Кто поддерживает казахстанских салафитов за рубежом? Радикальный ислам имеет высоких покровителей в Казахстане
Кто поддерживает казахстанских салафитов за рубежом? Радикальный ислам имеет высоких покровителей в Казахстане
6 месяцев назад 5726 exclusive.kz

Слово «салаф» на арабском языке означает «предшествие, прежде». Это  идеологическое течение, появившееся в начале XII века, которое считает времена первоначальной мусульманской общины «золотой эпохой» и стремится на этой основе выстроить общественные отношения. Салафиты считают этот путь «чистой религией». Идеология салафизма не признает другие религиозные мазхабы, суфийские учения. В настоящее время салафизм является официальной религией и политико-идеологической доктриной Саудовской Аравии.

Нахождение на территории государства, названного Королевством Саудовская Аравия, таких городов как Медина и Мекка, стоявших у истоков возникновения исламской религии, придает статус приоритета салафистской идеологии. Проведение хаджа – одного из пяти обязанностей мусульманина – в порядке, утвержденном Саудовской Аравией,  относится к той же категории. Поэтому следует подчеркнуть, что именно  хадж стал одним из основных направлений распространения салафитского течения в Казахстане. Это можно рассматривать и как часть культурных связей между Казахстаном и Саудовской Аравией. Кроме того, между двумя странами имеются инвестиционные, торговые и другие экономические связи.

Такие тесные и теплые международные взаимоотношения  сдерживают официальную Астану от занятия более конкретной и жесткой позиции против салафитской идеологии. К примеру, казахстанские суды запретили деятельность таких организаций как  «Хизбут-Тахрир», «Таблиғи жамағат». Однако, нет конкретных фактов, свидетельствующих о преступных действиях этих организаций против людей на территории страны. Зато все люди знают, что члены группы, совершившей вооруженный «джихад» в Актобе,  и сотни казахстанцев, отправившиеся на войну в Сирию для создания «халифата» -  это те, кто был отравлен радикальной идеологией салафизма.  Казахстанская власть вынесла вердикт лишь по отдельным организациям, созданным на основе идеологии салафизма, как «Халифат сарбаздары», организовавшей взрывы в Атырау. Анализируя такие события, приходишь к пониманию, что причиной отсутствия конкретных шагов со стороны официальной Астаны против идеологии салафизма является нежелание портить взаимоотношения с Саудовской Аравией.

Конечно, внешне выглядит так, как будто Саудовская Аравия и Казахстан выступают партнерами в борьбе против религиозного экстремизма и  терроризма. Например, Саудовская Аравия по просьбе Казахстана арестовала скрывавшихся в этой стране таких деструктивных проповедников как Абдухалил Абдужаббаров («шейх Халил»), Дилмурат Махаматов (Абу Мухаммад),  Назратулла Абдулкадиров (Абу Марьям), а некоторых из них успела экстрадировать. Скажем, Абдухалил Абдужаббаров был проповедником ветви суруритов салафизма. Известно, что суруриты – это религиозно-политическое течение, созданное против военного партнерства Саудовской Аравии с США, и они считали грехом связь с каким – либо «неверным» государством. Поэтому суруриты с 1991 года (в том году США в связи с кризисом в Персидском заливе подписали соглашение с Саудовской Аравией об оказании военной помощи) считались оппонентами Саудовского Королевства. С этих позиций закономерно задержание Саудовской Аравией  проповедника Абдухалила Абдужаббарова, который был причиной радикализации мусульман в Казахстане.

 А тех, кто  комментировал военное партнерство Саудовской Аравии и США как «гаранта безопасности мусульманского мира» и поддерживал взгляды религиозных идеологов, оказавших в трудное время поддержку саудовскому королю, называют «матхалитами». Вышеназванные Дилмурат Махаматов и Назратулла Абдулкадиров являлись представителями этого направления салафизма. Поэтому, возможно, отсюда и   непонимание -  «почему же власти Саудовской Аравии арестовывают  казахстанских матхалитов, которые искали защиту в этой стране?».

Если взглянуть на политические процессы, происходившие в Персидском заливе, Ближнем Востоке и Аравийском полуострове, то видим, что в последние годы наблюдаются серьезные  изменения в политике относительно Европы и США у стран, чьи экономики зависимы от нефтегазовой индустрии. Очень заметны противоречия внутри власти Саудовской Аравии, управляемой методом династического сообщества. Изрядная часть принцев Королевства, занимающие высокие должности,  критически относятся к взаимоотношениям с западными странами, особенно с США. Неслучаен факт зверского убийства в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле американского журналиста газеты Washington Post, араба по национальности Жамала Хашогги   в октябре этого года. Расследование по факту смерти журналиста показало причастность к этому преступлению высокопоставленных лиц Саудовской Аравии. А некоторые эксперты говорят о том, что в Саудовской Аравии и  других государствах региона матхалиты потерпели поражение,  религиозно-политическая идеология суруритского салафизма нашла широкое распространение и начала сильно влиять на принципы международной политики государств. 

