравоохранения и семейного планирования Индии Каран Сингх произнёс знаменитую фразу: «Развитие – это лучшее средство контрацепции». Часто считают, что уровень подушевых доходов напрямую коррелирует с коэффициентом фертильности, однако снижение этого показателя в первую очередь объясняется прогрессом в сфере здравоохранения и образования, а также увеличением доступности контрацептивов. Эти тенденции наглядно очевидны в Индии, где коэффициент фертильности упал на фоне снижения младенческой смертности и повышения уровня образования населения.

Индикаторы развития Индии заметно улучшились со времён предыдущей переписи населения. В период с 2011 по 2021 годы уровень младенческой смертности в стране снизился с 44 случаев смерти до 27 на каждую 1000 детей, родившихся живыми. Уровень охвата средним образованием повысился с 66% до 78%, а среднее количество лет школьного обучения у взрослых старше 20 лет увеличилось с 5,8 до 7,2 лет. Уровень использования контрацептивов резко вырос с 54% в 2013-2015 годах до 67% в 2017-2019 годах. Соответственно, в 2024 году коэффициент фертильности в Индии может снизиться до 1,6-1,7, а численность населения будет варьироваться в пределах от 1,37 до 1,39 млрд человек, в то время как ООН прогнозирует 1,44 млрд.

В докладе WPP прогнозируется, что в 2050 году коэффициент фертильности в Индии повысится обратно до 1,78, а к 2100 году снизится до 1,69. Однако у живущих в Сингапуре и Малайзии индийцев коэффициент фертильности лишь немного превышает показатели живущих там китайцев. С 2000 по 2022 годы средний коэффициент фертильности у индийцев и китайцев в Сингапуре равнялся 1,19 и 1,09 соответственно. А в Малайзии в период с 2016 по 2021 годы средний коэффициент фертильности составлял 1,1 у китайцев и 1,23 у индийцев.

Если не произойдёт смены социально-экономической парадигмы, то, скорее всего, коэффициент фертильности в Индии к 2050 году упадёт ниже 1,2, а пиковая численность населения страны не превысит 1,5 млрд человек, а не 1,7 млрд, как прогнозирует WPP. Перенесёмся к началу XXII века, и здесь цифры показывают ещё более мрачную картину. Согласно оценкам доклада ООН, численность населения Индии достигнет 1,5 млрд к 2100 году, а в реальности она может оказаться меньше миллиарда.

Содержащиеся в докладах WPP прогнозы китайских демографических тенденций завышены ещё сильнее. Например, согласно оценкам доклада WPP 1992 года, к 2025 году население Китая должно достичь 1,54 млрд. В докладе 2022 года эта цифра была пересмотрена в сторону снижения до 1,42 млрд, однако реальная цифра, скорее всего, будет ближе к 1,27 млрд. Или, например, в докладе 1996 года прогнозировалось, что китайское население увеличится до 1,52 млрд к 2050 году, в докладе 2008 года этот прогноз был снижен до 1,42 млрд, а в 2022 году его снизили ещё больше – до 1,31 млрд. Что же касается 2100 года, то доклад WPP 2019 года прогнозировал численность населения Китая в размере 1,06 млрд, а в докладе 2022 эта цифра была скорректирована до 767 млн.

Такие постоянные пересмотры прогнозов подрывают авторитет демографической статистики ООН как источника ценной информации о социально-экономических тенденциях в Китае. Однако официальная демографическая статистика Китая находится под сильным влиянием прогнозов ООН, что ещё в 2006 году подтвердил Чжан Вэйцин, бывший директор китайской Государственной комиссии по вопросам народонаселения и семейного планирования. Стоит также отметить, что Ю Юньчжун, бывший директор по вопросам демографической и социальной статистики в статистическом отделе ООН, руководит проведением переписей населения в Китае с 1982 года.

Если в 2024 году перепись населения Индии покажет, что численность населения страны значительно меньше, чем прогнозируется WPP, тогда надёжность прогнозов доклада в отношении многих других стран также будет поставлена под сомнение, что ещё больше дискредитирует этот доклад в качестве авторитетного источника, помогающего в изучении мировой экономики.

