Зафиксировано начало массового вымирания
Зафиксировано начало массового вымирания
2 месяца назад 513 lenta.ru hightech.fm naked-science.ru it-time24.ru elementy.ru Святослав Иванов, Мария Азарова, Альфия Еникеева, СЕРГЕЙ КОЛЕНОВ

Ученые Канады и США сообщают об исчезновении в Северной Америке трех миллиардов птиц начиная с 1970-х годов. По оценкам, потери составляют 30 процентов от общего числа пернатых, при этом уменьшение популяции наблюдается также среди воробьев и черных дроздов. Вероятной причиной называют разрушение мест обитания животных, пишет журнал Science.

Исследователи проанализировали данные ежегодной весенней переписи 420 видов гнездящихся птиц в Канаде и США, а также подсчета 55 видов птиц в начале зимы в бореальных лесах и арктической тундре. Кроме того, учитывались береговые (кулики и ржанки) и водоплавающие птицы. Всего ученые определили изменения в численности 529 видов пернатых, что составляет около трех четвертей всех видов и 90 процентов всей популяции птиц.

По словам специалистов, они ожидали, что более редкие виды исчезнут, а часто встречающиеся компенсируют потери за счет более высокой устойчивости и приспособленности к различным условиям среды. Выяснилось, что хотя водоплавающие и хищные птицы процветали благодаря природоохранным мерам, уменьшение численности всех остальных видов намного превысило ожидания орнитологов. Количество полевых птиц сократилось на 53 процента, то есть исчезли 700 миллионов взрослых особей 31 вида.

Численность птиц 19 самых распространенных видов, включая воробьев, камышевок, зябликов и черных дроздов, сократилась на 50 миллионов с 1970-го года.

Исследователи считают, что возможных причин гибели популяций может быть несколько. К ним относится, например, применение пестицидов неоникотиноидов, которые в низких дозах вызывают уменьшение веса птиц и задерживают их миграцию, что снижает шансы на выживание. Также роль играют сокращение мест обитания, глобальные изменения климата и увеличение численности бездомных кошек.

Из-за глобального потепления у соловьев станут короче крылья. И они могут вымереть!

Из-за глобального потепления у соловьев станут короче крылья, что приведет к остановке миграции этих птиц. Об этом говорится в исследовании ученых из Мадридского университета на сайте Американского орнитологического общества.

Соловей является одной из самых известных птиц на Земле — он может производить более 1 тыс. различных звуков, а ареал его обитания находится во многих частях Европы и Азии.

За последние 100 лет численность соловьев снизилась на 90%, в основном из-за засухи и антропологического влияния на природ. Также негативно на птиц влияет и глобальное потепление, считают ученые. Соловьи, проживающие на территории Европы, проводят всю зиму в Африке — для этого им приходится преодолевать огромные расстояния два раза в год.

Несмотря на это, средняя длина крыльев соловьев относительно размеров их тел за последние 20 лет уменьшилась. Группа орнитологов под руководством доктора Каролины Ремах считает, что уменьшение размеров крыльев у птиц, в том числе и соловьев, происходит из-за того, что возможный период их размножения становится короче. Из-за этого им приходится уменьшать размер кладок, что влияет на размер птенцов, которые вылупляются из этих яиц. В последствии у таких птиц уменьшается размер крыльев, поскольку они не успевают вырасти до необходимого соловьям размера.

Возможный период размножения для птиц становится короче из-за повышения средней температуры летом. В условиях короткого периода размножения наиболее успешными становятся птицы, которые не тратят большое количество времени на миграцию, говорится в исследовании. 

Поэтому соловьи, как и большинство птиц, постепенно эволюционно уменьшают размер своих крыльев. Однако, несмотря на это, их миграционный путь остается прежним. В случае, если соловьи не будут менять длину своих перемещений, в будущем они могут окончательно вымереть, считают ученые.


Ранее Университет Хельсинки исследовал весеннюю миграцию птиц и выяснил, что по сравнению с 1950-ми годами ее сроки сдвинулись более чем на неделю и даже увеличились. Исследование основано на данных долгосрочного мониторинга 21 обсерватории птиц Северной Европы и Канады и включает почти 200 исследуемых видов.

На побережье Новой Зеландии выбросило тысячи заживо сварившихся моллюсков (видео)

По мнению исследователей, мидии погибли вследствие «теплового стресса», вызванного повышением температуры океана.

Житель Новой Зеландии Брэндон Фергюсон на прошлой неделе прогуливался по пляжу Маунгануи-Блафф, расположенному на Северном острове, вместе с друзьями. Молодые люди хотели собрать мидий себе на ужин, однако на берегу они наткнулись на целый «ковер» из мертвых, будто сваренных заживо моллюсков. 

