В мире идет борьба за песок. Почему важнейший для строительства ресурс скоро станет большой редкостью?
В мире идет борьба за песок. Почему важнейший для строительства ресурс скоро станет большой редкостью?
2 месяца назад 692 Фото: Andres Martinez Casares / Reuters

Нелегальная торговля и стремительное наращивание использования речного песка могут привести к дефициту важнейшего для строительства ресурса уже к 2050 году, предупреждают в ООН. Воспрепятствовать незаконной добыче песка практически невозможно — она почти ничем не отличается от обычной. В свою очередь, низкий порог входа в этот криминальный бизнес приводит к еще большему разграблению ключевого ресурса. Если в мире не ограничить добычу песка, под угрозой разрушения окажутся целые экосистемы, а расчистка прибрежных зон приведет к усилению засух. Выходом из ситуации может стать сокращение глобального автопарка или добавление продуктов переработки пластиковых отходов в бетон. Однако добиться прогресса в этой области в среднесрочной перспективе будет крайне трудно — власти ряда стран сами нередко получают выгоду от незаконной добычи песка. Песчаная мафия — в материале «Ленты.ру».

Большинство песка не подходит для строительства

Песок — второй по объемам потребления ресурс после воды. В мире насчитается множество видов песка. Вот только подавляющее большинство из них не подходят для строительного бетона.

Так, огромные запасы пустынного песка малопригодны для стройки, так как его округлые зерна слишком гладкие и плохо сцепляются между собой. Цементный раствор из такого песка отличается плохим качеством, а бетон — недостаточной прочностью.

Фото: Rupak De Chowdhuri / Reuters

Есть еще прибрежный песок, но в его составе слишком много соли, которая также негативно влияет на устойчивость строительных конструкций к внешним воздействиям (например, к природным катаклизмам) и в дальнейшем может приводить к образованию трещин. Подобные виды песка обычно используют после тщательной промывки, однако даже она не устраняет всех рисков. Так, физический географ из Университета Макгилла Метте Бендиксен допустила, что именно дешевый и некачественный прибрежный песок, активно используемый при строительстве зданий в Турции и Сирии, мог усилить ущерб от мощного землетрясения в феврале 2023 года.

Идеальным вариантом для стройки считается только речной песок, зерна которого имеют угловатую форму и способствуют более прочной связи с другими компонентами бетона. Ежегодное глобальное использование этого вида песка оценивается примерно в 50 миллиардов тонн, что почти вдвое превышает скорость природной рекультивации земель, на которых велась добыча. Более того, природе необходимы тысячи лет, чтобы восполнить запасы донных песочных отложений, эксплуатация которых за последние годы резко выросла.

В 50 млрд тонн оценивается мировое ежегодное потребление песка

Столь большие объемы спроса на речной песок объясняются его большой востребованностью в строительном секторе. Только на возведение одного дома в среднем необходимо около 200 тонн песка, на каждый километр шоссе — до 30 тысяч тонн, а для строительства атомной станции — и вовсе 12 миллионов тонн. Кроме того, более мелкие разновидности речного песка активно используются для производства стекла, а мельчайшие — при создании солнечных панелей и микрочипов. На фоне мирового строительного бума с 1900 по 2010 год мировой спрос на речной песок увеличился в 23 раза, а к 2060-му, по прогнозам экспертов, — достигнет рекордных 82 миллиардов тонн. 

Дефицит песка в мире может наступить в 2050 году

При сохранении стремительных темпов роста спроса на речной песок мир может столкнуться с его дефицитом уже к 2050 году, предупреждают в ООН. В настоящее время даже на легальном рынке интерес к этому важнейшему строительному ресурсу заметно превышает предложение, а к 2100 году разница может стать кратной (примерно в 2,5 раза). Дисбаланс начал проявляться на глобальном рынке в 2010-х на фоне строительного бума в ряде азиатских стран, прежде всего в Китае и Индии. Например, в КНР с 2011 по 2013 год израсходовали больше цемента, чем в США за весь XX век — 6,6 против 4,5 гигатонны.

Фото: Robert Pastryk / ZUMAPRESS.com / Globallookpress.com

На фоне стремительного роста спроса на азиатском рынке глобальный спрос на песок впервые превысил объемы доступного на легальном рынке предложения. К концу 2010-х стала активнее расти и его стоимость. Если в 2000-м цена за тонну песка составляла чуть больше 7 долларов, то к 2020-му — вплотную подобралась к 11 долларам. Если же дисбаланс спроса и предложения сохранится надолго, то к 2100 году стоимость тонны песка достигнет 19 долларов. Однако на легальный сектор приходится лишь малая часть глобального рынка песка — основные объемы реализуются на черном рынке.

