Христианизация казахской степи
Христианизация казахской степи
5 лет назад 18560 alfarabinur.kz/
Из на­уч­но­го на­сле­дия ка­зах­стан­ско­го ис­то­ри­ка З.Т. Сад­ва­ка­со­вой

Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь при­ни­ма­ла ак­тив­ное учас­тие в про­ве­де­нии за­во­е­ва­тель­ной по­ли­ти­ки ца­риз­ма в Ка­зах­ста­не. Если цар­ское пра­ви­тель­ст­во ус­та­нав­ли­ва­ло свое гос­под­ст­во си­лой ору­жия, то цер­ковь при­бе­га­ла к дру­гим сред­ст­вам в це­лях за­креп­ле­ния ре­зуль­та­тов за­во­е­ва­ний  пу­тем из­ме­не­ния со­зна­ния ко­рен­но­го на­се­ле­ния.

Б. Ка­ра­та­ев от­ме­чал, что пра­во­слав­ные про­по­вед­ни­ки при­чис­ля­ли ка­за­хов к не­му­суль­ман­ско­му, "ша­ман­ско­му" на­ро­ду – то есть, на­ро­ду без ре­ли­гии. По­это­му они ду­ма­ли, что про­цесс хрис­ти­а­ни­за­ции бу­дет ид­ти лег­ко и мас­штаб­но.

Од­на­ко ар­хив­ные ма­те­ри­а­лы го­во­рят об об­рат­ном. В них со­дер­жат­ся про­ше­ния ка­зах­ско­го об­щест­ва о за­щи­те их от при­тес­не­ний со сто­ро­ны влас­тей, о раз­ре­ше­нии на по­строй­ку ме­че­ти, мед­ре­се и ка­зах­ских школ. Сре­ди до­ку­мен­тов нет ни од­но­го, в ко­то­ром го­во­ри­лось бы о же­ла­нии устрой­ст­ва церк­ви или дру­го­го ре­ли­ги­оз­но­го не­му­суль­ман­ско­го со­ору­же­ния по ини­ци­а­ти­ве ка­за­хов, да­же кре­щё­ных. К это­му сле­ду­ет до­ба­вить, что не раз, по­лу­чив от­каз на стро­и­тель­ст­во ме­че­ти, ка­за­хи стро­и­ли их без раз­ре­ше­ния влас­тей.

Про­тив ор­то­док­саль­но­го бо­го­сло­вия и ка­зён­ной пра­во­слав­ной церк­ви вы­сту­пил из­вест­ный рус­ский пи­са­тель Л.Н. Толс­той. За это в фев­ра­ле 1901 го­да он был от­лу­чён от церк­ви. В по­ста­нов­ле­нии Си­но­да ска­за­но: "Из­вест­ный все­му ми­ру пи­са­тель, рус­ский по рож­де­нию, пра­во­слав­ный по кре­ще­нию и  вос­пи­та­нию граф Толс­той, в пре­льще­нии гор­до­го ума сво­е­го, дерз­ко вос­стал на гос­по­да и на Хрис­та его и на свя­тое его до­сто­я­ние, яв­но пе­ред все­ми от­рек­ся от вскор­мив­шей и вос­пи­тав­шей его ма­те­ри, церк­ви пра­во­слав­ной". Отве­чая на по­ста­нов­ле­ние Си­но­да, Л.Н. Толс­той пи­сал: "И я дей­ст­ви­тель­но от­рек­ся от церк­ви, пе­ре­стал ис­пол­нять ее об­ря­ды и на­пи­сал в за­ве­ща­нии сво­им близ­ким, что­бы они, ког­да я бу­ду уми­рать, не до­пус­ка­ли ко мне цер­ков­ных слу­жи­те­лей и мерт­вое мое те­ло убра­ли бы по­ско­рей, без вся­ких над ним за­кли­на­ний и мо­литв".