«Я живу в этом районе, поэтому всегда на побережье собираю еду для семьи. В тот день я проводил время с друзьями и семьей, пока они рыбачили. Мы ждали, когда сойдет прилив, чтобы собрать мидий. <…> Пахло протухшими морепродуктами. Некоторые раковины были пустыми, в других были мертвые мидии, а некоторые просто плавали у берега. Всего там было около полумиллиона мидий и раковин», — рассказал он в комментарии для Business Insider.

По словам Фергюсона, ранее он уже был свидетелем похожих явлений на том же пляже, но такого количества мертвых моллюсков он не видел. Мужчина предположил, что причина гибели морских обитателей — в потеплении океанской воды, низких полуденных приливах и высоком давлении. Эндрю Джеффс, ученый из Университета Окленда, согласен с Фергюсоном. Он объяснил, что, по-видимому, мидии погибли из-за «теплового стресса», вызванного жаркой погодой и отливом в середине дня, когда солнце было в зените и нагревало океан особенно сильно. Более того, заявляет исследователь, поскольку температура воды продолжает повышаться, вскоре моллюски в этом регионе могут вовсе исчезнуть.

Его опасения подтверждает и отчет правительства Новой Зеландии за 2019 год, согласно которому за период 1981-2018-х температура поверхностных вод в четырех новозеладнских регионах поднималась на 0,1-0,2 градуса каждое десятилетие. Изменение климата приводит к потеплению океана, убивает морские растения и животных и разрушает места их обитания.

«Океаны в Новой Зеландии действуют как гигантская губка в процессе изменения климата. <…> Вполне вероятно, что наши моря обычно поглощают больше углекислого газа, чем наши леса. <…> Прибрежные сообщества и места обитания находятся под угрозой наводнений и повышения уровня моря», — говорится в докладе.

Как объяснила министр окружающей среды Вики Робертсон, чем теплее вода в океанах, тем меньше она способна поглощать парниковые газы, в том числе углекислый, которые все чаще попадают в атмосферу и оказывают сильное влияние на изменение климата.

Треть видов животных и растений могут исчезнуть к 2070 году — исследование

Согласно результатам исследования, глобальное потепление может стать причиной вымирания нескольких видов животных и растений к 2070 году, передает BFM TV.

Глобальное потепление может угрожать нескольким видам животных и растений, если температура продолжит расти. Треть видов могут исчезнуть к 2070 году, согласно исследованию, опубликованному учеными из Университета Аризоны.

Ученые также пришли к выводу, что многие виды не выдержат постепенного повышения температуры, связанного с глобальным потеплением. По их словам, 44% изученных видов уже исчезли в своей природной среде.

По данным исследования, если температура увеличится на 0,5°C, около половины видов могут исчезнуть, 95% из них погаснут, если температура повысится на 2,9°С.

Как сообщало ИА REGNUM, при повышении температуры воздуха на два градуса Цельсия могут погибнуть до 50% растений, насекомых и животных на Земле, об этом говорится в отчете ученых из Австралии и Великобритании. 

Ничего живого. Ученые зафиксировали начало нового массового вымирания

В прошлом году Австралия официально признала первое вымирание вида из-за климатических изменений. Речь о рифовой мозаичнохвостой крысе, которую глобальное потепление лишило привычных условий обитания.

На подходе утконосы, черепахи, тихоокеанские косатки и еще около миллиона видов растений и животных, утверждают члены Межправительственной группы экспертов по биоразнообразию и экосистемным услугам (IPBES). По прогнозам датских и шведских исследователей, к концу века практически все животные, находящиеся под угрозой, исчезнут, а значит, планета вступила в эпоху нового массового вымирания.

Исчезают даже насекомые

По оценкам экспертов IPBES, в ближайшие десятилетия исчезнет десятая часть всех ныне существующих видов растений и животных. Под угрозой более 40 процентов амфибий, 33 процента рифовых кораллов и больше трети морских млекопитающих. Также в группе риска почти четверть всех наземных видов.

Кроме того, ученые зафиксировали стремительное сокращение числа насекомых. Судя по последним данным, их общая биомасса снижается на два с половиной процента в год. В числе наиболее пострадавших регионов планеты — тропики Пуэрто-Рико, где за последние 36 лет насекомых стало меньше на 78−98 процентов. Исследователи отмечают: падение их численности уже привело к вымиранию птиц, лягушек и ящериц, которые ими питались.

