Разные: Востоковед объяснил, что ждет жителей КНДР в случае объединения Кореи
Разные: Востоковед объяснил, что ждет жителей КНДР в случае объединения Кореи
1 месяц назад 211 regnum.ru golosislama.com

Если в будущем случится так, что Северная Корея объединится с Южной, то многие северяне обнаружат, что для них будет открыта только низкооплачиваемая и низкоквалифицированная работа. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 26 января заявил профессор Сеульского университета «Кунмин» Андрей Ланьков.

«В Северной Корее для того, чтобы сохраниться как государству, для того, чтобы там сохранялась стабильность, властям необходимо держать население изолированным от внешнего мира, — сказал Ланьков. — Если северокорейцы узнают о жизни за пределами страны, то они все разнесут в клочки, в необоснованной надежде на то, что, объединившись с Югом, они тут же получат южнокорейский уровень жизни. Конечно, объединившись с Югом по германскому образцу, то есть на условиях Юга, простые северяне получат более высокий уровень жизни, чем тот, что у них есть сейчас. В конце концов, в настоящее время проблема недоедания является проблемой для значительной части населения Севера, а по уровню доходов на душу населения Юг превосходит Север в 25 раз — и это, заметим, не какие-нибудь оценки ЦРУ, а северокорейские оценки».

Но, как подчеркнул Ланьков, проблема в том, что уровень жизни — «штука относительная».

«На первых порах они, конечно, будут радоваться возможности есть мясо почти каждый день, будут радоваться новым велосипедам и даже мопедам. Но через некоторое время они увидят, что Юг по-прежнему много богаче и что для северянина предел мечтаний — это мопед, — сказал Ланьков. — Они увидят, что для них будет открыта только малооплачиваемая и малоквалифицированная работа. Они столкнутся с высокомерием южан или с тем, что им покажется высокомерием».

А южане, по словам Ланькова, будут считать, что у северян совершенно неоправданные претензии, что они хотят получать много больше, чем заслуживают, если учитывать их опыт, навыки, производительность труда.

«Тут можно вспомнить опыт Германии. Но в Германии разница между Востоком и Западом была примерно трехкратной, а вот разница между Северной и Южной Кореей примерно 25-кратная, — заметил Ланьков. — В ГДР немцы массово смотрели западногерманское телевидение и слушали радио и имели приличное представление о Западной Германии. Северокорейское население в своей массе о Южной Корее не знает ничего».

Афганистан: правительство Гани "талибанизируется"

Правительство Афганистана в течение многих лет ведет военную борьбу с Талибаном, но в последнее время Кабул все активнее включается в идеологическую битву на поле исламской легитимности.

Эта борьба особенно усилилась сейчас, когда противники ведут мирные переговоры, направленные на прекращение 19-летней войны, сообщает издание Gandhara.

Среди наиболее спорных обсуждаемых вопросов - роль Ислама в будущем правительстве с разделением власти и чья версия исламского правительства должна сформировать послевоенный Афганистан.

Напомним, что по мнению талибов международно признанное правительство в Кабуле является иностранными марионетками, которые приняли западные ценности и попирают исламские. Соответственно, заявленная цель талибов - создать в Афганистане «чистый» Исламский эмират.

Кабульский же режим считает нынешнюю политическую систему - исламскую республику по образцу демократии западного образца - достаточно исламской. Кабул утверждает, что джихад талибов не имеет легитимных исламских оснований.

Чтобы противостоять нарративам талибов, кабульское правительство пытается демонстрировать свои религиозные убеждения.

Наблюдатели считают, что цель правительства Гани состоит в том, чтобы расширить свою собственную привлекательность, подорвав притязания талибов на исламский авторитет.

В последние месяцы Кабул предложил ряд консервативных мер, включая изменения в системе образования и семейном праве. Критики говорят, что, соревнуясь с талибами, правительство может свести на нет «прогресс», достигнутый в стране после свержения режима талибов в 2001 году.

