Разные: Утверждена Концепция правовой политики Казахстана до 2030 года
Разные: Утверждена Концепция правовой политики Казахстана до 2030 года
1 месяц назад 249

Указом Президента Казахстана утверждена Концепция правовой политики Республики Казахстан до 2030 года, сообщает Zakon.kz. 

Концепция правовой политики является документом Системы государственного планирования, определяющим приоритетные направления развития национального права, правоохранительной и судебной систем, внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, а также правового образования и правовой пропаганды. 

Как отмечается, заложенные в ней цели и меры по их реализации полностью корреспондируются со Стратегией "Казахстан - 2050" и Планом нации, являющимся главными ориентирами дальнейшего государственного развития.

В Концепции определены следующие основные принципы правовой политики:

  • Разумное регулирование
  • Прозрачное регулирование
  • Доказательное регулирование
  • Результативное регулирование
  • Защита прав, свобод и законных интересов лиц.

В документе дан анализ текущей ситуации и отмечается ряд проблем.

В частности, говорится, что в условиях стремительного развития инновационных цифровых технологий правонарушители используют новые способы совершения уголовных правонарушений, а также создаются дополнительные криминальные угрозы для многочисленных сфер общественной жизни, в том числе для свободы предпринимательской деятельности, что следует учитывать при модернизации уголовного законодательства.

Продолжают оставаться актуальными вопросы защиты конституционных прав и свобод граждан, качества осуществления уголовного преследования и отправления судом правосудия.

По-прежнему превалируют ведомственные показатели (раскрываемость, направление в суд) над соблюдением прав человека.

Негативные факторы в сфере уголовного процесса обусловлены прежде всего отсутствием четких критериев разграничения полномочий и зон ответственности между органами досудебного расследования, прокуратуры и суда. 

Качество деятельности стороны защиты в первую очередь зависит от спектра ее полномочий на сбор доказательств. Отрасль уголовно-процессуального законодательства, регламентирующая полномочия по сбору доказательств стороной защиты, является наиболее чувствительной для критики со стороны общества, поскольку наблюдается дисбаланс возможностей между сторонами защиты и обвинения, что противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, – говорится в документе. 

Также указывается на необходимость восстановления качества юридического образования, что является принципиальным условием устойчивого развития правовой системы Казахстана. 

Концепция определяет основные направления развития национального права, правоохранительной и судебной систем, правозащитных институтов, а также правовое обеспечение внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, правовое образование и пропаганду. 

Ожидаемые результаты реализации концепции 

Реализация настоящей концепции будет способствовать устойчивому экономическому и социальному развитию казахстанского общества, построению модели государственного управления на принципах результативности, прозрачности и ответственности власти, защищенности прав и свобод человека и гражданина, что является продолжением курса, обозначенного в Стратегии "Казахстан-2050", – говорится в документе. 

Основные ожидаемые результаты к 2030 году – достижение среднего уровня стран ОЭСР по:

  • индексу эффективности государственного управления Всемирного Банка – не ниже 80 процентов;
  • индексу верховенства права World Justice Project – не ниже 0.60 баллов;
  • индексу восприятия коррупции Transparency International – не ниже 55 баллов;
  • индикатору "Независимость судебной системы" Глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума – не ниже 50-го места;
  • индикатору "Надежность полицейских служб" Глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума – не ниже 60-го места.

Концепция также определяет Перечень правовых актов, в которые предполагается внести изменения и дополнения:

  1. Конституционный закон РК "О Конституционном Совете Республики Казахстан".
  2. Конституционный закон РК "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан".
  3. Конституционный закон РК "О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов".
  4. Административный процедурно-процессуальный кодекс РК.
  5. Гражданский кодекс РК.
  6. Гражданский процессуальный кодекс РК.
  7. Кодекс РК "О налогах и других обязательных платежах в бюджет".
  8. Кодекс РК "О таможенном регулировании в Республике Казахстан".
  9. Кодекс РК "О недрах и недропользовании".
  10. Кодекс РК об административных правонарушениях.
  11. Предпринимательский кодекс РК.
  12. Трудовой кодекс РК.
  13. Уголовный кодекс РК.
  14. Уголовно-процессуальный кодекс РК.
  15. Экологический кодекс РК.
  16. Закон "О правовых актах" и ряд других.

