Geopolitika.news (Хорватия): ядерные державы накапливают оружие и ждут первого шага. Китай намерен удвоить ядерный арсенал за 10 лет и расширить сеть военных объектов
Geopolitika.news (Хорватия): ядерные державы накапливают оружие и ждут первого шага. Китай намерен удвоить ядерный арсенал за 10 лет и расширить сеть военных объектов
1 месяц назад 774 inosmi.ru central.asia-news.com Зоран Метер (Zoran Meter), Бредли Тэйер (Bradley A. Thayer)

США и Россия ясно дают понять и друг другу, и всему миру, что не намерены отказываться от дальнейших разработок и укрепления своего ядерного арсенала. За ними с большим вниманием следит Китай, который пока отстает от них, но делает большие вложения именно в этот сегмент вооруженных сил.

Aмерика перебрасывает современную военную технику и вооружения в Европу, но после прихода к власти Дональда Трампа это уже не новость. Часто можно услышать, в основном от его сторонников в США и в мире, что Трамп — единственный президент США, который за время своего президентства не начал ни одной войны. Однако нынешняя американская внешняя политика, вероятно, еще никогда за всю историю не была более агрессивной. Причем не только в отношении своих традиционных или новых соперников, но и в отношении собственных формальных военных и политических союзников и партнеров по всему миру, особенно что касается Европейского Союза. Новая американская внешнеполитическая стратегия, в отличие от предыдущих, просто отказывается учитывать хотя бы частично национальные интересы своих ключевых союзников, с которыми эта страна могла бы согласованно идти к своим целям, достигаемым мягкой или жесткой силой или их комбинацией. После горького опыта Вьетнамской войны Соединенные Штаты больше не идут на серьезные прямые военные интервенции без хотя бы формального, пусть с военной точки зрения и нулевого, участия одного из ключевых европейских союзников: либо Великобритании, либо Франции, либо Нидерландов или всех вместе. Конечно, чем их больше, тем лучше для Вашингтона. Не потому что там боятся военного провала, а исключительно из-за имиджа и желания доказать соперникам по всему миру: США в своей внешней политике не одиноки, поскольку ту же позицию с ними разделяют и все остальные «свободные» и «демократические» страны мира.

Ложная стратегия

Однако после прихода Дональда Трампа в Белый дом планы и стратегии в рамках внешней политики американцы стали преподносить своим союзникам и партнерам как свершившийся факт, как то, что не нуждается в обсуждениях и сопротивляться чему бесполезно. Эти планы включают и учитывают преимущественно американские национальные интересы, которые теперь преподносятся как универсальные и которым союзники должны безоговорочно подчиниться, работая над их достижением. В противном случае им грозят политические или экономические санкции, как будто они какие-то банановые республики из так называемого третьего мира, а не страны с развитыми демократическими институтами и государственной традицией. Иными словами, при Дональде Трампе союзничество трансформировалось просто в вассальство. Вассалы должны ждать, когда с богатого господского стола им подбросят несколько крошек. Надо понимать, что и до Трампа хорошо было известно, кто хозяин в трансатлантических союзнических структурах, но этот хозяин (США) тогда, по крайней мере откровенно и на уровне риторики, преподносил себя как искренний партнер, который беспокоится о своих союзниках. Теперь США отказались от такого поведения, и действия американской стороны в отношении союзников, полностью игнорирующей их и доминирующей, вызывают крайне негативную реакцию у общественности и политиков этих стран. Но что должно беспокоить Вашингтон еще больше, так это распространение по всему миру антиамериканских настроений, пожалуй, наиболее выраженных за всю историю. Чего же тогда в подобных обстоятельствах, когда с Вашингтоном не могут договориться даже его ближайшие союзники, ожидать от него Китаю и России, которые в новейших американских доктринах и стратегических документах официально называются главной угрозой для американской национальной безопасности?