«Это преднамеренный и просчитанный шаг правительства с целью переопределить природу государства в сторону Ислама», - говорит Омар Садр, политический аналитик из Кабула.

В декабре министерство образования огласило план, согласно которому в течение первых трех лет школы дети будут учиться в мечетях, - беспрецедентный шаг, который, по словам критиков, будет способствовать «талибанизации» общества.

В министерстве заявили, что цель состоит в том, чтобы дать школьникам сильную исламскую идентичность и отвести Исламу более значительную роль в образовании.

Разумеется, критики заявили, что эта мера напоминает режим талибов 1990-х годов, когда медресе - или исламские школы - были обычным явлением.

После возмущения общественности правительство отклонило предложение.

Вообще, сравнение правительства Гани с талибами это популярный и почти безотказный ход, который использует оппозиция (не считая самих талибов конечно). Так, в июне афганское правительство одобрило изменения в законе о СМИ, включая положение, которое заставит СМИ раскрывать свои источники без постановления суда.

После осуждения со стороны прессы правительство отступило и отменило изменения. Кабульскому режиму напомнили, что свобода и даже расцвет средств массовой информации в Афганистане стали одним из самых больших достижений за последние 19 лет, тогда как режим якобы хочет вернуть Афганистан в «талибское прошлое».

Правительство также предложило внести изменения в семейное право, которое регулируется гражданским кодексом 1976 года. Он был принят светским правительством президента Дауда Хана.

В августе официальный представитель президента заявил, что новый закон о семье необходим, чтобы «отразить новые реалии Афганистана» и «обеспечить соблюдение прав женщин и детей, а также обеспечить сближение с нашими исламскими принципами».

Согласно предлагаемым изменениям, брак несовершеннолетних разрешается с согласия родственника-мужчины и одобрения суда. Между тем, женщина теряет право на содержание - предметы первой необходимости, необходимые для жизни, - если она откажется от половых сношений или покинет дом без разрешения мужа.

«Введение этой случайной консервативной политики только укрепит нарратив талибов о том, что правительству не хватает исламской идентичности», - говорит Али Адили, исследователь из Афганской аналитической сети, независимого аналитического центра в Кабуле. «Это также внесет хаос в систему управления».

В последние месяцы президент Ашраф Гани проводит кампанию по утверждению религиозной легитимности своего правительства.

«Наша главная проблема в том, что мы не осознаем глубинные корни нашей культуры, цивилизации и религии», - сказал Гани на собрании в октябре, посвященном дню рождения Пророка Мухаммада (мир ему). «Природа нашей системы - исламская, и силы безопасности и обороны разделяют исламские убеждения».

В том же обращении Гани подчеркнул, что Коран и исламский шариат должны стать основой текущих мирных переговоров между его правительством и талибами.

С начала переговоров правительство настаивало на том, чтобы называть себя официальным именем - Исламская Республика Афганистан. Это явное указание на то, что кабульский режим считает себе не менее исламским, чем Исламский эмират Афганистан, проект талибов.

Гани также объявил о планах построить и отремонтировать сотни мечетей по всему Афганистану.

«Мы строим мечети, но талибы их разрушают», - заявил он недавно. Кабул неоднократно заявлял, что талибы якобы нападают на мечети.

В последние годы Гани также пытался заручиться поддержкой исламских органов во всем мусульманском мире, чтобы объявить борьбу талибов незаконной.

В 2018 году около 70 мусульманских алимов собрались в Индонезии, самой густонаселенной мусульманской стране мира. Они издали на конференции фетву, заявив, что «насилие над мирным населением и нападения террористов-смертников противоречат святым принципам Ислама», и осудив талибов.

Талибан отверг фетву и призвал ученых бойкотировать мероприятия, организованные правительством.

Наблюдатели говорят, что кабульскому режиму предстоит серьезное испытание, чтобы сбалансировать необходимость достижения мирного урегулирования с Талибаном, а также сохранить «достижения» последних 19 лет.