Кроме того, планируется разработать Социальный кодекс Республики Казахстан.

Полный текст документа можно посмотреть здесь.

Предупреждение и профилактика бытового насилия: необходим всеобъемлющий подход

Вице-министр юстиции РК Акерке Ахметова считает, что имплементация в национальное законодательство и правоприменение приведенных кратких примеров позитивной мировой практики борьбы с бытовым насилием в обществе позволят добиться комплексности и системности в обеспечении гарантированного государством прямого действия положений Основного закона, приверженности мерам верховенства права, социальному и гендерному равенству, а также закрепленным международным обязательствам.

Согласно Конституции Республики Казахстан, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому, унижающему человеческое достоинство обращению [1]. Эта конституционная норма распространяется и на случаи безопасности личности от посягательств в семье.

В Казахстане вопрос домашнего насилия всегда находился в зоне государственного и общественного интереса. С момента обретения независимости Казахстан подписал и ратифицировал Конвенцию о ликвидации дискриминации в отношении женщин, Конвенцию о правах ребенка, в стране с 2009 года действует Закон «О профилактике бытового насилия», существуют соответствующие нормы в ряде других законодательных актов. В Послании Первого Президента Республики Казахстан «Стратегия «Казахстан-2050» одной из главных задач казахстанского общества также обозначена защита материнства и детства от насилия [2].

В международном праве под бытовым насилием либо насилием над женщинами принято понимать любой акт, совершенный на основании полового признака, который причиняет или может причинить физический, психологический ущерб и страдания женщинам, а также угрозы совершения таких актов, как принуждение или лишение свободы, будь то общественной или личной жизни [3].

Особая опасность домашнего насилия заключается в том, что жертва подвергается не только физической боли (ущерб здоровью, телесные повреждения), но еще и психологическому давлению со стороны родных людей, с которыми жертва проживает вместе, делит общее жилье, средства к существованию, а также от которых зачастую материально и морально зависит.

В результате актов бытового насилия теряются моральные ценности, растет число неблагополучных семей, разводов, увеличивается количество детской преступности, суицидов и убийств.

Если рассматривать международный опыт, то, к примеру, в США Законом «О насилии в отношении женщин» от 1994 года бытовое насилие было признано «преступлением национального масштаба» [4]. Данный законодательный акт, а также его подтверждения (реавторизации) от 2000, 2005 и 2013 годов впервые объединили деятельность представителей уголовно-правовой системы, системы социальных услуг и частных некоммерческих организаций в борьбе с домашним насилием; регламентировали деятельность и финансовую поддержку приютов, кризисных центров и других общественных организаций; а также урегулировали механизмы защиты женщин, подвергшихся насилию и не имеющих гражданства [5].

Международная Ассоциация начальников полиции (IACP) разработала универсальный для всех штатов механизм реагирования на акты домашнего насилия [6]. В штате Вашингтон, например, после обращения в службу «911» полиция осматривает жертву на предмет физического насилия и предполагаемое место преступления на предмет разрушений. При подтверждении факта насилия полиция производит арест агрессора на срок 24 часа. За это время проводится слушание. Даже если жертва передумает и решит забрать заявление, преступника продолжает судить штат [7].

До вынесения судом приговора сотрудник службы пробации уточняет у жертвы необходимость вынесения защитного предписания, которое запрещает насильнику контактировать с жертвой как лично, так и по телефону, электронной почте и т.д. Нарушение требований защитного предписания может повлечь уголовную ответственность [7].

В случае, когда лицо, совершившее бытовое насилие, привлекается к ответственности впервые, суд выписывает предупреждение с обязанностью прохождения специальной терапии, которая оплачивается насильником самостоятельно. В терапии сертифицированные терапевты обучают эффективному поведению в ситуациях конфликта. Людей, разрешающих конфликты исключительно посредством насилия, учат новым способам их разрешения[7].
Несмотря на все принимаемые меры, уровень актов бытового насилия в США остается достаточно высоким. Согласно статистическим данным, в Америке каждую минуту 20 человек подвергаются физическому насилию в семье [8]. Каждая четвертая женщина и каждый седьмой мужчина подвергаются жестокому физическому насилию (побои, сжигание живьем и т.д.) [8].