Имеются и другие причины поголовного ареста искавших защиту в Саудовской Аравии казахстанских проповедников матхалитского направления салафизма. Противоречия между казахстанскими матхалитами и суруритами давно обострились, хотя у тех, и у других единые салафитские корни. В Казахстане явно просматривается влияние суруритов, хотя их позиции в отличие от матхалитов не такие «спокойные». Находящийся под их контролем религиозно-познавательный  телеканал «Асыл арна»  свободно распространяет свои передачи, они имеют влияние на туристические компании, занимающиеся организацией отправки верующих на  хадж и малый хадж, создают  фонды, издающие религиозно-познавательную литературу, свободно ведут свои  проповеди на различных семинарах, проводимых под предлогом обсуждения темы народных традиций и обычаев, духовности и т.д. А вожди матхалитов Дилмурат Махаматов, Назратулла Абдулкадиров, Тоиржан Ибрагимов, Октам Зауырбеков, пользуясь ограниченными возможностями, вели единичные проповеди в социальных сетях и закрытых помещениях. При таких обстоятельствах, хотя оба течения являются по существу  салафитскими, но не могут, образно говоря,  «дружно вариться в общем котле». Поэтому нельзя отрицать тот факт, что суруриты, пользуясь своими превосходством и влиянием в казахском обществе, натравливали власть на матхалитов.

Философ Асылбек Мусин, который под влиянием идеологов салафизма стал  верующим, начал читать намаз, а позднее считался лидером течения «коранистов», говорил, что еще в начале 2005 годов Казахстан подпал под влияние наступательной политики внешних сил, которые посредством религиозно-политической идеологии затягивают людей в свою паутину. Он указал на четыре ясно прослеживаемых основных направления: Саудовская Аравия, Иран, Турция и Китай.

  По его мнению, религиозная идеология первых трех стран, преследующая политические цели, глубоко проникла в казахскую почву, набрала большую силу. Практически ДУМК превратилось в их корпоративный союз. Процесс возрождения на казахской земле тенгрианской идеи через восхваление Чингисхана – есть противодействие идеологической интервенции со стороны этих трех стран, в этом процессе в первую очередь заинтересован Китай.

В свое время Асылбек Мусин специально встретился с философом Нурланом Амрекуловым, неустанно пропагандировавшим Чингисхана, и убедительно доказал тому, что тенгрианство с древних пор связано с буддизмом и в настоящее время Китай использует данную религиозную идеологию в качестве духовной экспансии на сопредельные страны региона. Первоначально Н. Амрекулов внял этим доводам, но после смерти Асылбека Мусина вновь усилил пропаганду тенгрианства, восхваляя Чингисхана как основателя  казахской нации.

Противоречия религиозных идеологий превратили Казахстан в площадку политического противоборства внешних сил. Удивительным явлением стало противостояние на политической арене Казахстана суруритов и матхалитов, появившихся внутри салафизма – официальной религии Саудовской Аравии. Если назвать поименно активных проповедников салафизма, то узнаём, что все они – граждане Казахстана узбекской национальности (среди верующих существует мнение, что Дарын Мубаров – узбекский казах, а Тоиржан Ибрагимов – узбекский таджик) и выходцы из юга страны (ЮКО – ныне Туркестанская область – и Жамбылская область). Парадокс состоит не в том, что проповедники являются узбеками по национальности, а в том, что люди, родившиеся на юге, то есть имеющие один менталитет, разделились суриритов и матхалитов и ведут яростную идеологическую борьбу между собой в рамках салафизма. Это раскрывает не только многогранный характер религиозно-политической идеологии в Казахстане, но и степень обострения духовного кризиса.