Помимо завышения оценок численности населения Китая и Индии, ООН финансово поддерживала политику контроля рождаемости в обеих странах. В 1974 году Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА) предоставил Индии $40 млн, после чего тогдашний премьер-министр страны Индира Ганди предприняла серию радикальных мер для управления ростом населения страны. Их результатом стала принудительная стерилизация примерно восьми миллионов индийцев. К счастью, в 1977 году избиратели лишили Ганди должности, что позволило отменить эту политику.

После Индии ЮНФПА переключил внимание на Китай и в 1979 году предоставил этой стране $50 млн. Это была значительная сумма, учитывая, что валютные резервы Китая в тот момент равнялись всего лишь $167 млн. Полученные средства использовались для установления в Китае политики «один ребёнок в семье». Под «железным кулаком» министра здравоохранения Цяня Чжунсиня количество стерилизаций в стране увеличилось с 2,2 млн в 1981 году до 20,7 млн в 1983 году, а число абортов выросло с 8,7 млн до 14,4 млн. В 1983 году Ганди и Цянь стали первыми лауреатами премии ООН в области народонаселения – в знак признания ЮНФПА их вклада в контроль рождаемости.

ЮНФПА последовательно защищал китайские подходы к контролю рождаемости, а США неоднократно отказывали этому фонду в финансировании, указывая на его предполагаемую поддержку принудительных абортов и стерилизации. Негибкость процессов принятия решений в Китае вкупе с раздутыми данными ООН о численности населения страны способствовали тому, что отмена политики «один ребёнок в семье» долго откладывалась: это случилось лишь в 2016 году. Несмотря на начавшийся демографический упадок в Китае, эта страна до сих пор не отменила меры контроля рождаемости.

Китай и Запад столкнулись с кризисом старения населения, который может поставить под угрозу их стабильность. Отчасти причиной этого кризиса стала поддержка ЮНФПА политики контроля рождаемости, но склонность этой организации создавать проблемы, а не решать их, может объясняться и более глубокими организационными недостатками. Чтобы справиться с проблемами старения населения и предотвратить болезненное замедление темпов роста экономики, ООН просто обязана провести существенные реформы в своих демографических органах, которые дорого обходятся, неэффективны и часто ошибаются.

© Project Syndicate 1995-2023 

Население Китая сократилось впервые за 60 лет. Как потеря рабочих рук грозит уничтожить одну из крупнейших экономик мира?

В 2022 году население Китая — главного производственного центра планеты — впервые за 60 лет уменьшилось. Это событие омрачило перспективы мировой экономики, построенной на глобальных цепочках поставок, не меньше, чем военный конфликт и последствия пандемии. Демографы считают, что так взорвалась бомба, заложенная компартией в конце 1970-х введением политики «одна семья — один ребенок». Большую роль в снижении рождаемости сыграл и молниеносный рост китайской экономики — увеличение доходов китайцев в последние десятилетия напрямую повлияло на рождаемость. И здесь уже нельзя винить политику местных властей: аналогичная тенденция стала проблемой для всех крупных экономик. США и Европа, по мнению экспертов, должны извлечь урок из участи Китая, ведь и они рискуют к концу века потерять миллионы рабочих рук. Обратный отсчет — в материале «Ленты.ру».

Национальное бюро статистики Китая сообщило, что число смертей в стране превысило число рождений впервые со времен «большого скачка» — неудачного экономического эксперимента Мао Цзэдуна, который в 1960-х годах привел к массовому голоду и гибели десятков миллионов китайцев. За 2022 год общая численность населения КНР сократилась на 850 тысяч человек, что может показаться незначительным для страны, где проживает более 1,4 миллиарда, — но в действительности это положило начало серьезному демографическому сдвигу, который, по словам экспертов, может оказаться необратимым.

Китайские власти годами пытались отложить наступление этого момента, поощряя семьи к рождению детей различными стимулами. Однако ни одна тактика не сработала. Теперь компартия готовится резко изменить экономический курс, чтобы избежать кризиса. Уже в 2022 году, на фоне сокращения численности населения и его неуклонного старения, китайская экономика показала один из худших результатов с 1976 года, когда умер «великий кормчий».