Пресечь незаконную добычу песка невозможно

Значительная доля участия криминальных и мафиозных группировок в добыче речного песка обусловлена низким порогом входа в этот бизнес. Например, для добычи в прибрежной зоне нужны всего несколько самосвалов и экскаваторов. А тот факт, что законная и нелегальная добыча выглядят со стороны идентично, позволяет преступным группировкам скрываться от правоохранительных органов. При этом последние наряду с властями ряда африканских и ближневосточных стран нередко сами бывают втянуты в незаконную деятельность. Они могут получать проценты с продаж песка в третьи страны, а также торговать лицензиями на добычу. Конечные же покупатели в большинстве случаев не могут отличить песок, добытый незаконным путем, от продукции, извлеченной легальным способом, так как они выглядят одинаково или смешаны друг с другом. В итоге создается порочный круг, при котором пресечь черную добычу практически невозможно.

В $200-350 млрд оцениваются ежегодные обороты мирового нелегального рынка песка

Невысокий интерес властей ряда стран к прекращению незаконной добычи песка обусловлен и внушительными оборотами песчаного бизнеса. В ООН оценивают суммарные ежегодные обороты одного только легального сектора в 100 миллиардов долларов, в то время как в Геологической службе США по минеральным ресурсам утверждают, что совокупные размеры могут достигать 785 миллиардов. Это означает, что черный рынок песка может оцениваться в сотни миллиардов долларов. Так, сотрудник Федеральной полиции Бразилии Луис Фернандо Рамадон утверждает, что на теневой сектор может приходиться порядка 200-350 миллиардов долларов. Это делает его одним из самых внушительных черных рынков в мире. Подобная оценка превышает совокупные обороты мировой незаконной вырубки леса, добычи золота и рыболовства.

Фото: Jan Woitas / dpa / Globallookpress.com

Назвать точные масштабы нелегального сектора не представляется возможным, так как зачастую секретность черной добычи обеспечивают непосредственно представители властей того государства, в котором идет добыча. Подобная практика, в частности, получила широкое распространение в Марокко. Территория государства, расположенного в северо-западной части Африканского континента и граничащего на севере с Испанией, прошита сетью рек и каналов, что позволяет активно торговать песком с другими странами, в первую очередь, с европейскими.

Аналитический партнер Института исследований безопасности Южно-Африканской Республики (ЮАР) Абделькадер Абдеррахман сетует, что нелегальным путем в Марокко добывается более половины всего песка. Резко снизить эту долю почти невозможно, так как покровительство местным добывающим компаниям зачастую оказывают влиятельные криминальные группировки, включая наркоторговцев, а нередко и королевские министры. «Крупные компании находятся под защитой. Это целая система. Все на рынке торговли песком извлекают из этого выгоду, сверху донизу», — утверждает он.

Китай — один из лидеров по нелегальной добыче песка

Ситуация с незаконной добычей песка характерна не только для африканских и ближневосточных стран. Помимо Марокко эта проблема распространена в азиатских государствах. Речь идет прежде всего о Китае, где стремительные темпы урбанизации повлекли за собой строительный бум. Следствием этого стали активное наращивание объемов добычи речного песка и участившиеся случаи незаконного извлечения со дна водоемов важнейшего ресурса. Одним из главных эпицентров подобной деятельности стало крупнейшее пресное озеро страны — Поян. Прибрежную зону водоема захватили крупные баржи и танкеры для перевозки песка. Мощность одного земснаряда, используемого для глубоководной добычи песка, может достигать 10 тысяч тонн. На этом фоне объемы ежегодной добычи на озере за последние несколько лет достигли уровня в 354 миллиона тонн.

Фото: Aly Song / Reuters

При этом годовые доходы частных предпринимателей, которые извлекают ресурс со дна озера и доставляют его покупателям в крупнейший китайский мегаполис Шанхай, оцениваются в 230 тысяч долларов и выше. Это делает нелегальную добычу одним из самых выгодных нелегальных видов бизнеса, особенно в восточных провинциях Китая, где сосредоточено большинство мегаполисов страны. Только в одном Шанхае с 2010 по 2020 год было построено больше высотных зданий, чем во всем Нью-Йорке. Кроме того, за этот период времени в китайском мегаполисе проложили множество километров дорожных развязок, эстакад и шоссе. 

Летом 2020 года резонансный инцидент произошел в провинции Цзянсу. Местные полицейские провели масштабный рейд и задержали в общей сложности 67 подозреваемых в незаконной добыче песка со дна Желтого моря. Суммарный ущерб от нелегальной деятельности составил 100 миллионов юаней (около 13 миллионов долларов по актуальному курсу). По итогам рейда были задержаны три крупногабаритных судна, на борту которых находилось порядка 140 миллионов тонн морского песка. В результате расследования выяснилось, что важнейший строительный ресурс злоумышленники сбывали в соседних провинциях и мегаполисах.