Секретная подлодка

Это длинное введение подводило к новости, которую на прошлой неделе опубликовало китайское СМИ Global Times. Там сказано, что США демонстрируют свою «и без того высокую боеспособность» отправкой их самой современной и овеянной секретностью атомной подводной лодки USS Seawolf (SSN-21) к норвежским берегам. И это через несколько дней после того, как США перебросили в Великобританию шесть своих стратегических бомбардировщиков, способных брать на борт ядерное оружие, в рамках миссии Bomber Task Force Europe 2020/1. В ночь на 22 августа они прибыли с американской базы Майнот в Северной Дакоте на базу «Фэрфорд» в Великобритании. О них и об их задачах я расскажу ниже. Теперь вернемся к означенной новости. Китайская газета Global Times обращает внимание на путь, который проделала означенная субмарина, чтобы войти в воды близ северного побережья Норвегии. Речь идет о проливе между норвежским побережьем и островом Медвежий в Баренцевом море, через который вынуждены проходить российские подлодки, чтобы выйти в Атлантический океан с баз на северо-западе России. Американские военно-морские силы даже опубликовали фотографию, на которой над поверхностью Баренцева моря виднеется их самая современная подводная лодка, хотя раньше Пентагон никогда не обнародовал данные о перемещениях своих подводных лодок, особенно если речь идет об атомной подлодке, ведущей разведку и выполняющей спецзадачи. Китайское СМИ уверено, что так США отправляют ясный сигнал России о своих возможностях в этом регионе.

Вице-адмирал флота США Дэрил Кодле заявил в этой связи: «Перебазирование „Сивулф" из Бангора в распоряжение американской Шестой флотилии демонстрирует глобальную военную мощь американских военно-морских сил. Наши моряки подводного флота лучшие в мире. Они располагают уникальными навыками, необходимыми для укрепления нашего флота и повышения эффективности объединенных сил в конфликтах». Американские военно-морские силы гордятся упомянутой атомной подводной лодкой ввиду ее ключевых характеристик: бесшумности движения, скорости и превосходного вооружения. Хотя она не может осуществлять вертикальный пуск ракет, подлодка не только оснащена торпедами, но и может нести до 50 единиц ядерного оружия в торпедных отсеках. Эта новость, обнародованная Пентагоном 21 августа, не могла уйти от внимания российской стороны и не вызвать реакции ее вооруженных сил. В ночь с 27 на 28 августа на авиабазу Оленья на Кольском полуострове на крайнем российском северо-западе прилетели несколько самолетов дальнего радиолокационного обнаружения А-50. В их задачи входит слежение за учениями противника.

Русские реагируют

По официальной информации от российского Северного флота, 19 августа на главную базу флота Североморск из Балтийской флотилии прибыло подкрепление в виде двух малых ракетных кораблей проекта 21631, вооруженных крылатыми ракетами «Калибр». Они проведут испытания своего ракетного арсенала в акватории Баренцева и Белого морей. Ранее на названную российскую базу также направили главный патрульный корабль проекта 22160 Черноморского флота «Василий Быков», который тоже проведет испытание комплексов вооружений в акватории Белого моря. В этом году российский Северный флот уже завершил ракетные испытания новой стратегической подводной лодки «Князь Владимир» проекта 995А «Борей-А» и продолжает испытания главной атомной подводной лодки «Казань» проекта 885М «Ясень-М». Эти две субмарины тоже отличаются бесшумностью движения, а также располагают точным поражающим оружием, в том числе ядерным. В этом году на российской судоверфи «Севмаш» началось производство двух подводных лодок, «Воронеж» и «Владивосток», тоже проекта «Ясень-М», которые станут носителями совершенно новых крылатых ракет «Калибр-М» дальностью более четырех тысяч километров. На вооружение российского флота они поступят к концу 2027 года, и в их задачи будет входить ядерное стратегическое сдерживание, более эффективное, чем у их предшественниц. Таким образом, США и Россия ясно дают понять (и друг другу и всему миру), что не намерены отказываться от дальнейших разработок и укрепления своего ядерного арсенала. За ними с большим вниманием следит Китай, который очень отстает от них как по количеству стратегических ядерных вооружений, так и по технологиям их производства. Правда, разрыв этот очень быстро сокращается, поскольку Китай делает большие вложения именно в этот сегмент вооруженных сил. Это очень беспокоит американское политическое и военное руководство, хотя США сами недавно начали масштабный и дорогой проект модернизации и развития американского ядерного арсенала.