При­вле­че­ние ино­вер­цев в ря­ды пра­во­слав­ных объ­яс­ня­лось же­ла­ни­ем церк­ви по­лу­чать как мож­но боль­ше при­бы­ли с ми­рян: с рус­ских и ко­рен­ных жи­те­лей. Ма­те­ри­аль­ное бо­гат­ст­во церк­ви со­став­ля­лось пу­тем по­бо­ров и дру­ги­ми сред­ст­ва­ми. Рус­ский пи­са­тель А.И. Эр­тель в "За­пис­ках степ­ня­ка" пи­шет: "Свадьба еже­ли – 3 де­ся­ти­ны ему (по­пу) убе­рёшь, крес­ти­ны – пол­ни­вы, мо­ле­бен – све­зешь ему коп­ны с де­ся­ти­ны, по­хо­ро­нить еже­ли – мо­ло­ти ему 10 дней".

Сре­ди кре­щё­ных ка­за­хов встре­ча­лись и на­ибо­лее пре­дан­ные пра­во­слав­ной ве­ре, ко­то­рые не толь­ко при­ня­ли об­ряд кре­ще­ния, но и ста­но­ви­лись цер­ков­ны­ми слу­жи­те­ля­ми. Кре­щё­ные ка­за­хи, в от­ли­чие от рус­ских мис­сио­не­ров, пред­став­ля­ли со­бой цен­ные кад­ры для про­по­вед­ни­ков пра­во­сла­вия. Они зна­ли язык, тра­ди­ции, обы­чаи, пси­хо­ло­гию сво­е­го на­ро­да. Ис­поль­зо­ва­лись они при пе­ре­во­де ре­ли­ги­оз­ных, пра­во­слав­ных книг, так как луч­ше мог­ли до­нес­ти до сво­их со­оте­чест­вен­ни­ков их со­дер­жа­ние.

Как бы ни об­ха­жи­ва­ли цер­ков­ные свя­щен­но­с­лу­жи­те­ли сво­их по­до­печ­ных, их жизнь скла­ды­ва­лась со­вер­шен­но ина­че, в от­ли­чии от тех обе­ща­ний, ко­то­рые им да­ва­ли в мо­мент от­ка­за от сво­ей ве­ры. Боль­шин­ст­во ка­за­хов, знав­ших рус­скую гра­мо­ту и при­няв­ших хрис­ти­ан­ст­во, не бы­ли до­воль­ны сво­ей судь­бой, под­дав­шись на по­су­лы про­по­вед­ни­ков пра­во­сла­вия, обе­щав­шим "зла­тые го­ры", они в ито­ге ос­та­ва­лись ни с чем.

Вли­я­ние пра­во­слав­ной церк­ви на че­ло­ве­чес­кие ду­ши уже в то вре­мя бы­ло сла­бым. Фран­цуз­ский пу­те­шест­вен­ник де Кюс­тин пи­сал: "Я ви­дел в Рос­сии хрис­ти­ан­скую цер­ковь, на ко­то­рую ни­кто не на­па­да­ет, ко­то­рую все чтут, по край­ней ме­ре на­руж­но, цер­ковь, мо­раль­но­му вли­я­нию ко­то­рой всё бла­гоп­ри­ят­ст­ву­ет, и всё-та­ки эта цер­ковь не име­ет ни ма­лей­шей влас­ти над серд­ца­ми… Эта цер­ковь мерт­ва".

Слу­жи­те­ли церк­ви при­зы­ва­ли к хрис­ти­ан­ст­ву в шко­лах, тюрь­мах, боль­ни­цах и т.п. Тем са­мым вы­пол­ня­лось од­но из тай­ных пред­пи­са­ний, да­ва­е­мое слу­жи­те­лям рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви: "где бы ты ни встре­тил лю­дей, ты об­на­ру­жишь стра­да­ния, а если есть стра­да­ния, то есть по­треб­ность во вра­че, а если есть по­треб­ность во вра­че, то есть под­хо­дя­щий слу­чай для про­по­ве­ди".

