В Китае зарплата была 300-400 тысяч. Оралман о жизни в казахстанской глубинке (фото)
В Китае зарплата была 300-400 тысяч. Оралман о жизни в казахстанской глубинке (фото)
2 месяца назад 350 tengrinews.kz Ренат Ташкинбаев, Турар Казангапов

Эта история про двух жителей северо-казахстанского села Покровка. Они соседи. Их дома находятся рядом друг с другом. Один коренной житель, другой приехал из далекого Китая. Один почти пенсионер, другой относительно молод. Они абсолютно разные, но есть что-то, что их объединяет.

 

Север Казахстана. Село Покровка. Вдоль дороги стоят новые дома - их построили для переселенцев. В одном из них вместе со своей дочерью живет Жусуп Умирзак. Он приехал из Барколя (Баркель-Казахский автономный уезд, СУАР, КНР).

Рядом с новостройкой Жусупа находится старенький деревянный домик коренного жителя Покровки Николая Демченко.

Николай живет здесь всю жизнь, на его глазах строили эти новые дома для переселенцев, но сам он пока еще дома у соседей не был.

"На вид-то дома ничего вроде, не знаю, внутри как, я никогда не был у них. Ну так дома красивенькие", - замечает мужчина.

Николаю 60 лет. До пенсии еще три года. Главное, что гложет его - отсутствие работы в поселке.

"Нет работы, что сделаешь? Была бы работа, я бы пошел бы каким-то сторожем. Ну что сделаешь, не я один такой, полдеревни такие", - говорит Николай.

Жусуп 1984 года рождения, то есть на 24 года моложе соседа, можно сказать - годится ему в сыновья. Но он тоже никак не может найти себе работу.

"Сейчас нигде не работаю, только подработка бывает. Очень сложно, я хотел фермерством заняться, верблюдов разводить, сарай вот построил своими силами, думал, какие-то субсидии выделят, но кредит не дают вообще, сложно", - признается переселенец.

"В Китае я работал в местной администрации вроде акимата, получал хорошую зарплату - 300-400 тысяч. Но решил переехать в Казахстан, потому что здесь моя родина", - говорит Жусуп.

Переехал в Казахстан он со своей дочерью еще два года назад. Пожил какое-то время в Нур-Султане и вот в мае приехал в Северный Казахстан.

"Я хотел, чтобы дочка тоже жила и росла на своей родной земле", - отмечает мужчина.

Жена его осталась в Китае.

"Родители и жена там остались. Супруга не захотела уезжать. Родители хотели бы переехать, конечно, и я бы хотел их перевезти, но, к сожалению, паспорта родителей находятся у местной администрации (говорит, это не единичный случай, так там заведено), они не могут выехать за границу. У меня получилось, так как я сам работал в местной администрации, забрал свой паспорт и уехал с дочкой", - говорит он.

На фото - чемоданы, с которыми мужчина переходил границу

Сосед Жусупа Николай живет один. В поселке также проживает его 85-летняя мать. Николай вдовец, детей у него нет.

"У нас ведь как, зима наступает - печку надо топить. Только что у матери таскал уголь, сейчас приду - у себя надо печку чистить. К зиме нам не привыкать, зима у нас каждый год бывает", - рассуждает Николай.

А вот Жусуп еще привыкает.

"В целом нормально. Холодно только, дома очень холодно. А еще в доме ремонт плачевный (на качество построенных домов жаловались и другие переселенцы), снизу и сверху дует холодный ветер, оттого и холодно. Угля не хватает. Тот уголь, что я брал, за месяц почти весь израсходовал", - говорит Жусуп.

"В Китае очень легко найти работу, там есть востребованность в разных специальностях. А здесь, как я понял, устроиться на работу очень сложно", - считает мужчина.

Его сосед Николай вряд ли знает, как обстоят дела в Китае, но он помнит, что когда-то в его поселке было много работы.