Кабул стремится сохранить как можно больше нынешнего конституционного порядка, включая такие ключевые демократические принципы, как права женщин, свобода слова и конкурентные выборы.

Тем временем на счет талибов существуют распространенные опасения, что они стремятся превратить афганское государство в теократию, во главе с амиром.

Внутриафганские мирные переговоры являются ключевой частью подписанного в феврале 2020 года соглашения между США и Талибаном, направленного на прекращение войны.

Эта сделка требует вывода всех иностранных сил из Афганистана к маю в обмен на контртеррористические гарантии от талибов, которые заключаются в переговорах о постоянном прекращении огня и соглашении о переговорах с Кабулом.

Хрупкое и глубоко расколотое афганское правительство подошло к мирным переговорам, которые начались 12 сентября в государстве Залив Катар, в относительной слабости.

Поскольку примерно половина страны контролируется или оспаривается талибами, Кабулу не хватает военного преимущества, чтобы вести переговоры на жестких условиях, особенно тогда, когда силы США продолжают выводиться.

В результате, по мнению некоторых наблюдателей, афганскому правительству, вероятно, придется согласиться со значительными конституционными изменениями и изменениями нынешней политической системы для достижения мира.

Общие основания

Тем не менее, ряд наблюдателей отмечает, что есть некоторые точки соприкосновения в правовой системе и системе управления афганского правительства и талибов.

И политическое видение талибов, и политическая система Кабула в значительной степени зависят от централизации власти и высшей роли Ислама.

Конституция Афганистана 2004 года гласит, что «ни один закон не может противоречить убеждениям и положениям священной религии Ислама», и как считают многие наблюдатели, этот пункт противоречит либеральным элементам в конституции.

Для сторонних экспертов «Исламская республика Афганистан» представляет из себя практически исламистское государственное образование, где «права человека» соблюдаются очень слабо. Оно лишь немногим лучше талибского проекта ИЭА, а судя по консервативному дрейфу, сейчас происходит ее собственная «талибанизация».

Впрочем, ряд экспертов отмечает, что это вовсе не движение в одну сторону. Сами талибы также изменили ряд своих практик в сторону либерализации, и вполне вероятно, что «смягчились» бы еще больше, если бы им пришлось управлять большими городами Афганистана и регионами, где проживает база их противников, еще и с оглядкой на международное признание.

В любом случае, война за исламскую легитимность в Афганистане в ближайшее время не утихнет.

* - запрещены в Казахстане

Великобритания присоединится к «азиатскому НАТО»

Великобритания планирует присоединиться к азиатскому аналогу НАТО, главным противником которого будет Китай. Об этом сообщает издание The Spectator.

Ранее Курт Кэмпбелл, который будет курировать азиатскую политику в администрации президента США Джо Байдена, написал для издания Foreign Affairs колонку. В ней он обозначил основные приоритеты США в регионе и планы по противостоянию Китаю.

В частности, Кэмпбелл поддержал предложенную премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном идею создания новой группы стран под названием D-10. В нее помимо стран «большой семерки» войдут Австралия, Индия и Южная Корея, которые традиционно противостоят Китаю. По словам американского дипломата, такая коалиция могла бы заняться вопросами торговли, технологий и так далее.

Для военных же целей Кэмпбелл предлагает расширить уже существующий формат Четырёхстороннего диалога по безопасности (QUAD), который нередко называют «азиатским НАТО». В настоящий момент в него входят США, Япония, Австралия и Индия. По информации The Spectator, Великобритания рассчитывает войти в альянс. Источники The Telegraph в британском правительстве также это не опровергают.

Ранее новый госсекретарь США Энтони Блинкен заявил о растущей вражде с Китаем. По словам дипломата, между двумя странами все чаще «возникают некоторые враждебные аспекты». При этом политик отметил, что в некоторых сферах Вашингтон и Пекин налаживают сотрудничество.

0 комментариев
Архив