Уве­ли­чи­вая чис­ло ка­за­хов-хрис­ти­ан, мис­сио­не­ры столк­ну­лись с не­ожи­дан­ны­ми яв­ле­ни­я­ми. Они свя­за­ны с тем, что кре­щё­ные ка­за­хи вмес­те с усто­я­ми хрис­ти­ан­ской ве­ры пе­ре­ня­ли от­дель­ные бы­то­вые тра­ди­ции рус­ско­го на­ро­да, иду­щие враз­рез с про­по­ве­ду­е­мой вы­со­кой пра­во­слав­ной нрав­ст­вен­ностью. Не­до­стат­ки, от­ме­чен­ные в от­чёте мис­сио­не­ров: буй­ст­во и раз­лад в семье, буй­ст­во и раз­лад в об­щест­ве, об­ман и пьян­ст­во. До при­хо­да рус­ских та­кие яв­ле­ния не на­блю­да­лись.

В то вре­мя, ког­да цер­ков­ные свя­щен­но­с­лу­жи­те­ли долж­ны бы­ли вы­де­лять­ся сре­ди пра­во­слав­ных сво­ей добро­по­ря­доч­ностью, вы­со­ки­ми нрав­ст­вен­ны­ми усто­я­ми и т.д., мно­гие из них, на­про­тив, ма­ло чем, от­ли­ча­лись от ми­рян сво­им по­ве­де­ни­ем и об­ра­зом жиз­ни. По­сту­па­ю­щие сиг­на­лы о пьян­ст­ве цер­ков­ни­ков и на­ру­ше­ние ими по­ряд­ка при бо­го­слу­же­нии, все ча­ще по­сту­па­ли из раз­ных мест в вы­шес­то­я­щие ду­хов­ные ин­стан­ции. Боль­шая часть цер­ков­ни­ков во­об­ще не по­ни­ма­ли, ка­кие функ­ции они долж­ны бы­ли вы­пол­нять, "по­ют и чи­та­ют дур­но, цер­ков­но­го ус­та­ва не зна­ют, поч­ти все жиз­ни не­трез­вой. Ока­зы­ва­ют­ся не­со­от­вет­ст­ву­ю­щи­ми сво­е­му на­зна­че­нию". Ма­ло то­го, что не­ко­то­рые цер­ков­ные слу­жи­те­ли сво­ей не­трез­вой жизнью по­пи­ра­ли устои пра­во­сла­вия, они ещё и при­вле­ка­ли та­ких же лю­дей или ис­поль­зо­ва­ли не­бла­го­вид­ные при­емы для уве­ли­че­ния чис­лен­нос­ти кре­щё­ных.

По­ка­за­тель­ным яв­ля­ет­ся де­ло о пе­ре­хо­де ка­заш­ки из ис­ла­ма в пра­во­сла­вие, ко­то­рая за ко­рот­кий срок (с 2 по 5 ап­ре­ля 1896 го­да) бы­ла под­го­тов­ле­на к об­ря­ду кре­ще­ния. Но до­зна­ние про­ку­ра­ту­ры по­ка­за­ло, что кре­ще­на она бы­ла "об­ма­ном, бу­ду­чи спи­ва­е­ма в те­че­ние не­сколь­ких дней вод­кой".

В 1872 го­ду ака­де­мик Е.А. Ма­лов пред­ло­жил со­здать ко­мис­сию по из­да­нию мис­сио­нер­ско­го про­ти­во­му­суль­ман­ско­го сбор­ни­ка. По её ито­гам бы­ло при­ня­то ре­ше­ние об из­да­нии кур­со­вых со­чи­не­ний не­ко­то­рых сту­ден­тов и ма­гист­ран­тов Ка­зан­ской ду­хов­ной ака­де­мии в ви­де сбор­ни­ка. Боль­шин­ст­во эк­зем­пля­ров это­го сбор­ни­ка рас­прост­ра­ня­лось бес­плат­но, в ви­ду той поль­зы, ка­кую он мо­жет при­нес­ти. Те­ма­ти­ка дан­но­го из­да­ния до­воль­но об­шир­на и по­ка­за­тель­на. В ка­чест­ве ил­люст­ра­ции при­ве­дем на­зва­ния не­ко­то­рых ма­гис­тер­ских ра­бот. Бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны со­чи­не­ния на те­мы: "О про­ти­во­ре­чи­ях в Ко­ра­не", "Ме­тод мис­сио­нер­ской по­ле­ми­ки про­тив та­тар-му­хам­ме­дан", "При­чи­ны упор­ной при­вя­зан­нос­ти та­тар-му­хам­ме­дан к сво­ей ве­ре", "Кри­ти­чес­кий раз­бор му­хам­ме­дан­ско­го уче­ния о про­ро­ках", "Ме­с­та Ко­ра­на, бла­гоп­ри­ят­ные для об­ра­ще­ния му­хам­ме­дан в хрис­ти­ан­ст­во" и то­му по­доб­ное. Да­же этот не­боль­шой пе­ре­чень да­ёт яс­ное пред­став­ле­ние о на­прав­лен­нос­ти дан­ных "трак­та­тов", о той сверх­за­да­че, ко­то­рая пре­сле­до­ва­лась этим из­да­ни­ем и, ко­то­рой под­чи­ня­лось со­дер­жа­ние пуб­ли­ку­е­мых в нём ра­бот.