И суфийские учения,  основной платформой религиозно-политической идеологии которых является шиизм, также превратили Казахстан в арену сведения счетов между собой. Еще в начале 90-х годов в Казахстане началось усиление влияния учения «нурши»,  созданного на основе поучений турецкого курда Саида Нурси. Иногда их называют «гуленисты» (по имени Фетхулаха Гулена, в настоящее время находится в эмиграции в США). «Гуленисты-нурши» наряду с открытием в Казахстане турецко-казахских учебных заведений, открыли немалое число религиозно-просветительских медресе, назначили подающим надежду мюридам специальные стипендии и обучили их в университете Аль-Азхар в Египте. Многие из них сейчас служат имамами мечетей, некоторые работают религиоведами в государственных структурах, есть «нурши», которые поднялись до должности заместителя главного муфтия. Все это является процессом, имеющим место после того как генералы и адмиралы, противостоявшие паутине религиозной идеологии через организацию военных переворотов в целях защиты светских принципов основанного Ататюрком Турецкой Республики, передали власть гражданскому сектору (Озал – Демирель - Эрдоган).

Затем после резкого изменения политики руководителя Турции Эрдогана, обострились отношения между ним и «гуленистами». В стране началось поголовное гонение на «гуленистов». Руководитель Турции, арестовав сторонников находящегося за рубежом с образовательно-просветительской миссией Фетхулаха Гулена, обратился с официальной просьбой к другим государствам о закрытии учебных заведений, имеющих отношение к «гуленистам».  Некоторые государства Центральной Азии поддержали это обращение Эрдогана. А Казахстан, заявив о том, что казахско-турецкие университеты и лицеи стали структурной частью республиканской системы образования и не имеют никаких связей с «гуленистами», защитили их от немилости Эрдогана. Как мы видим из цепочки событий, проблема, касающаяся внутренней политики Турции, оказала воздействие и на казахское общество, вызвала немалый переполох и постепенно утихла. Это событие должно научить с осторожностью смотреть на проникающие извне в Казахстан религиозные идеологии, чтобы не допустить попадания в их сети.

Есть моменты, которые не позволяют назвать национальным  и учение Исматуллы (проект, разработанный в целях регулирования религиозной ситуации в Казахстане), которое в народе стало  известно под названием «зикристы». Связь исламского суфизма с шиизмом  стала очевидна, когда были вскрыты все наслоения идеологии учений. А шиизм является течением, возникшим на почве противоречий  в политико-идеологических взглядах относительно управления сформированным вначале на Аравийском полуострове, а затем широко раздвинувшим свои границы  мусульманским халифатом (теократическим государством). Шииты придерживались принципа, что «правом управлять халифатом обладают только те потомки, которые кровью впитали в себя достоинства Пророка». Это противоречие политических взглядов вылилось затем в вооруженное  столкновение, в результате которого войска суннитов при сражении в пустыне Кербала убили считавшегося шиитами наследником правителя халифата Хусейна (племянника Пророка, сына Али). Появление в этот период движения фатимитов (оппозиционное движение, созданное под именем Фатимы, дочери Пророка, матери  Хасана и Хусейна) свидетельствует об  очень сильном усилении политического кризиса в халифате.

В целом, издавна применяемый  метод – это всемерное подавление своего противника группой,  получившим превосходство  в ходе борьбы за власть. Иногда этот метод перерастает в беспощадные репрессии. Верные идее, но не выдержавшие давления противники, исчерпав силы и средства, переходят к скрытой борьбе, сопряженной с различными хитростями и коварством. В качестве примера можно привести  совершаемые  террористические акты, когда во время пятничного намаза взрывают бомбы в мечетях шиитов или суннитов, влекущими за собой многочисленные жертвы.

Мирный способ борьбы из-за противоречий религиозных идеологических взглядов – это войти в образ противника и тем самым обезопасить себя. Этот хитрый метод называется «такия». На протяжении многих веков шииты, когда не оставалось других способов, прибегали к такому методу. Этот метод заключается в следующем: если ты окажешься среди врагов, то ты можешь скрыть свою истинную веру, а в случае, когда имеется угроза твоей  жизни, то можно принять образ проповедника вражеской идеологии. В средние века некоторые племена шиитской идеологии Ближнего Востока и Персидского залива применяли метод «такия», выдавая себя за суннитов.

По мнению исследователей, позднее «такия» вышел за рамки просто защиты от опасности, превратившись в тактику ведения скрытой идеологической борьбы шиитов против суннитов. Есть также мнение, что отнесение почти всеми  духовными наставниками суфийского учения себя к суннитскому сообществу и признание ими  мазхабов есть нечто иное как конъюнктура политической борьбы.