В связи с этим общественность и юристы неоднократно обращались в Конгресс с предложением внести поправки в Закон 1994 года «О насилии в отношении женщин». Так, действующий вице-президент США Камала Харрис, будучи генеральным прокурором штата Калифорния, а позже сенатором, направляла письма в Конгресс с просьбой пересмотреть законодательство о бытовом насилии и внести нормы касательно решения проблемы высокого уровня домашнего насилия в отношении женщин в возрасте от 16 до 24 лет путем борьбы с толерантным отношением молодежи к насилию [9]. Кроме того, Харрис предлагала запретить продажу оружия не только законным супругам, которые ранее привлекались в ответственности за домашнее насилие, но и гражданским супругам/партнерам/любым другим людям, с кем жертва состояла в близких отношениях и от которого пережила насилие [10].

Абсолютно противоположных результатов в борьбе с домашним насилием достигла другая развитая страна – Канада. Здесь основную ответственность за развитие политики и системы социальных служб по оказанию помощи женщинам, подвергшимся бытовому насилию, несут правительство провинций и территорий.

К примеру, в провинции Онтарио организуется ежегодный тренинг для прокуроров. В провинции Виннипег действует специализированный суд по семейному насилию. Кроме того, в качестве неотъемлемой части обвинительного процесса создана Программа защиты женщин (The Women’s Advocacy Program), которая обеспечивает поддержку женщин на всех этапах отправления правосудия [11].

В результате деятельности специализированных судов в провинциях случаи бытового насилия перестали рассматриваться в качестве незначительных дел, и ими занимаются высококвалифицированные специалисты [11].

Опыт США и Канады может быть учтен и в нашей стране. Это касается, к примеру, невозможности отозвать ранее поданное жертвой заявление, принудительной терапии, а также создания специализированного суда по рассмотрению дел, связанных с бытовым насилием. Опыт рассматриваемых стран может быть использован при подготовке и внедрении правительственных программ как на местном, так и на республиканском уровне.
Указанные выше предложения требуют всестороннего изучения.

Так, вопрос о внедрении специализированных судов по рассмотрению дел о бытовом насилии неразделимо требует изучения внедрения специализированных подразделений в органах полиции и прокуратуры с целью комплексного охвата государством вопросов защиты, так как первичное ключевое звено в обеспечении наказания агрессора, отборе свидетельских показаний, а также предъявление обвинения являются краеугольными аспектами перспективного отправления правосудия.

Опыт свидетельствует об отсутствии детального расследования актов насилия, бытовое насилие по-прежнему рассматривается как вопрос частной жизни, а к жертвам относятся с большой долей скептицизма.

Создание специализированных подразделений приведет к формированию объективной статистики в стране, позволит детально изучить первопричины насилия в обществе, определит неизбежность самостоятельного финансирования и совершенствования задействованных кадров, будет содействовать оперативности и эффективности расследований. С другой стороны, важно не допустить маргинализацию проблем жертвы путем выведения ее в отдельную «закрытую» сферу правосудия.

В результате такого всеобъемлющего подхода неизбежно возникает потребность в специализации судов. Специализация судов, как показывает практика отечественного правоприменения, позволила судьям на основе углубленных знаний по определенным отраслям права, специфических особенностей и нюансов отдельных категорий дел выносить более квалифицированные судебные решения, а в целом является одним из важнейших факторов, обеспечивающих интенсификацию судебной работы и решения некоторых проблем, связанных с судебной нагрузкой [12].

Специализированные суды имеются в ряде стран, в том числе в Бразилии, Испании, Уругвае, Венесуэле, Соединенном Королевстве и в некоторых штатах США. Такие суды эффективно действуют во многих случаях, поскольку они располагают более широкими возможностями благодаря специальной подготовке своих сотрудников и учету гендерных аспектов при рассмотрении вопросов насилия в отношении женщин и имеют солидный опыт рассмотрения таких дел.