Не­ма­лое зна­че­ние отво­ди­лось кни­го­из­да­тель­ской де­я­тель­нос­ти, как ду­хов­ной пи­ще, ко­то­рую долж­ны бы­ли по­лу­чать ка­за­хи. В ре­зуль­та­те бы­ли пе­ре­ве­де­ны на ка­зах­ский язык 307 книг, из них 288 – ре­ли­ги­оз­но­го со­дер­жа­ния. Мож­но се­бе пред­ста­вить воз­дей­ст­вие этих книг на уча­щих­ся школ. Обес­пе­чи­вая не­боль­шим ко­ли­чест­вом книг об­ще­об­ра­зо­ва­тель­но­го на­прав­ле­ния, им­пе­рия не жа­ле­ла средств для книг с ре­ли­ги­оз­ным со­дер­жа­ни­ем.

Свя­щен­ни­ки, для то­го, что­бы при­влечь в ло­но церк­ви му­суль­ман лег­ко по­сту­па­лись прин­ци­па­ми хрис­ти­ан­ст­ва. Так, в де­лах цен­зур­но­го ко­ми­те­та есть указ от 1886 го­да с мне­ни­ем это­го ор­га­на о кар­ти­нах на ре­ли­ги­оз­ные те­мы. В нем, в част­нос­ти го­во­ри­лось: "На кар­ти­не, изо­бра­жа­ю­щей са­ма­ря­ни­на, по­да­ю­ще­го по­мощь из­би­то­му раз­бой­ни­ка­ми, ми­мо ко­то­ро­го про­шли, не ока­зав по­мо­щи, свя­щен­ник и ле­вит, изо­бра­же­ние са­ма­ря­ни­на в чал­ме мо­жет вы­звать в тех мест­нос­тях, где на­хо­дят­ся ма­го­ме­та­не, не­пра­виль­ное тол­ко­ва­ние изо­бра­жен­но­го пред­ме­та". Из опа­се­ния, что са­ма­ря­ни­на мо­гут при­нять за му­суль­ма­ни­на, про­явив­ше­го гу­ман­ность и, тем са­мым, бу­дут вос­хва­лять его пе­ред хрис­ти­а­на­ми, и во из­бе­жа­ние "пре­врат­но­го тол­ко­ва­ния" пред­ла­га­лось изоб­ра­зить са­ма­ря­ни­на с не­по­кры­той го­ло­вой.

В де­ле рас­прост­ра­не­ния хрис­ти­ан­ст­ва сре­ди ко­чев­ни­ков осо­бое мес­то за­ни­ма­ла мис­сио­нер­ская де­я­тель­ность, по­это­му для ее успе­ха об­ра­ща­лось боль­шое вни­ма­ние на под­бор и со­от­вет­ст­ву­ю­щую под­го­тов­ку мис­сио­не­ров.

