«Игра в кальмара»: о нездоровой бедности в казахстанских реалиях
«Игра в кальмара»: о нездоровой бедности в казахстанских реалиях
1 месяц назад 3344 Автор: Расул Рысмамбетов

О доходах казахстанцев, экономическом самочувствии, а также о уровне бедности в стране, специально для Ulysmedia.kz рассказал финансовый аналитик Расул Рысмамбетов.

В нашумевшем южнокорейском сериале «Игра в кальмара», за финальный приз в $38-$39 млн. люди убивают друг друга, а значит победитель прямо и косвенно причастен к смертям 455 других игроков.

Сколько 45 млрд вон по сравнению с доходами казахстанцев?

Средняя зарплата рабочего в Южной Корее составляет порядка 37 млн южнокорейских вон (около $34,4 тыс.) в год.

Медианная зарплата – 28,2 млн вон в год.

Поэтому призовой фонд в «Игре в кальмара» приравнивается к средней зарплате за 1,2-1,5 тыс. лет.

СПРАВКА

Медианная зарплата - величина, которая делит всех работающих на две равные части: у половины работников зарплата выше данной суммы, а у другой половины — ниже. Медианная зарплата дает возможность оценить уровень социального неравенства.

Призовой фонд «Игры в кальмара» в $39 млн при среднемесячной зарплате в Казахстане в $591, можно заработать за 5,5 тыс. лет. Без еды, воды и отпуска.

К примеру, Mercedes S-класса (большинство топ-менеджеров госаппарата используют эту машину) стоимостью в $150 тыс. казахстанский врач с зарплатой в Т100 тыс. заработает, примерно за 53 года работы. При двух условиях:

  • не тратить ни на что больше;
  • курс тенге останется в Т425 тенге за $1.

Если тенге будет ослабевать к доллару на 2-3% в год, а врач будет съедать в день три беляша и запивать водой из-под крана, то срок покупки Mercedes растягивается от 450-500 лет до тех миллионов лет, пока не погаснет Солнце. Это сарказм, но мы можем измерить зарплату врача, учителя или ученого в квадратных метрах нового жилья или в отпусках в Турции – получатся унизительные цифры, которые морально убьют читателя.

По официальным статданным только в горнодобывающей отрасли медианная зарплата больше средней по стране на десятки тысяч тенге.

В разрезе по регионам похожая картина.

Может ли страна считаться богатой, если порядка 30% населения живут за чертой бедности? Наверное, нет.

Многие страны Африки и Азии, где большинство недоедает и живет в беднейших условиях, а другая немногочисленная часть буквально паразитирует на бедных и напоказ наслаждается роскошью. Можно ли отнести Казахстан к такой стране? Наверное, большую часть регионов.

Что такое богатство и какими должны быть доходы, для достойной, а не унизительно-бедной жизни?

В пословице говорится, что есть три богатства – здоровье, хорошая жена и скот. Однако критерии богатства со временем меняются.

Сейчас зажиточность – владение недвижимостью, возможность покупать одежду чаще одного раза в месяц, питаться хорошими продуктами и обедать/ужинать в ресторанах два-три раза неделю.

Государство пытается быть социальным, запускает льготные ипотеки, чтобы больше граждан позволили купить жилье.

Однако судя по тому, что коммерческие банки регулярно просят финансирование у государства, а государство вдобавок к этому запускает собственный банк и финансирует его деньгами налогоплательщиков – есть высокие риски следующей ситуации – многолетние платежи по ипотеки будут способствовать накоплению так называемой кредитной усталости. Кроме того, когда заемщик постоянно платит немалые платежи по ипотеке, у него все меньше остается средств на простые человеческие радости, качественную одежду и здоровую еду.

Весной этого года в рамках «Евразийского монитора» общественный фонд «Стратегия» провел социологический опрос об экономическом самочувствии граждан. И вот какие результаты получились.