Именно на это указывает в последние месяцы Пекин, обосновывая свой отказ участвовать в будущем американо-российском договоре о стратегических ядерных вооружениях START-3, действие которого истекает в феврале будущего года. Правда, все меньше остается надежд на то, что он вообще будет продлен, а тем более что появятся новые договоренности о дальнейшем сокращении стратегического ядерного арсенала двух единственных ядерных держав, которые вместе обладают почти 90% всего ядерного оружия в мире. Американский президент настаивает на том, чтобы Китай подключился к подписанию так называемого тройного ядерного соглашения (США, Россия, Китай), хотя и сам признает значительное отставание Китая в этом сегменте вооружений от двух других стран. Однако Трамп исходит из того, что Китай, как страна, которая стремится к глобальному влиянию во всех сегментах, должен доказать свою серьезность и взять на себя ответственность, сопряженную с подобной ролью.

Китайская позиция объяснима и с точки зрения так называемого равновесия сил, которое может существовать только в случае равновесия ядерных сил, как было во время холодной войны в ХХ веке между Западом (читай США) и СССР. Именно страх уничтожить друг друга за короткое время служил главным «инструментом» и мотивом для предотвращения прямого военного конфликта между двумя мировыми сверхдержавами того времени.

Частые учения

Десять дней назад шесть американских стратегических бомбардировщиков Б-52 «Стратофортресс» прилетели с авиабазы Майнот в Северной Дакоте на базу «Фэрфорд» в Великобритании. 28 августа они в сопровождении истребителей и воздушных танкеров из 19 стран-членов НАТО, включая Хорватию, участвовали в учениях, которые охватили огромную часть Европы от Балтики до Черного моря. Европейское командование Вооруженных сил США сообщило, что проводятся уникальные по своему составу учения Bomber Task Force, которые были запланированы уже давно и не являются реакцией на какое-то политическое событие в Европе. Цель учений — повысить боеготовность и улучшить подготовку пилотного состава союзнических сил. Генерал Тод Уолтерс, командующий Европейским командованием Вооруженных сил США, заявил: «Мы отправляем ясный сигнал потенциальным противникам о нашей готовности противостоять любым глобальным вызовам». Конечно, в данном случае совершенно понятно, о каких потенциальных противниках идет речь. Это не Иран и не Северная Корея, не Венесуэла и не Куба или еще какое-нибудь африканское или азиатское государство «отщепенец». Настоящими и единственными глобальными соперниками США (очень неудобными и сильными, способными положить конец американской глобальной гегемонии и американскому устройству мира по однополярной модели) остаются исключительно Китай и Россия. Все остальные — малые дети. Ведь не сами режимы как таковые являются препятствием для американского союзничества, а исключительно их внешнеполитическая направленность, если она не соответствует американским национальным интересам. Достаточно вспомнить «демократии» саудовского типа, которые мало кому мешают, по крайней мере пока нефть течет туда, куда надо.

Китай намерен удвоить ядерный арсенал за 10 лет и расширить сеть военных объектов

Китайские военные предпринимают усилия, чтобы за десять лет удвоить ядерный арсенал, с возможностью запускать баллистические ракеты с боеголовками с земли, воды и из воздушного пространства, сообщили представители американских Вооруженных сил во вторник (1 сентября).

В ежегодном докладе с первой публичной оценкой ядерного арсенала китайского режима говорится, что число боеголовок составляет «200 с небольшим»; это намного меньше, чем получается по подсчетам независимых экспертов, которые оценивают запас в 300 или больше боеголовок.

Ожидается, что это число удвоится за 10 лет. Пекин уже может запускать баллистические ракеты с ядерным оружием на борту с земли и воды и сейчас развивает возможности таких запусков с воздуха, говорится в докладе.

Демонстрация силы

Другая ключевая задача китайской армии — демонстрация силы. Китайцы хотят, чтобы их военные могли действовать где угодно в мире. Один из шагов на пути к этой цели — организация более крепкой сети логистики за рубежом.

Пекин, «с большой долей вероятности, уже рассматривает и планирует» открытие объектов военной логистики за пределами Китая, которые могли бы поддержать военно-морские, воздушные и наземные силы, отмечено в докладе.