Годом ранее полицейские 10 восточных китайских провинций выявили масштабную преступную сеть нелегальных добытчиков песка на различных участках русла реки Янцзы. Сотрудники правоохранительных органов пресекли деятельность 90 криминальных группировок и раскрыли 1667 уголовных преступлений. Масштаб нелегальных схем составил почти 1,8 миллиарда юаней (около 230 миллионов долларов). По итогам масштабного расследования было изъято в общей сложности 4,35 миллиона тонн речного песка. В раскрытии крупной преступной сети немаловажную роль сыграли сотрудники Управления общественной безопасности судоходства на реке Янцзы, которое было создано для патрулирования русла в рамках борьбы с нарушителями.

Нелегальная добыча ведется в США и России

Скандалы с нелегальной добычей песка фиксируются и в США. Первые резонансные случаи в стране начали фиксироваться еще в начале 1990-х годов. Тогда власти Калифорнии запретили добычу ресурса на реке Сан-Луис-Рей. Однако эта мера не произвела должного эффекта — добывающие компании переместились вниз по течению и продолжили нелегальную деятельность. В 2020 году на фоне массовых протестов населения руководство транснациональной строительной компании Cemex закрыло последнюю в стране крупную пляжную шахту ежегодной мощностью более 405 миллионов тонн, расположенную к северу от города Монтерей. Хотя до этого корпорация регулярно наносила ущерб прибрежной зоне, работая в легальной «серой» зоне.

Незаконная добыча песка бьет по экономике

Незаконная добыча песка наносит большой экономический ущерб легальным добытчикам. Дело в том, что «черные» копатели зачастую предпочитают извлекать полезное ископаемое не на дне водоемов, а в прибрежных зонах. Такая схема позволяет нелегалам значительно снижать издержки, так как в этом случае им не приходится тратиться на дорогостоящие земснаряды и баржи. Черный песочный демпинг в итоге вынуждает легальных добытчиков значительно снижать цены на собственную продукцию и уходить глубоко в минус.

Фото: Aaron Favila / Reuters

Плюс, в отличие от легальных добытчиков, «черные» копатели не скованы квотами на извлечение песка. Иными словами, последние могут извлекать из недр столько песка, сколько им заблагорассудится, пока их не поймают (что происходит далеко не всегда). С учетом этого предложение в теневом секторе значительно превышает объемы, доступные на легальном рынке. Последнее обстоятельство также не идет на пользу законным добытчикам, так как на этом фоне им приходится снижать цены для привлечения покупателей, чтобы те не ушли к нелегалам, у которых возможностей для демпинга гораздо больше.

Добыча песка вредит экологии

Помимо экономического ущерба, нелегальная добыча песка наносит также значительный вред экологии. Главный урон заключается в том, что незаконные работы практически никогда не завершаются рекультивацией используемых для добычи земель. Как правило, перед началом раскопок недобросовестные компании вырубают деревья и другую растительность вблизи карьера. Так как песок обычно находится в достаточной толстых слоях почвы, нелегалам приходится рыть глубокие карьеры, чтобы добраться до полезного ископаемого. При неграмотном подходе к раскопкам уровень подземных вод может понизиться и, как следствие, — привести к высыханию местности и опустыниванию.

Не меньший вред экологии наносит незаконная добыча песка на пляжах и дюнах. Помимо общего обезображивания местности расчистка прибрежных экосистем приводит к вспениванию растительности и почвы, тем самым серьезно нарушая разнообразие флоры и фауны. Кроме того, удаление песка почти полностью устраняет природную систему удержания воды. Песок служит своего рода губкой для всасывания, помогая пополнять запасы после засушливых периодов. Если устранить большие объемы песка, естественное пополнение резервов больше не сможет поддерживать оптимальный уровень воды в реке или озере. Это может нанести значительный ущерб для сельского хозяйства и всего образа жизни людей, проживающих поблизости от водоемов.