В Испании специализированные объединенные суды созданы на основании раздела V принятого в 2004 году Органического закона о комплексных мерах по защите от гендерного насилия, а в Бразилии, согласно статье 14 принятого в 2006 году Закона Марии да Пенья, такие суды занимаются всеми правовыми аспектами дел, касающихся бытового насилия, включая разводы, опеку над детьми и уголовное преследование. Благодаря структуризации и централизации судопроизводства такие объединенные суды исключают принятие противоречащих решений, улучшают безопасность жертвы и устраняют необходимость того, чтобы жертва насилия давала свидетельские показания несколько раз. Вместе с тем весьма важно, чтобы жертва могла контролировать ход судебного разбирательства и не чувствовала себя принужденной принимать какие-либо решения, например, о разводе или раздельном проживании, если она к ним не готова. Опыт Испании показывает, что рассмотрение дел в специализированных судах иногда проходит слишком быстро, в результате чего некоторые жертвы бытового насилия отзывают свои иски. Не менее важно обеспечение присутствия на заседаниях специализированных судов сотрудников из соответствующих факультативных профессиональных структур, как то социальные и медицинские работники, психологи и т.д. [13].

Усиление роли факультативных профессиональных структур в предотвращении правонарушения и его рецидива обуславливает необходимость в рассмотрении двух ключевых вопросов: определение квалификации сотрудников таких структур, а также их финансирования.

Повышение квалификации задействованных кадров должно носить системный характер с учетом формируемой новой практики правоприменения в результате деятельности по специализации судов, органов полиции и прокуратуры и, как следствие, обзора причин и статистики бытового насилия в стране. В противном случае государство неизбежно столкнется лишь с разрешением результатов проблемы, но не ликвидацией ее причин.

Более того, повышение квалификации сотрудников профессиональных структур и их деятельность в отношении субъектов бытового насилия (агрессор, жертва, свидетель) должны рассматриваться как самостоятельная задача и разрешаться путем установления новейших образовательных требований в государственных стандартах образования для учащихся соответствующих факультетов сузов и вузов страны.

К примеру, к деятельности факультативных профессиональных структур можно отнести меры по принудительной психологической терапии, широко распространенной в развитых странах и являющейся передовой мировой практикой в разрешении не только причин бытового насилия, но и, к примеру, алкогольной или наркотической зависимости. При этом помощь оказывается как жертве насилия, так и агрессору, а также свидетелям агрессивных акций – например, детям.

Указанное предложение, с одной стороны, приведет к широким научно-прикладным исследованиям проблем в сфере бытового насилия, с другой – обеспечит глубокую вовлеченность специалистов в разрешение причин, приведших к совершению правонарушения. Обязательность, а равно доступность проведения такой терапии можно рассмотреть по примеру проведенной реформы оказания гарантированной государством юридической помощи.
Политика по искоренению бытового насилия, а также ее финансирование должны реализовываться с императивной вовлеченностью гражданского сообщества в лице неправительственных организаций.

Так, относительно временных затрат на продуктивность описанных положений предлагается разделить их на две самостоятельные группы:

  1. быстрые победы (quick wins);
  2. фундаментальные реформы.

К первой группе предлагается отнести следующие меры:

1. Организация процесса по тематическому объединению НПО с целью расширения их присутствия в ликвидации причин и последствий бытового насилия:

a) формирование перечня организаций, занимающихся вопросами бытового насилия;

b) формирование перечня возможных источников финансирования (например, госсоцзаказ, гранты и премии для НПО, гранты частных структур, спонсорская помощь, международные гранты);

c) информирование НПО и профессиональных сообществ о ресурсах и возможных источниках финансирования (конференции, форумы (за счет спонсорских средств), интернет-сайта, СМИ, соцсетей и т. д.).

2. Определение госорганами сфер наиболее востребованной гражданами информации о бытовом насилии путем подготовки свода анализа их обращений:

a) создание мобильного приложения по изложению востребованной информации в «chatbots»;

b) использование инфографики (схем), формы «вопрос-ответ» при разъяснении ведомствами законодательства и подготовке ответов на часто задаваемые вопросы;

c) активизация деятельности госорганов (ЦГО и МИО) в медиа-пространстве (статьи и интервью экспертов совместно с НПО и СРО в СМИ; создание пула роликов социальной рекламы);

d) формирование Базы правовых знаний.