Следует учесть, что за последние четыре десятилетия Китай успел стать одним из главных экономических центров мира и глобальным производственным цехом, и теперь сокращение рабочей силы не ограничится лишь внутренними последствиями. Аналитики уверены, что грядущий кризис в КНР окажет прямое влияние на мировую экономику.

Жить дольше, рожать меньше

Прошлым летом китайские чиновники публично признали, что страна находится на пороге сокращения населения — по официальным прогнозам, оно должно было начаться до 2025 года. Однако власти просчитались: уже в 2022-м коэффициент рождаемости достиг самого низкого уровня за всю историю наблюдений — 1,1 ребенка на женщину. В крупнейших городах, Пекине и Шанхае, показатель и вовсе опустился до 0,7. При этом для сохранения простого воспроизводства населения, то есть поддержания численности на одном уровне, коэффициент должен составлять не менее 2,1.

1,1 ребенка на женщину составил коэффициент рождаемости в Китае по итогам 2022 года

КНР давно подозревают в публикации недостоверной статистики смертности от COVID-19, и бытует мнение, что пандемия в большей степени повлияла на сокращение населения страны, чем заявляют власти. Однако эксперты подчеркивают, что это был вопрос времени, и тенденция при любых обстоятельствах проявила бы себя в течение этого десятилетия в силу двух основных причин — многолетней политики властей «Одна семья — один ребенок» и резкого роста качества жизни.

После Второй мировой войны население Китая стремительно увеличивалось — в 1949-1980 годах был зафиксирован рост с 540 до 969 миллионов человек. Тогда компартия заявила, что продовольственных, энергетических и других ресурсов страны может не хватить для удовлетворения нужд почти миллиардного населения, и в 1979 году запретила семьям иметь больше одного ребенка. В случае рождения второго ребенка родителей могли оштрафовать на сумму от четырех до восьми средних годовых доходов.

В итоге в 2015 году коэффициент рождаемости упал до полутора детей на женщину, хотя в 1970-м составлял более шести. Демографы тогда заявили, что при сохранении текущей тенденции к 2030 году число китайцев начнет сокращаться, и это побудило компартию снять запрет на рождение второго ребенка. В 2021 году в Китае ввели политику «Одна семья — три ребенка»: теперь приветствовалось рождение третьего, а за четвертого и последующих перестали наказывать по закону.

Пекин предложил семьям ряд стимулов для повышения рождаемости, в том числе денежные выплаты, снижение налогов, скидки на недвижимость и длинный декретный отпуск. Однако этого было недостаточно, чтобы стабилизировать падающую рождаемость или изменить укоренившиеся традиционные представления о роли женщин в семье, считает доцент социологии Национального университета Сингапура Чжэн Му, изучающий демографию Китая. Кроме того, власти спохватились слишком поздно, добавил представитель Центра передового опыта по вопросам старения населения Австралийского исследовательского совета (CEPAR) Филип О’Киф.

Виновата не только недальновидная демографическая политика. На пути от голодающей страны до второй по величине экономики Китаю не удалось избежать участи всех развивающихся государств: рождаемость падала по мере роста доходов и повышения уровня образованности. 

В быстрорастущих экономиках время стоит дороже, чем в бедных странах, поэтому долго находиться вне рабочего места и заботиться о ребенке многим невыгодно, отметил экономист и помощник вице-президента Федерального резервного банка Сент-Луиса в США Гийом Ванденбрук. Кроме того, в отличие от аграрных обществ, в развитых индустриальных детям нужно долго учиться, чтобы получить соответствующую рынку труда квалификацию, поэтому они выключены из хозяйственной жизни и полностью находятся на попечении взрослых. Между тем образование, которое родителям нужно обеспечить для будущего профессионального успеха своему ребенку, дорожает по мере роста экономики страны. Таким образом, воспитание детей сильно бьет по карману, и многие семьи не могут потянуть сразу нескольких детей. 