Асылбек Мусин, предложивший концепцию   познания религии (Бога и Корана) через философию, а идеологии религиозного характера (суннизм, шиизм, мазхабы, учения, тенгрианство и др.) – через политологию, считал, что «стремление суфиев приукрасить  идею  Махди, стыкование ими удивительных эзотерических понятий с христианской религией и  даже с иудаизмом,  есть идеологическая диверсия с целью разложения суннизма изнутри». Чтобы доказать это свое мнение, он организовал журналистскую экспедицию в Бухару, считающуюся родиной суфийских учений, и на основе собранных материалов снял два видео под названиями «Ядовитый туман суфизма -1», «Ядовитый туман суфизма -2». Опубликовал запись о поездке казахстанских суфиев во главе с  Исматуллой Абдигаппаром в Иран и тайных переговорах с видными аятоллами.

По мысли философа, в упадке государств исламского мира, некогда бывших локомотивами развития человечества, повинны не только сунниты и шииты, разделившие в борьбе за власть мусульман на два противоположных лагеря, но и суфийские учения. Ибо духовные наставники суфийского учения, осуществляя тайную миссию шиизма, отрицали  столь необходимый для развития человечества рационализм, срубив под корень науку и образование, монотеистическую веру народа затуманили  фантастическими сказками, формируя в обществе мифическое сознание.

Турарбек Кусаинов: Радикальный ислам имеет высоких покровителей в Казахстане

Четыре года назад в казахстанских СМИ наделало много шума анонимное интервью заключенного о том, что казахстанские тюрьмы превратились в медресе ваххабистов. Сегодня он решился раскрыть свое имя в exclusive.kz.  Его зовут Турарбек Кусаинов, приговоренный к четырем годам лишения свободы в 2014 году. В июле 2016 года он был освобожден условно-досрочно и сейчас живет в Атырау. Он также автор нашумевших книг «Мой путь духовного возрождения» и «Закат Восточного Туркестана». 

Сегодня вы решили обнародовать свое имя. В связи с чем? И почему тогда вы решились дать такое интервью?

- Дело в том, что я сам прошел долгий и трудный путь разочарований.  В свое время я очень увлекся религией, потом подался к национал-патриотам, попал в тюрьму, а сегодня нашел себя в общественной деятельности.  Еще до отбывания срока я был слишком хорошо знаком с радикальной идеологией и на себе прочувствовал его опасное обаяние. Поэтому я потратил много усилий на то, чтобы разоблачить экстремистские течения, в поле влияния которых сейчас попадает очень много молодежи. Попав в места не столь отдаленные, я с удивлением обнаружил экстремистские источники в свободном доступе в тюремной библиотеке. Тогда стало понятна причина радикализации верующих, которая была видна невооружённым глазом. Более того, вся она была предоставлена с одобрения КУИС РК. Естественно, мой гражданский долг сподвигнул меня обнародовать этот вопиющий факт. Вместе с тем, в целях безопасности, мне пришлось совершить разоблачение анонимно. Я понимал, что это, мягко говоря, не понравится ни сотрудникам, ни радикалам. Но  сегодня, по прошествии нескольких лет, я решил, так сказать «раскрыться» и обнародовать свое имя, чтобы люди понимали, что в каком бы состоянии я не был, я намерен продолжать распространять правду.

Многочисленные нарушения моих прав в местах заключения дополнились и нарушениями моих прав уже на свободе. В феврале 2017 года мне стало известно, что я включен в перечень организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма Комитета по финансовому мониторингу Министерства финансов Казахстана. Основания для включения меня в этот список вызывают недоумение, т.к. анализ этого списка показывает, что одни осужденные по аналогичным статьям УК РК оказались в этом списке как же как и я, другие, при точно таких же обстоятельствах, не включены в список «экстремистов — террористов». По какому принципу Генеральной Прокуратурой РК формировался этот список остается неясным.

Включение меня, привлеченного впервые в истории Казахстана к уголовной ответственности по весьма экзотической статье «разжигание родовой розни» в указанный список, лишает возможности реализовать свои права на достойную жизнь, свободу труда, свободу предпринимательской деятельности, нет возможности не только содержать своих престарелых, больных родителей, единственным кормильцем которых я являюсь, но и обеспечения себя и своих близких.

К сожалению, не секрет, что под видом «борьбы с терроризмом и экстремизмом» правоохранительные органы Казахстана просто выбивают себе побольше денег из бюджета, а из иностранных государств финансовую помощь якобы для борьбы с терроризмом, на самом деле использует эту помощь от демократических государств для борьбы с инакомыслием, преследуя совершенно невинных людей или политических оппонентов.

- Четыре года назад после публикации вашего интервью религиоведы сказали, что салафизм не является запрещенной религией и поэтому распространение этих книг не было не законным. Как изменилась эта ситуация сегодня?