Эти ли­ца долж­ны бы­ли от­ли­чать­ся от ос­нов­ной мас­сы пра­во­слав­ных бо­го­слов­ским об­ра­зо­ва­ни­ем  и вы­со­ки­ми нрав­ст­вен­ны­ми ка­чест­ва­ми, а так­же ис­крен­ним при­зва­ни­ем к мис­сио­нер­ской де­я­тель­нос­ти. Им вме­ня­лось в обя­зан­нос­ти: вла­деть ка­зах­ским язы­ком в со­вер­шен­ст­ве, знать пер­сид­ский и араб­ский язы­ки, изу­чить ос­но­ва­тель­но Ко­ран и все тол­ко­ва­ния его, а так­же му­суль­ман­ские ре­ли­ги­оз­ные кни­ги. Они долж­ны бы­ли об­ла­дать не­ко­то­ры­ми ме­ди­цин­ски­ми по­зна­ни­я­ми, до­ста­точ­ны­ми для ока­за­ния пер­вой вра­чеб­ной по­мо­щи ка­за­хам. Об­ре­тя с по­мощью сво­их по­зна­ний сим­па­тию на­се­ле­ния, они тем са­мым "най­дут удоб­ный слу­чай для про­по­ве­ди Еван­гель­ско­го уче­ния". 

1 комментарий
  • Представьте себе что:
    Стоял жаркий солнечный день. Ещё вчера прошел легкий дождичек. Но сегодня о вчерашней пасмурной погоде ничего не напоминало. Жители Актобе спешили каждый по своим делам не обращая внимание друг на друга. Никому ни до кого не было дело. 
    Амир неторопливо шел домой. Сегодня тренер по плаванию отпустил его по раньше. Спина сильно болела. Вчера ему сильно досталось ремня от старшего брата Али. Амир в этот раз дал себе слово что больше никогда не притронится к сигаретам. "И что мне мешало раньше бросить эту гадость до того как меня поймал на этом старший брат"- подумал Амир. Но произошедшое уже позади. И ничего не изменить. Достав из кармана пачку сигарет Амир выбросил их в мусур предворительно разорвав на мелкие кусочки. Спина конечно ныло сильно, но больше всего его беспокоило ни сколько спина, а то что отношения между им, его старшим братом и старшой сестрой могут изменится. И если недавно они с любовью относились к нему особено старшая сестра постоянно лаская его. То после этого случая он беспокоился что это может сильно изменить отношения между ним и его родными. Он начал вспоминать как сильно плакала вчера его сестра Аиша и от этого на сердце становилось только больнее.