Среди мест, возможно, рассматриваемых для решения подобных задач, фигурируют Мьянма, Таиланд, Сингапур, Индонезия, Пакистан, Шри-Ланка, ОАЭ, Кения, Сейшелы, Танзания, Ангола и Таджикистан. У Китая уже есть военный объект в Джибути.

В июльском докладе рассказывается о том, почему ряд стран давно считают китайский режим стратегической угрозой. Однако недавно последствия действий Пекина во всем мире существенно подняли уровень тревоги.

Готовьтесь к новой гонке вооружений: новая ядерная стратегическая стабильность не будет работать с Китаем (The National Interest, США)

Тот факт, что Китай отвергает контроль над вооружениями, вызывает беспокойство и свидетельствует о том, что он является ревизионистской державой, говорится в материале. Кроме того, Пекин не хочет иметь ограничений своих возможностей по расширению арсенала. К чему это может привести с точки зрения автора, читайте в статье.

Увеличение Китаем арсенала своего ядерного оружия не получило заслуженного внимания ввиду той угрозы, которую действия Пекина представляют для интересов Соединенных Штатов и для стратегической стабильности. Действия Пекина подрывают способность Соединенных Штатов сдерживать атаки, направленные против Соединенных Штатов, обеспечивать сдерживание для своих союзников и защищать свои интересы. Стратегическая стабильность возникает, когда обе или все стороны, участвующие в процессе сдерживания, не имеют значительных поводов для достижения превосходства. На исходе холодной войны стратегическая стабильность была достигнута для Соединенных Штатов и России. Однако стратегическая стабильность не будет достигнута с Китаем по трем причинам.

Во-первых, согласно существующим оценкам, в настоящее время Китай имеет в своем арсенале примерно 300 ядерных зарядов, однако из-за отсутствия транспарентности со стороны Пекина можно предположить, что ядерный арсенал Пекина, на самом деле, значительно больше. В этом месяце в Китае раздавались призывы к увеличению своего ядерного арсенала до тысячи стратегических боеголовок, не говоря уже о ядерном оружии среднего радиуса действия или о других его видах. В то время как в Соединенные Штаты устроили для себя «стратегические каникулы» (strategic holiday), Китайская Народная Республика использовала появившуюся возможность для увеличения своих арсеналов, своего потенциала в киберпространстве, а также в области обычных вооружений. Если проанализировать все эти значительные меры по созданию стратегических систем, а также возможности в сфере кибервойны и обычных вооружений, то неизбежными будут такие выводы:

  1. причины упомянутого увеличения обусловлены собственными грандиозными стратегическими целями, направленными на достижение гегемонии;
  2. решение об увеличении арсенала Китая было принято давно. Китай использовал нашу пассивность для наращивания своего потенциала.

Вот что сказал по этому поводу Каспер Уайнбергер, министр обороны в администрации президента Рональда Рейгана: «Когда мы наращиваем арсенал, они наращивают арсенал, когда мы останавливаемся, они наращивают арсенал».

Рост китайского арсенала нельзя отделить от других свидетельств китайской экспансии. Так, например, китайцы расширяют свои базы в Джибути и в Гвадаре, а также сеть своих альянсов, в том числе с помощью инициативы «Один пояс, Один путь» и «долговой дипломатии» (debt diplomacy). Сюда же можно отнести и создание международных институтов для замены уже существующих, а также проведение агрессивных разведывательных операций.

Перечисленные меры показывают, что Китай не намерен поддерживать статус-кво, а является, в действительности, ревизионистской державой и, кроме того, он пытается быстро добиться изменений. Все это не предвещает ничего хорошего для стратегической стабильности.

Больше всего беспокойства вызывает то, что наращивание Китаем своего потенциала может позволить ему добиться паритета с Соединенными Штатами или даже превосходства над ними, результатом чего станет интенсивная гонка вооружений. Действия Китая представляют собой угрозу для стратегической стабильности. Для поддержания стратегической стабильности требуется модернизация американских стратегических систем, включая противоракетную оборону, а также обычных вооружений. В Если не делать этого, то может возникнуть прямой и жизненно важный стратегический вызов в отношении безопасности наших союзников, а также нашей собственной безопасности.