3. Развитие деятельности ассоциации клиник вузов по психологической помощи с последующим учетом студенческой практики в профессиональный стаж.

Ко второй группе предлагается отнести следующие меры:

1. Формирование государственной политики в области противодействия бытовому насилию:

a) проведение политики децентрализации функций по противодействию бытовому насилию с активизацией деятельности МИО и отраслевых ЦГО (стратегические индикаторы) и поэтапным делегированием в НПО;

b) разработка общей политики противодействия бытовому насилию, правовой информированности и юридической помощи гражданам, которая бы поощряла НПО и профессиональные сообщества брать на себя определенные функции (программы вовлечения сообществ);

c) учреждение оператора при МИОР (организация, определяемая правительством, осуществляющая координацию деятельности по реализации мер противодействия бытовому насилию, выступающая интеллектуальным хабом между вузами, профессиональными СРО, НПО и госорганами) в сфере противодействия бытовому насилию, определение его правового статуса и функций (по аналогии с деятельностью публичного агентства Академия права Сингапура (Singapore Academy of Law): оказание информационной и научно-методической поддержки гражданам и организациям; ведение перечня организаций, осуществляющих деятельность в сфере противодействия бытовому насилию; внесение предложений по совершенствованию системы правового просвещения; координация и методологическая поддержка деятельности НПО; определение перечня приоритетных направлений и тем для информационно-разъяснительной деятельности по вопросам противодействия бытовому насилию; осуществление иных функций, связанных с формированием и реализацией государственной политики в указанной сфере.

За годы независимости сформировалось законодательное закрепление предупреждения и борьбы с актами насилия: гарантируется неотвратимость наказания, обеспечивается преследование правонарушителей, предусматривается совершенствование мер расширения прав жертв и оказание им государственной поддержки.

Современные вызовы требуют дальнейшего поступательного развития правовой базы. Имплементация в национальное законодательство и правоприменение приведенных кратких примеров позитивной мировой практики борьбы с бытовым насилием в обществе позволят добиться комплексности и системности в обеспечении гарантированного государством прямого действия положений Основного закона, приверженности мерам верховенства права, социальному и гендерному равенству, а также закрепленным международным обязательствам.

Акерке Ахметова, вице-министр юстиции РК

Список использованных источников:
1. Конституция Республики Казахстан, Информационная система «Параграф» (дата обращения – 7 августа 2021 года).
2. Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства, Информационная система «Параграф» (дата обращения – 8 августа 2021 года).
3. Inter-American Convention on the Prevention, Punishment, and Eradication of Violence against Women (дата обращения – 7 августа 2021 года).
4. Federal Domestic Violence Laws, The United States Attorneys’s office (дата обращения – 24 сентября 2021 года).
5. Violence Against Women Act (VAWA), National Domestic Violence Hotline (дата обращения – 24 сентября 2021 года).
6. Domestic Violence 101: How Should a Law Enforcement Agency Respond? The Community Policing Dispatch, Октябрь 2020, выпуск 10 (дата обращения – 27 сентября 2021 года).
7. What happens in Cases of Domestic Violence, Seattle.gov (дата обращения – 29 сентября 2021 года).
8. Some Statistics about Domestic Violence, Project Sanctuary (дата обращения – 1 октября 2021 года).
9. Attorney General Kamala D. Harris Calls on Congress to Reauthorize Violence Against Women Act, State of California Department of Justice (дата обращения – 2 октября 2021 года).
10. Frequently Asked Questions About Domestic Violence and Firearms, Center for American Progress.
11. Айнакулова С. «К позициям нулевой терпимости», Юридическая газета, 29 февраля 2012 года, стр. 3.
12. Сулейменова Г.Ж. «Специализированные суды, их организация и место в судебной системе Республики Казахстан».
13. «Пособие для разработки законодательства по вопросам насилия в отношении женщин», ООН, 2010 г.

0 комментариев
Архив