Кроме того, по мере улучшения качества жизни люди в Китае стали жить дольше, то есть население страны стареет. Согласно официальным прогнозам, к 2035 году почти треть китайцев (около 400 миллионов человек) будут старше 60 лет. Между снижением рождаемости и старением населения есть и другая связь: молодым людям сложно совмещать воспитание детей и уход за стареющими родителями, бабушками и дедушками.

Демографическая ситуация усугубляется тем, что, в отличие от развитых стран Запада, Китай и другие крупные азиатские экономики не стимулируют иммиграцию для компенсации снижения рождаемости. По данным исследователей, доля иммигрантов в общем населении Японии в 2020 году составляла 2 процента, в Индии — 0,3 процента, а в Китае — всего 0,1 процента. Получить китайское гражданство иностранцу практически невозможно. В то же время по состоянию на 2021 год 17 процентов жителей Германии были рождены за границей, треть из иммигрантов имели немецкий паспорт.

Материальный ущерб

В течение десяти лет до пандемии экономика Китая была одной из самых быстрорастущих в мире и увеличивалась в среднем на 7,7 процента в год. Однако опубликованная в январе статистика за 2022 год показала, что такие темпы остались далеко позади. ВВП Китая вырос всего на 3 процента, что является самым низким показателем почти за четыре десятилетия, если не считать пандемийный 2020 год. Темпы экономического роста были ниже, чем в 2021 году, и сильно отставали от целевого показателя Пекина в 5,5 процента. 

на 3 % вырос ВВП КНР в 2022 году — минимально почти за 40 лет

Из-за сокращения населения китайская экономика может уже не оправиться от нанесенного бесконечными локдаунами ущерба, говорят эксперты. По прогнозам ООН, к концу века численность рабочей силы в стране упадет сильнее, чем где-либо еще, и составит менее 400 миллионов человек. Экономические последствия очевидны: с одной стороны, заводы и компании будут менее производительны, с другой — их товары и услуги станет потреблять меньше людей, что приведет к сокращению продаж и прибыли и, следовательно, к замедлению экономического роста.

Важно не только число работающий людей, но и то, сколько каждый из них может произвести. Как отмечают специалисты Международного валютного фонда (МВФ), в последние годы рост производительности труда в Китае замедляется: «В условиях сокращения рабочей силы и снижения отдачи от капиталовложений экономический рост в ближайшие годы будет зависеть от того, ускорится ли рост производительности, который сейчас снижается. В настоящее время, по нашим оценкам, без реформ темпы роста [ВВП Китая] упадут ниже 4 процентов в течение следующих пяти лет».

Вместе с тем многие отрасли китайской экономики ориентированы на перспективу постоянного роста населения. Наиболее яркий пример — сектор недвижимости. Таких темпов строительства, как в Китае, нет больше нигде в мире: страна возвела с нуля целые города и сейчас использует половину производимого в мире бетона. На строительство приходится около четверти общего объема производства Китая, а за последние два десятилетия китайцы вложили в недвижимость 70 процентов своего состояния, считая строительство драйвером роста всей экономики страны. Американцы, для сравнения, инвестировали в дома и квартиры только 35 процентов своих сбережений. 

Однако уже в 2017 году в КНР насчитывалось 65 миллионов пустующих квартир — в них можно было бы разместить всех жителей Франции или Калифорнии. Миру также хорошо известен китайский феномен «городов-призраков» с бесконечными рядами высотных домов, где почти нет признаков человеческой жизни. Сокращение населения страны еще сильнее ударит по нарушенному балансу спроса и предложения.

Следует учесть, что нехватка рабочей силы растет вместе с долей пожилого населения. Всего за 11 лет доля китайцев нетрудоспособного возраста (младше 15 и старше 64 лет) выросла на 8 процентных пунктов — с 37 процентов в 2010 году до 45 процентов в 2021-м. По мере сокращения и старения населения налоговые поступления и взносы в пенсионные фонды от молодой экономически активной его части сократятся, и правительству будет труднее обеспечить качественные медицинские услуги и достойные пенсии. Тенденция ставит под угрозу статус Китая как развивающегося рынка.  «Рынки, где мы видим инновации, где мы видим творчество, обычно представляют собой рынки молодой рабочей силы, а не пожилых людей», — подчеркнул лауреат Пулитцеровской премии, писатель и журналист Мей Фонг.