«Учитывая скорость исчезновения видов и темпы сокращения численности других представителей растительного и животного мира, мы живем в эпоху массового вымирания видов. Но находимся, судя по всему, на начальных этапах этой эпохи. Ее наиболее разрушительные и во многих случаях необратимые последствия еще впереди», — отметил в разговоре с РИА Новости директор Центра охраны дикой природы Алексей Зименко.

Человек приходит как убийца

Авторы большинства исследований винят в нынешней катастрофической ситуации человека. По данным IPBES, люди изменили облик 75 процентов суши и так или иначе повлияли на 40 процентов акватории Мирового океана. Сегодня более трети поверхности используется для нужд сельского хозяйства, главным образом, выращивания растений и выпаса скота. Около трети промысловых рыб вылавливается избыточно. Всего же люди добывают до 60 миллиардов тонн возобновляемых и невозобновляемых ресурсов ежегодно. Это в два раза больше, чем еще полвека назад.

Согласно работе американских и китайских ученых, популяции многих современных вымирающих позвоночных животных начали резко сокращаться еще в конце XIX века, когда в большинстве стран мира началась индустриализация. Специалисты проанализировали свыше десяти тысяч исследований, посвященных генетическому разнообразию 2764 видов. Вывод неутешителен: количество животных, находящихся под угрозой исчезновения, уменьшается на 25 процентов каждые десять лет. При этом сегодня средний размер популяций вымирающих видов составляет лишь пять процентов их численности на конец XIX столетия.

«Не берусь количественно оценивать скорость вымирания, на этот счет есть данные авторитетных исследовательских коллективов, в том числе международных. Но она однозначно очень высокая и более чем опасная. Такие значения не свойственны стабильным периодам развития биосферы и скорее соответствуют катастрофическим эпохам в истории Земли. В будущем сильнее всего пострадают (и уже пострадали) животные и растения, обитающие в узком диапазоне местообитаний (скажем, в одном урочище), в ландшафтах, наиболее нарушенных человеком (степи) или подверженных климатическим изменениям (сухие субтропики, Арктика). Также в группе риска высоко специализированные в питании виды и хищники высшего порядка. Последние под угрозой из-за того, что в их объектах питания накапливается большое количество загрязняющих веществ», — рассказал Алексей Зименко.

По его словам, сложившаяся ситуация может быть на руку животным, которые непривередливы в еде и легко адаптируются к жизни в любых условиях.

«Вряд ли всерьез пострадают всем известные серая крыса, серая ворона и им подобные виды с исключительно высокой приспособляемостью к внешним условиям. Но таких видов очень и очень мало. Они не способны обеспечить нормальное функционирование природных экосистем», — подчеркнул ученый.

Царство грызунов

По оценкам датских и шведских биологов, в течение этого столетия исчезнет 99,9 процента видов животных, находящихся под угрозой вымирания, и 67 процентов уязвимых видов. В первую очередь погибнут представители мегафауны — слоны и носороги, а популяции мелких животных вроде крыс увеличатся. При этом на восстановление биоразнообразия хотя бы до нынешнего уровня нашей планете понадобится от трех до пяти миллионов лет. Еще два миллиона лет будут необходимы, чтобы вернуться к уровню до начала активной деятельности Homo sapiens.

Авторы работы предполагают, что в будущем Земля может стать царством грызунов: их много и они легко адаптируются к новым условиям обитания. Поэтому смогут пережить очередное массовое вымирание. А вот потеря представителей семейства слоновых — индийского и африканского слонов — фактически обрубит еще одну ветвь на эволюционном древе. Ученые предлагают прежде всего спасать именно таких животных. Среди приоритетных видов — черный носорог, красная панда и индри.

«Виды, находящиеся сегодня под угрозой, вымрут, если существенно не изменятся политика и практика землепользования, если они не станут менее разрушительными для природных экосистем. Если же все оставить как есть, нас ждет потеря или резкое сокращение экосистемных функций, без которых невозможна жизнь человека. В лучшем случае массовое вымирание приведет к полному обновлению биосферы: формированию новых природных систем, ландшафтов, других флоры и фауны. Это потребует многих миллионов лет. В итоге природа, вероятно, все же уцелеет. Но это будет совсем другая природа. Не уверен, что для человека найдется место в новой биосфере», — заключил Алексей Зименко.

Ученые обнаружили признаки начала глобального вымирания на Земле

Морской обитатель, которому удалось выжить 66 млн. лет назад, сейчас демонстрирует такое же поведение, как при глобальном вымирании видов. Кораллы судя по всему готовятся к масштабной катастрофе. Ученые обращают внимание на цикличность времени и всего происходящего. Они призывают человечество более внимательно наблюдать за изменениями в природе. Ведь, прошлая масштабная катастрофа повлекла за собой исчезновение большинства видов животных на Земле.