Исходя из графика видно, что все меньше людей удовлетворены своей жизнью и в целом назревает недовольство.

Потребительский потенциал казахстанцев падает.

У 13% опрошенных не всегда хватает денег на продукты, а 35% еще могут позволить себе поесть, но не могут купить одежды.

Сейчас мало оценивать бедность населения. Пришло время делить эту бедность на категории, чтобы понимать с чем мы должны бороться.

Исходя из приведенных таблиц – есть три уровня бедности.

  1. Негде жить. С этим государство пытается бороться, запускает программы. Однако не все из них сфокусированы на социально-уязвимых слоях населения. Последняя инициатива – разрешение на снятие пенсионных излишков. Но у социально-уязвимых слоев населения как раз на пенсионных счетах практически ничего нет. Поэтому условия выдачи льготных ипотек необходимо пересмотреть. Если государство одновременно пытается заработать деньги – это ни к чему не приведет, потому что бедные люди станут еще беднее, из-за роста цен на недвижимость. Все их накопления стали меньше – из-за роста цен на покупку жилья, и на аренду квартир и домов.
  1. Нечего надеть. Тут самое время вспомнить, что значительное количество проектов по производству одежды провальные. Сейчас они большими долгами лежат на балансах у квазигоссектора и коммерческих банков. Как ни странно, с этим видом бедности пытаются работать банки, когда запускают программы рассрочки на покупку одежды. Правда это очень временное решение.
  1. Нечего есть. Импорт продуктов питания является наиболее острым риском для государства, если оно озабочено потенциальными голодными бунтами. Здесь надо отметить негативную роль акиматов и парламента Казахстана. Если акиматы не могут организовать прямые поставки продукции региональных фермеров на прилавки социальных магазинов и сократить количество посредников - налицо провалы СПК. Парламент и есть тот самый орган, который рассматривает и утверждает прожиточный минимум, минимальную продуктовую корзину и, вероятно, делает это на автомате, не вчитываясь в цифры, не сравнивая их с реальностью.
    Очевидно, что если парламент возьмет на себя смелость пересмотреть прожиточные минимумы по республике и в каждом отдельном регионе, то резко вырастет нагрузка на социальный бюджет страны. Но может ли быть по-другому, если мы хотим растить здоровых детей?

К приведенным цифрам в 13% голодных и 35% испытывающих затруднение с покупкой одежды людей, страна медленно и неуклонно шла не один год.

В аналитической записке говорится, что «по некоторым показателям, например, по такому ключевому, как уровень удовлетворенности населения своей жизнью, ситуация сопоставима с кризисом 2009г.: доля неудовлетворенных в 2009 и 2021гг. составила треть опрошенных (по 35%), в то время как чаще всего (за период наблюдений с 2004г.) неудовлетворенность артикулировалась пятой частью населения».

К сожалению, бедность уже на пороге и каждый третий кого мы видим на улице города и больше половины жителей села – уже бедны. А каждый шестой – буквально нищ и голоден. Это все на фоне бравурных докладов о наших экономических успехах. Пока докладчики играют в кальмаров и бешбармак на столе, простые люди давно уже играют в макароны и хлеб.

До порога отчаяния бедность молчалива и тиха, однако человеческая ярость вспыхивает быстрее бензина, горит долго и жарко, сжигая виноватых и невинных.

К сожалению, здесь нет вывода и предложений по приведенным данным.

Странно пытаться что-то изменить за год, если страна приближалась к нынешней черте долгие годы. Одно можно предложить – тем, кто определяет экономическую политику надо регулярно, часто и буквально каждый день видеться с простыми людьми.

Сидеть с ними за столом, есть из одной тарелки и держать свой народ за руку. Потому что пока нынешняя экономическая тенденция является тихим убийцей будущего, мы уже двигаемся до нисходящей спирали, и кто знает, когда лопнет эта пружина?

0 комментариев
Архив