Фото: Michael Dwyer / AP

Нелегальная активная добыча песка на дне рек и озер также чревата снижением уровня воды в речном русле. Наиболее ощутимо эта проблема проявилась в упомянутом выше китайском водоеме Поян, где расположена крупнейшая в мире песчаная шахта. За последние годы там извлекли настолько много песка (в 30 раз больше, чем поступает из притоков), что объемы воды, впадающей в реку Янцзы, увеличились почти вдвое. Резкое снижение уровня воды самого Пояна в итоге привело к ухудшению качества воды и нарушило снабжение окружающих болотных угодий живительной влагой. Еще одним негативным эффектом от массовой добычи песка на дне озера стало ухудшение условий обитания бесперых морских свиней. Из-за резкого шума от земснарядов и общего загрязнения водоема у редких животных сильно нарушились зрение и слух, на фоне чего им стало гораздо сложнее охотиться на креветок. В свою очередь, замутнение воды в Пояне значительно затруднило рыбам доступ к местам нереста, что ставит под угрозу всю пищевую цепочку в крупнейшем пресном озере Китая.

Некоторые страны ввели запрет на добычу речного песка

На фоне усугубления кризисной ситуации власти ряда стран, включая Индию, Вьетнам и Камбоджу, ввели запрет на добычу речного песка. Однако побочным эффектом от таких мер стали трудности в поставках песка на крупнейшие строительные рынки (Китай и Индия) и, как следствие, — рост цен на полезное ископаемое. В Индии запрет на добычу речного песка привел к противоположному результату. За последнее десятилетие эксперты зафиксировали в азиатской стране значительный рост оборота черного рынка и расцвет местных криминальных группировок — «песчаных мафий». Проблемы же с поставками речного песка в Китае дошли до того, что КНР перестало хватать собственных запасов полезного ископаемого, а местные компании перешли на активные закупки из-за рубежа. Так, в 2018 году импорт речного песка в азиатскую страну достиг 1,9 миллиарда долларов в денежном выражении. 

Проблем добавляет тот факт, что реализовать полный запрет на добычу речного песка на практике практически невозможно. Для тщательного регулярного отслеживания каждого километра речных русел необходимы множество отраслевых инспекторов, а также значительные денежные средства на их техническое оснащение и оклады. 

Зарубежные эксперты утверждают, что альтернативой усилению госконтроля в конкретной стране может быть наднациональный международный орган — аналог Лесного попечительского совета (ЛПС). Главной задачей подобных организаций является проверка происхождения добытой или произведенной продукции. Например, ЛПС выдает компаниям специальные сертификаты, удостоверяющие, что обработанная древесина поступила из районов, где ведется рекультивация земель и высаживание новых деревьев. «Нет причин, по которым мы не могли бы сделать то же самое с песком», — считает научный специалист Кембриджского университета Джон Орр. Такой орган мог бы удостоверять, что речной песок добывался безопасными для окружающей среды методами, а способы его извлечения не привели к резким изменениям ландшафта и угрозе для растительного и животного мира. В качестве же мер воздействия на недобросовестные компании их можно обязать выплачивать крупные штрафы и рекультивировать земли, на которых велась нелегальная добыча. Подобный подход, по мнению экспертов, затруднит реализацию незаконной продукции и сократит долю «черного» песка на мировом рынке.

820 млн тонн песка можно было бы ежегодно экономить в Индии за счет добавления в бетон переработанных пластиковых отходов

Что касается методов борьбы с растущим мировым спросом на речной песок, то эффективной мерой может стать активное использование пластиковых отходов в производстве основных строительных ресурсов — бетона и цемента. Результаты исследования Орра показали, что измельченные и очищенные от примесей пластиковые отходы можно добавлять в бетонные растворы в качестве заменителя речного песка. Для этого в мире есть все необходимые ресурсы. В одной только Индии ежедневно выбрасывают около 15 тысяч тонн пластиковых отходов. Их эффективная сортировка и дальнейшая обработка помогли бы решить глобальную проблему дефицита речного песка. В той же Индии подобные меры способствовали бы ежегодной экономии порядка 820 миллионов тонн важнейшего для строительства ресурса. «До 10 процентов песка в бетоне можно заменить пластиком, и он будет обладать такой же прочностью и долговечностью», — пришел к выводу Орр. Дополнительной выгодой стало бы снижение мусора на улицах и сокращение себестоимости производства бетона.

Еще одним вариантом борьбы с мировым дефицитом песка является изменение дизайна зданий. Вместо чрезмерного использования бетона в конструкциях можно использовать, например, керамический кирпич, главным компонентом которого является глина, а не речной песок. Другим эффективным способом может выступить сокращение числа автомобилей вкупе с более активным использованием каршеринга и общественного транспорта. Как утверждает автор книги «Мир в зерне: история песка и как он трансформировал цивилизацию» Винс Бейзер, эти меры способствовали бы сокращению количества гаражей, подъездных дорог и многоуровневых паркингов вокруг строящихся жилых комплексов. «Все это позволит сэкономить сотни тонн песка на каждый дом и миллионы тонн бетона в год», — резюмировал аналитик.

0 комментариев
Архив