Во-вторых, обращает на себя внимания и форма наращивания Китаем своего потенциала. Всегда склонные к секретности, китайцы попытались сохранить в тайне наращивание своих ядерных сил, поскольку они не хотят спровоцировать преждевременную реакцию со стороны Соединенных Штатов и их союзников. Еще больше достойно осуждения то, что китайцы тайным образом «подготавливают поле боя» (preparing the battlefield), поскольку они хотят получить возможность нанести ущерб Соединенным Штатам с помощью других, неядерных средств. Эти неядерные направления атак включают в себя киберпространство, контроль космоса, господство в области цепочек поставок, экономическое влияние, технологическое овладение стандартом G5. 

Кроме того, все больше внимания китайцы уделяют вопросам искусственного интеллекта, мягкой силе и нелегальному доступу к американским знаниям, интеллектуальной собственности, финансам и технологиям для облегчения роста могущества Китая. В результате подобных действий Соединенным Штатам может быть нанесен значительный ущерб — на самом деле, он может быть почти эквивалентен ущербу от масштабной ядерной атаки — и предпринята попытка заставить уступить политических лидеров Соединенных Штатов в условиях кризиса или ограниченной войны без использования ядерного оружия. Китай может предпринять одну или несколько кибератак на электрические сети, а также на способность Соединенных Штатов восстанавливать и ремонтировать свои электрические сети после крупной кибератаки.

Это, скорее всего, может быть прямой атакой в области киберпространства, однако ущерб от нее может оказаться непреднамеренным из-за непредусмотренных последствий атаки против других целей. Более того, риски использования электромагнитных импульсов (electromagnetic pulse) против электрических сетей Соединенных Штатов тоже являются реальными. Уязвимость американских электрический сетей при воздействии электромагнитных импульсов — в случае умышленной атаки на сети, кибератаки или повышенной солнечной активности, — а также способность восстанавливать электрические сети в результате подобных действий является тем вопросом, который сегодня должен быть решен.

В-третьих, Китай отвергает контроль над вооружениями на практике, а также в принципе. Пока Китай не собирается в одностороннем порядке сокращать свой арсенал, ограничивать его или вступать в переговоры по контролю над вооружениями. Это тревожный признак, свидетельствующий о том, что представления Соединенных Штатов об основах стабильности в отношениях между великими державами являются лишь их собственными, и их не разделяет Китай. Главная цель контроля над вооружениями состоит в том, что он способствует укреплению стабильности в отношениях между государствами.

Если государство добровольно отказывается от определенного класса оружия или ограничивает его, оно демонстрирует таким образом другим государствам, что его амбиции ограничены и что оно поддерживает стратегическую стабильность. Присоединившись к режиму контроля над вооружениями, Китай может показать, что он разделяет ценности контроля над вооружениями и стремится к мерам доверия, которые способствуют стабильности. Кроме того, он показывает, что является державой, поддерживающей статус-кво.

По сути, это позволило бы Китаю сигнализировать о своих мирных намерениях, а также произвело бы стабилизирующее воздействие на те государства, которые обеспокоены растущей мощью Пекина. Тот факт, что Китай отвергает контроль над вооружениями, вызывает беспокойство и свидетельствует о том, что, во-первых, он является ревизионистской державой, и, во-вторых, что он не намерен чем-то ограничивать себя, занимаясь увеличением своего арсенала.

Наличие подобных обстоятельств означает, что вряд ли можно будет добиться стратегической стабильности. Китай, скорее всего, будет стремиться к достижению превосходства, что является дестабилизирующим фактором, тогда как Соединенные Штаты должны гарантировать, что этого никогда не произойдет и должны готовить себя к возвращению к гонке вооружений. С учетом беспрецедентной экспансии Китайской Народной Республики, Соединенные Штаты должны ответить с помощью модернизации своих возможностей для сдерживания китайцев от возможности создать угрозу для основной территории Америки, для американских военных, а также для обязательств в отношении союзников. Это критически важные шаги для того, чтобы удержать Пекин от искушения начать гонку и попытаться добиться паритета или господства, что может в результате привести к разрушению способности Вашингтона внушать доверие и к распаду альянсов. И, наконец, Соединенные Штаты должны гарантировать, что проводится серьезная работа с учетом уязвимости и возможности причинения значительного ущерба экономике и населению на основной территории страны в результате применения неядерных средств.

0 комментариев
Архив