- Дело в том, что религиоведы все еще, с одной стороны, являются заложниками исторической исламской традиции, с другой - мнения властей. Ну а власти либо недостаточно грамотны, либо не объективны по определенным причинам. Пока власти не будут негативно относиться к той или иной религиозной идеологии, они будут следовать сложившимся тысячи лет назад традициям. А ведь очевиден факт того, что все виды направлений в историческом  исламе сложились исходя из борьбы за власть. И это можно сказать и про сегодняшний день. Вместо власти объективным анализом доставшейся нам в наследство исламской традиции занимаются энтузиасты, такие как Рысжанов Серик. Не будучи профессиональным религиоведом, но пройдя на практике все возможные секты в Казахстане, ему пришлось глубоко изучить исламскую традицию, следствием чего стал перевод Корана на русский язык. Суть этой методики состоит в том, чтобы не опираться на чьи-то трактовки, а исходить  из прямого смысла оригинала текста. Это является наглядным примером того, что реальной борьбой с деструктивными идеями ни ДУМК, ни религиоведы не занимаются. 

- В своем интервью вы тогда сказали, что разрешенные муфтиятом книги изъяты из библиотек. А это значит, что руководство тюрем в этом заинтересовано. Чем вы это объясняете?

- Я думаю, что в органах нет специалистов, которые бы разбирались в этой теме, с одной стороны, а с другой стороны, это говорит о том, что среди госслужащих есть приверженцы радикальных идеологий. Иначе, как можно объяснить наличие экстремисткой литературы в библиотеке, тем более, одобренных КУИС? Кстати, это также указывает на то, что радикальные и экстремистские воззрения присутствуют и в системе муфтията, пусть и не открыто. Боюсь, что у государства нет объективной информации о ДУМК.

- То, что тюрьмы стали рассадником радикальных течений уже давно не секрет. Для решения этой проблемы обсуждалась идея открытия специальной тюрьмы для мусульман. Чем все это закончилось? 

- Эта идея так и не была реализована. Конечно же, необходимо содержать осужденных за экстремизм и радикализм (в том числе и терроризм) отдельно от других осужденных. Так же необходимо привлекать разбирающихся в экстремистских идеологиях специалистов к профилактике распространения радикальных идей в Казахстане. 

Как вы думаете, изменилось ли что-либо в этом смысле в тюрьмах за последнее время?

- Как я уже говорил, «а воз и ныне там». Несомненно, фундаментальный, догматический  ислам имеет покровителей на самом верху. Это естественно, ведь в начале приобретения независимости многие обратились к религии и, как следствие, совершили хадж, где, конечно же, в первую очередь попали под влияние саудовской версии ислама. Ярых последователей салафитской в среде высокопоставленных чиновников связывает не только идеология, но и бизнес интересы. Имея такую поддержку, радикалы на низовом уровне начинают чувствовать вседозволенность и, как правило, совершают правонарушения. Попав за решетку, адепты радикализма активно пропагандируют свою идеологию, а покровители во власти обеспечивают вот такой литературой, которую я обнаружил в библиотеке. Те, кто их слушает вдохновляются возможностью быть причастным к большому проекту и ощущением собственной значимости.

- Как сегодня выглядит ситуация с распространением религиозного радикализма в целом?

- На сегодняшний день, открытых активных распространителей наши спецслужбы смогли нейтрализовать, однако сам радикализм, конечно же, никуда не делся. Дело в том, что сам источник экстремистской идеологии не уничтожен и с ним должны бороться не спецслужбы (это не их компетенция). Нейтрализовать враждебную идеологию можно лишь альтернативой, другой позитивной идеей, которая бы изобличала негативную сторону чуждого воззрения. Люди должны иметь выбор и знать подноготную религиозных воззрений. Этим, кстати, занимается известный ученый математик, доктор педагогических наук, профессор Кайрат Закарьянов, который написал ряд фундаментальных книг про великую тюркскую цивилизацию.  Рысжанов Серик в данный момент со своими единомышленниками готовит глобальный проект по унификации воззрения всех авраамических религий: иудаизма, христианства и Ислама. Этот проект позволить нивелировать искусственно созданные религиозные барьеры между людьми и уберет причины межрелигиозных противоречий.

- Вы написали несколько книг, в которых рассказали о своем опыте. Чем вы сейчас занимаетесь? 

- Сейчас я пишу историческую книгу о Восточном  Туркестане под руководством профессора Турсынхана Зекена , а так же в планах снять документальный фильм о геноциде казахов в Китае.

Подробности здесь.

Редакция Exclusive
0 комментариев
Архив