Hürriyet (Турция): турецко-российские отношения снова проходят стресс-тест
Hürriyet (Турция): турецко-российские отношения снова проходят стресс-тест
25 дней назад 180 inosmi.ru Седат Эргин (Sedat Ergin)

Автор предлагает на какое-то время затаить дыхание и наблюдать, смогут ли Москва и Анкара и в этот раз найти компромисс. Обвинения Эрдогана в адрес России и обеспокоенность Путина действиями Турции в Нагорном Карабахе — все это указывает на то, что стороны столкнулись с серьезными разногласиями.

В то время как все внимание обращено на столкновения между азербайджанскими и армянскими войсками в Нагорном Карабахе, Россия нанесла суровый удар с воздуха по вооруженной оппозиционной группировке, близкой к Турции, в Идлибе, в результате чего уравнение в турецко-российских отношениях одной стороной склонилось к Сирии.

Речь идет о состоявшейся два дня назад, 26 октября, воздушной атаке российской боевой авиации на учебный лагерь организации «Фейлак аш-Шам», которая происходит от Свободной сирийской армии (ССА), в районе селения Дувейле, расположенного в приграничном регионе в девяти километрах от Хатая. В результате этой атаки 78 человек погибли, еще 90 получили ранения.

Судя по сообщениям, поступающим из региона, группы вооруженной оппозиции в Идлибе дали решительный ответ, открыв интенсивный артиллерийский и ракетный огонь по позициям дислокации армии Асада.

Россия запустила баллистические ракеты по Джераблусу

На самом деле атака в Идлибе была не первой в своем роде за последнее время. Чтобы увидеть картину целиком, нужно вернуться к событию, произошедшему за три дня до атаки в Идлибе. В прошлую пятницу, 23 октября, на севере Сирии имела место еще одна воздушная атака, которая не привлекла внимания международного сообщества.

Атаке подвергся район расположения нефтеперерабатывающих заводов, выпускающих дизельное топливо, и рынка такого топлива близ селения Аль-Кусса в сельской местности Джераблуса. Сирийский центр мониторинга по правам человека (SİHG) сообщил, что в результате взрывов семь мирных жителей погибли, еще 20 человек получили ранения. В социальных сетях можно встретить изображения сгоревших бензовозов на месте происшествия.

О том, как проводилась операция, сообщается противоречивая информация. SİHG заявил, что атака была произведена ракетами, запущенными русскими с авиабазы Хмеймим в районе Латакии, расположенной на побережье Средиземного моря.

Однако агентство «Анадолу» (Anadolu) сообщило, что атака была осуществлена путем запуска двух баллистических ракет с кораблей российского флота, базирующихся в Латакии. В некоторых сообщениях утверждалось, что баллистические ракеты были выпущены с российского военного корабля, базирующегося в водах Тартуса, расположенного на берегу моря южнее Латакии.

На прицеле — район операции «Щит Евфрата»

Расстояние между базой Хмеймим и Джераблусом составляет 250 километров. Если баллистические ракеты были запущены из Тартуса, тогда дальность полета достигает свыше 280 километров.

Джераблус расположен прямо напротив Каркамыша, где река Евфрат из Турции заходит на территорию Сирии. Вместе с тем это также самая крайняя восточная точка района проведения Турцией операции «Щит Евфрата» в Сирии. В Джераблусе контроль на земле осуществляют главным образом группы, образовавшиеся из рядов ССА.

В рамках этой атаки России мишенью был рынок дизельного топлива и самые элементарные потребности всех людей, живущих в регионе, контролируемом вооруженной оппозицией.

Атаки в Идлибе и Джераблусе объединяет то, что на прицел берется не «Аль-Каида» или ИГИЛ (запрещены в РФ — прим. ред.), квалифицируемые ООН как «террористические организации», а непосредственно сирийская вооруженная оппозиция. А то, что атаке подвергается и место в районе операции Турции в Сирии, разумеется, содержит сигналы в адрес Анкары.

Отношения на хрупком основании

Тот факт, что эти две атаки произошли одна за другой, достаточно ясно показывает, на каком хрупком основании в эти дни стоят отношения Турции с Россией.

В период, когда российско-турецкие отношения испытывают на себе определенное давление из-за решительной поддержки, которую Турция оказывает Азербайджану в конфликте в Нагорном Карабахе, Россия этими ходами, можно сказать, встраивает и Сирию в качестве противовеса в уравнение, связанное с этим процессом.

Здесь стоит вкратце вспомнить телефонный разговор, состоявшийся между президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и российским лидером Владимиром Путиным 14 октября. 

В заявлении Кремля по итогам переговоров было сказано, что стороны подчеркнули «настоятельную необходимость» прекращения кровопролития и перехода к мирному урегулированию нагорно-карабахской проблемы. Этот тезис выступает как общая позиция двух сторон.

При этом обращают на себя внимание два момента, подчеркнутых в заявлении российской стороны. Во-первых, выражается «надежда на то, что Турция внесет конструктивный вклад в деэскалацию конфликта». Во-вторых, в тексте заявления приводится такое предложение: «Владимир Путин выразил серьезную обеспокоенность в связи с участием в военных действиях боевиков из ближневосточного региона».

С другой стороны, в заявлении администрации президента Турции в Анкаре по поводу этих переговоров говорится: «Президент Эрдоган заявил (Путину), что Армения, которая спровоцировала новый кризис, атаковав территории Азербайджана, пытается закрепить продолжающуюся почти 30 лет оккупацию азербайджанских земель и Турция как в рамках своего статуса в Минской группе ОБСЕ, так и в рамках двусторонних отношений выступает за долгосрочное урегулирование проблемы».

Как видно, акценты в заявлениях двух сторон не по всем позициям расставлены одинаково.

Модель сотрудничества с Москвой через конфликт

На самом деле на данном этапе российская сторона не считает нужным скрывать свои разногласия с Анкарой, как мы уже подчеркивали в нашей вчерашней статье. В этой связи нетрудно догадаться, что с помощью двух рассматриваемых атак Россия пытается приобрести дополнительную переговорную силу против Турции в критически важных переговорах по Кавказу, включив в них и Сирию.

С этой точки зрения можно предположить, что в турецко-российские отношения встраивается уравнение по принципу «сообщающихся сосудов», на одной стороне которого — Сирия, на другой — Кавказ. Это уравнение также можно представить в трехстороннем варианте, включив в него Ливию. Но тот факт, что в Ливии на данный момент ситуация в какой-то мере стала двигаться в сторону мирных переговоров, отчасти снижает напряжение, создаваемое в диалоге Анкара — Москва ливийским спором, в котором стороны поддерживают разные противоборствующие группы на поле боя.

В последнее время в отношениях Турции и России было много кризисов, в результате которых стороны серьезно сталкивались друг с другом. Самым наглядным примером были столкновения в Идлибе в конце февраля этого года. Несмотря на это, при всей возникавшей турбулентности эти кризисы можно было так или иначе преодолеть путем компромиссных формул, которые находились Эрдоганом и Путиным. Между Анкарой и Москвой закрепляется своеобразная модель отношений, которую можно охарактеризовать как «соперничество и сотрудничество через конфликт».

Сработает ли эта модель, выработавшаяся в ходе прошлых кризисов, в вопросе Южного Кавказа — увидим. На данном этапе не кажется, что Турция и Россия близки к компромиссу. Видимо, нам нужно на какое-то время затаить дыхание.

0 комментариев
Архив