    Старший брат Амира Али имел то же телосложение что и Амир. И хотя разница в возрасте между ними было только чуть чуть меньше года взглянув на них их можно было принять за близнецов. Хотя Али если и был братом близнецом, но не Амиру, а Аише. Помимо старшего брата и старшей сестры у Амира так же была сестра близнец Гульсум. Это было очень интересное сочетание. Многие удивлялись как у матери Амира получилось родить одну пару близнецов, а через год ещё одну. Али и Аише было по шестнадцать, ну а Амиру и Гульсум по пятнадцать. Аиша в отличие от Али была мягче по характеру, хотя иногда могла и проявить строгость. Али же был по строже и почти за каждую провинность Амиру не мало достовалось. Аиша редко била Амира. Максимум что достовалось Амиру от старшей сестры так это пощёчина. Но и то после этого она начинала сильно плакать и тут же принималась жалеть братика. И уже через минуту со слезами она кидалась обнимать и целовать его. Аиша если заслуженно и наказывала Амира, то по большому счету просто неделю не разрешала сидеть за компьютером или целый день заставляла сидеть в своей комнате. Амир был сильнее Аише но он никогда и не подумал о том что бы поднять на неё руку. Старшая сестра есть старшая сестра. И старших надо уважать. Сказала что во время надо выучить уроки значит надо сделать это во время. А вот Али уже был построже. С ним уже так как с сестрой не забалуешь. Если даст ремня, то всю неделю спина будет болеть. Родители никогда не защищали младших от старших. Если им и приходилось ругать кого то из старших, то делали это не в присутствии младших что бы не занижать авторитет перед младшими. 
    Амир шёл домой с радостью думая о том что сейчас встретится со своими родными. Он их видел только утром, но уже успел соскучится по ним.
    Придя домой Амир сразу поприветствовал сестру. Аиша сразу бросилась на шею Амиру начала целовать его. Зайдя в детскую Амир поприветствовал брата и сестру Гульсум сел рядом с Али обнял и поцеловал его. Али тоже хотел обнять братика но не хотел показывать что так легко простил ему вчерашнее и слерживая эмоции сказал:
    - Так давай переодевайся и принимайся за уроки. Сегодня на улицу не выйдешь. 
    - Но у нас сегодня с пацанами футбол. Мы должны играть двор на двор. - обиженно сказал Амир.
    - Накакого футбола, я сказал что сегодня сидишь дома.
    - Ладно Али ага.- тяжело вздохнув сказал Амир. 
    Амир понимал что провинился но он уже ведь получил за это двадцать ударов ремня по спине. Но спорить со старшим братом он не любил.
    - Амирчик кушать будешь? - вмешалась в размышления Амира Аиша.
    Амир закивал головой. 
    - Пойдём я тебе кушать погрею. - сказала Аиша взяв Амира за плечи повела его на кухню.
    Покушав Амир начал мыть посуду.
    - Я сама помою Амирчик - сказала сестра. 
    Амир ещё раз попросил разрешения у старшего брата пойти на футбол. Али нехотя разрешил ему сказав что бы к восьми вечера тот был дома.
    Амир с радостью обнял и поцеловал брата.
    - Давай быстрее беги, а то опаздаешь - строго сказал Али - и не забудь что бы к восьми был дома.
    - Хорошо Али. - сказал Амир и быстро выбежал из дома. 
    На дворе всё ещё стояла жаркая погода. Но это ничуть не убавило настроение Амиру и он с радостью побежал к своему другу Мише жившему напротив его дома. Добежав до подъезда Амир позвонил в домофон.
    - Кто? - послышалось из динамика.
    - Это я Амир, открывай побыстрее.
    Как только Миша открыл дверь Амир вбежал вверх по лестнице до пятого этажа. Запыхиваясь на бегу Амир увидел в дверях своего друга Мишу.
    - Заходи - сказал Миша.
    - Ты один? 
    - Нет с сестрой. Ты что так долго? 
    - Да еле отпустили.
    - Ну как вчера сильно досталось? 
    - Ну как сказать? Спина побаливает.
    - Кто там пришёл? - послашался голос со спальне. Это была старшая сестра Миши Алёна.
    - Не твоё дело. - сказал Миша.
    - Э проще разговаривай. - крикнула сестра.
    - Да ни к тебе пришли. Отстань.
    - Тебе что трудно ответить что ли? - крикнула Алёна.
    - Да Амир пришёл. Какое твоё дело?
    - Ну так и скажи. - сказала Алёна.
    Миша сделал вдох сказал тихо Амиру.
    - Как она меня задолбала. Ты чай будешь?
    - Какой чай?! Мы опаздываем. - сказал Амир.
    - Да не боись сейчас поедим и пойдём.
    - Да поехали потом чай попьёшь.
    - Ты дома пообедал? А я с утра ничего ни ел. Так что жди.
    Открыв холодильник Миша увидел что пироженное которое он вчера недоел отсутствует. Подумав что это дело рук Алёны он крикнул:
    - Ээ Алёна ты моё пироженное съела?
    - Ты что придурок что ли? Ты что не помнишь что ли как ты его ещё вчера съел? - крикнула Алёна.
    - Сама ты дура. Я его вообще-то не доел и половину оставил. Это ты сволочь съела его. - обиженно крикнул Миша. 
    Тут в дверях кухни появилась Алёна.
    - Привет Амир. - по приветствовала Алёна Амира.
    - Привет. - ответил на приветствия Алёны Амир.
    - Как дела? - спросила Алёна
    - Да ничё отлично. Ты как поживаешь? 
    - Да потихоньку. - ответила Алёна. Потом подошла к Мише и сказала. - Ты идиот не трогала я твоё пироженное. Это может мама с утра съела. Во время надо есть, а не искать потом виноватых.
    - Всё уйди отсюдого. - с психом сказал Миша. 
    Когда Алёна вышла из кухни. Миша и сказал еле сдерживая свою ярость:
    - Блин отвечаю я её когда нибудь ушатаю. Вырубает она меня если честно. Ладно давай быстро поедим и двинем. А то реально сейчас опоздаем.
    4 года назад