Новая демографическая бомба

Экономические проблемы Китая являются тревожным сигналом для других развитых стран, где коэффициент рождаемости сейчас ниже уровня воспроизводства населения (2,1 рождений на женщину). Например, в США текущий показатель составляет 1,6 ребенка на женщину, а в большинстве европейских стран, как и в Японии (1,3) и Южной Корее (0,8), он еще ниже.

По прогнозам ООН, население 61 страны мира сократится на 1 процент и более в период с 2022 по 2050 год из-за снижения рождаемости и эмиграции. В то же время, согласно оценке Всемирной организации здравоохранения, к 2030 году каждый шестой человек в мире достигнет возраста 60 лет. Перспективы европейцев особенно мрачны: ожидается, что численность жителей ЕС к концу века упадет на 21 процент, или 157 миллионов человек. 

Трудоспособное население Германии сократится на треть, а в ИталииИспании и Греции снизится более чем вдвое. ПольшаПортугалия и Румыния потеряют еще больше — до двух третей своей рабочей силы. При этом Нигерия, преимущественно аграрная страна, к 2100 году обгонит регион по объему рабочей силы и займет по этому показателю третье место в мире.

Среди крупнейших экономик на прирост населения, хоть и небольшой, претендуют только США, однако позитивный прогноз связан не с увеличением рождаемости, а с иммиграцией. Исследовательский центр Pew подсчитал, что во второй половине века треть населения страны — более 100 миллионов человек — составят иммигранты и их дети, родившиеся в США.

Статистика свидетельствует, что выходцы из других стран вносят не меньший вклад в экономику США, чем коренные американцы. Более 40 процентов из 500 крупнейших компаний страны — в частности, Google и Levi’s — основаны иммигрантами или их детьми. Недавнее исследование с участием миллионов американцев показало, что социальная мобильность детей иммигрантов почти всех национальностей не уступала той, что добивались их сверстники из коренных семей. Однако интенсивность иммиграции напрямую зависит от политической обстановки, поэтому ее трудно предсказать. Эксперты сходятся во мнении, что без дальнейшего притока людей из-за рубежа США не смогут избежать сокращения трудоспособного населения.

Работа над ошибками

Как отмечают экономисты, есть два основных способа борьбы с нехваткой рабочей силы. Первый — заставить работать большее количество людей, второй — сделать их труд более продуктивным. Для стран с низким коэффициентом рождаемости привлечь больше людей к работе — значит немедленно пересмотреть свою иммиграционную политику, следуя примеру США. Что касается Китая, властям также следует прямо сейчас полностью отказаться от политики планирования семьи и любых ограничений на количество детей, добавляет независимый демограф Хэ Яфу.

С другой стороны, поднять продуктивность работающего населения в эпоху высоких технологий поможет цифровизация и автоматизация простой работы везде, где это возможно. И если США демонстрируют эффективную иммиграционную политику для компенсации снижения рождаемости, то наглядным примером успешного повышения производительности за счет внедрения технологий является Япония. В 2017 году компания McKinsey Global Institute опубликовала исследование, согласно которому потенциал Японии в области автоматизации и интеграции роботизированных технологий превышает показатели таких передовых экономик, как Германия и Южная Корея.

Чтобы избавиться от нехватки рабочей силы, экономикам потребуется повышение производительности труда, сравнимое с чудом индустриализации, которое вывело мир из относительно широко распространенной бедности 250 лет назад

аналитики Business Insider

С 1970 года Японии удалось нарастить производительность труда в промышленности втрое. Как подчеркивают аналитики МВФ, секрет успеха страны заключается в том, что даже малые и средние фирмы осваивают новые технологии, чтобы компенсировать нехватку рабочей силы и оставаться конкурентоспособными.

Архив