"23 года я проработал в животноводстве здесь. Все развалили, растащили. Ничего хорошего нет. Местных людей почти не осталось здесь. Старики умирают, а молодежь-то не остается в деревне, молодежь вся бежит в город. Безработица", - говорит Николай.

В прежние годы он работал конюхом, пас скот. Раньше и сам держал лошадей, но потом стало дорого.

"Сейчас все дорогое, телега сена - 45 тысяч. Ты подумай, 45 тысяч!" - восклицает мужчина, и сразу вспоминаешь деревенские зарплаты здесь на севере Казахстана. Например, в приграничном с Россией селе некоторые люди зарабатывают 42 500, из которых на руки получают лишь 38 тысяч тенге.

Но у Николая, по сути, нет никакого дохода. Он себя кормит за счет огорода, который выращивает сам, и мяса свиней, которых сам же и содержит. С пенсии, которую получает его мама, берут себе самое необходимое - чай и сахар. Остальные продукты - свои.

"Так не шикуем здорово", - говорит мужчина.

Судя по интерьеру, не до шику и его соседу Жусупу.

Только что он получил счет за электричество и схватился за голову - 14 тысяч тенге за месяц, а ведь до этого всегда было максимум пять тысяч.

"Я вообще с детства мечтал приехать в Казахстан, всегда думал о Казахстане, расспрашивал всех. А сейчас… не то, чтобы сожалею, но мучаюсь, испытываю сложности.

К тому же у меня была операция на сердце, шланг в двух местах. Когда я приехал в Талдыкорган (по всей видимости, из Китая), мне там хотели сделать третью операцию, поставить еще один шланг, но я побоялся - вдруг что случится, кто тогда за дочкой будет смотреть.

Из-за того, что у меня дочка маленькая, я никуда выехать в том числе на работу не могу (имеет в виду за пределы поселка). Я в безвыходной ситуации, мне очень сложно, каждый день мучения одни, днем и ночью только об этом думаю. Сложно", - признается Жусуп.

Из-за трудностей мужчина похудел. В Китае он весил 92 килограмма, а сейчас 74.

"Вообще здоровье уже не то", - отмечает он.

"Я хотел у себя дома что-то здесь открыть, фермерством заняться, чтобы никуда не уезжать, здесь на месте быть рядом с дочкой. Рассчитывал какой-нибудь грант получить, чтобы как-то поддержали, но нет такой возможности сейчас", - говорит он.

"23 года отработал и остался без работы. Все раскидали, развалили, три года надо доживать до пенсии как-то", - грустит сосед Жусупа Николай.

На вопрос, не было ли у него мысли уехать отсюда, признается: "Мне 60 лет, куда уедешь? Меня на работу сейчас никто не возьмет".

"Тяжелая жизнь в деревне у нас", - говорит хриплым голосом Николай, выпуская изо рта густой дым от скрученной сигарки.

"Сидим дома, живем и выживаем. А куда денешься?" - подытоживает он.

Этому дому столько же, сколько и самому Николаю - 60 лет.

Дому Жусупа еще нет года, но его хозяин указывает нам на строительные недоделки, которые его смущают.

"За этим натяжным потолком рейки торчат, между ними щели - оттуда вода идет", - беспокоится мужчина.

Он признается, что ему трудно дается общение с коренными жителями деревни, дело в том, что он говорит по-казахски, а в этих северных краях преимущественно все изъясняются именно по-русски.

По этой причине за полгода жизни он так и не смог основательно пообщаться со своим соседом Николаем.

Но Жусуп не одинок. Он общается с такими же, как он, переселенцами. Но и самое главное - всегда рядом его любимая дочка Маншук, назвал он ее в честь Маншук Маметовой. Ей десять лет, она учится в пятом классе.

Николай, докурив сигарку, отправляется в свой старенький дом. Жусуп - в свой новенький.

Так и закончился очередной день в северо-казахстанском селе Покровка.

0 комментариев
Архив