Специалисты утверждают, что нашли убедительные доказательства о приближающемся массовом вымирании видов. Ученые внимательно следили за разными видами современных кораллов и сравнили особенности их поведения с предками. Благодаря шифру, который остался в генетическом коде этих животных, специалистам удалось выяснить нечто пугающее. Они обнаружили ту же тенденцию, которая ранее привела к гибели множество видов кораллов и других животных.

«Нам удалось свести все воедино и увидеть результаты. Наступил тот момент, когда у меня волосы на шее стали дыбом», – сообщил Дэвид Грубер, морской биолог из нью-йоркского университета.

Дело в том, что кораллы, которые являются неотъемлемой частью океанической экосистемы массово исчезают. Их исчезновение повлечет за собой неизвестные последствия. Это происходит в связи с нагревом океанической воды, происходящим из-за глобального потепления. По статистике последних 30 лет, по всему миру количество коралловых рифов сократилось вдвое.

Ученые подчеркнули, что исчезнувшие виды очень похожи на те, которые вымерли 66 миллионов лет назад. Как раз в то время и произошла катастрофа планетарного масштаба, когда исчезло 70% всех живых существ.

Эксперты также обратили внимание на глубоководные кораллы, которые подобны тем, что сумели выжить в прошлом; их поведение меняется. «Кораллы задействуют режим, предшествующий катастрофе. Считаю, это очень мощный сигнал», – говорит Грубер.

Массовое вымирание амфибий привело к значительной перестройке сообщества змей тропического леса

Распространение патогенного грибка Batrachochytrium dendrobatidis стало причиной резкого сокращения численности и разнообразия амфибий во многих регионах мира, в первую очередь — в тропических лесах Центральной и Южной Америки. Однако долгосрочные последствия «лягушачьего апокалипсиса» для других видов и целых экосистем остаются почти неизученными. Герпетологи из США и Панамы провели исследование, целью которого было понять, как вымирание амфибий повлияло на змей в панамском национальном парке «Омар Торрихос». Результаты оказались неутешительными, хотя и ожидаемыми: сообщество змей стало менее разнообразным, часть видов стала встречаться намного реже, а некоторые исчезли совсем. Это демонстрирует, насколько серьезным ударом для экосистемы может стать быстрое падение численности единственной систематической группы.

В старых научно-популярных книгах можно встретить утверждение, что амфибии — это наименее пострадавшая от человека группа животных. Возможно, когда-то так оно и было, однако в последние десятилетия ситуация радикально изменилась. Разрушение природных экосистем, загрязнение, распространение инвазивных видов и климатические изменения привели к тому, что более 40% всех амфибий оказались в списке вымирающих видов. Это делает их самым уязвимым классом позвоночных.

Особенно сильный урон популяциям амфибий по всему миру нанес патогенный грибок Batrachochytrium dendrobatidis. Впервые исследователи отметили связанные с ним случаи массовой гибели лягушек еще в 1970–1980-х годах, однако вычислить и описать убийцу удалось лишь к 1998 году (L. Berger et al., 1998. Chytridiomycosis causes amphibian mortality associated with population declines in the rain forests of Australia and Central America).

В отличие от других инфекций, циркулирующих в диких популяциях животных, B. dendrobatidis (для краткости его часто называют просто Bd) не просто убивает часть особей, но уничтожает целые виды. Согласно свежей оценке, распространение грибка привело к полному вымиранию 90 видов амфибий. Численность еще 124 снизилась более чем на 90%, что делает их выживание крайне затруднительным. Всего же от Bd пострадал 501 вид, или 6,5% от общего видового разнообразия класса. Лягушки и другие бесхвостые амфибии пострадали намного сильнее хвостатых и безногих, а среди регионов по числу потерь лидируют Северная и Южная Америка и Австралия (B. C. Scheele et al., 2019. Amphibian fungal panzootic causes catastrophic and ongoing loss of biodiversity).

За последние несколько лет ученые довольно много узнали о Bd и вызываемой им смертельной болезни — хитридиомикозе (cм.: Лягушки, больные хитридиомикозом, умирают из-за нарушения осмотической регуляции, «Элементы», 29.10.2009). Например, стало ясно, что первоначальная гипотеза о происхождении грибка-убийцы неверна. Вектором распространения грибка оказались вовсе не африканские шпорцевые лягушки (Xenopus laevis), которых использовали в качестве живого теста на беременность, а дальневосточные жерлянки (Bombina orientalis) с Корейского полуострова — популярные обитатели террариумов. Вероятно, именно международная торговля этим видом позволила Bd пересечь океаны и из Азии попасть на другие континенты (S. J. O’Hanlon et al., 2018. Recent Asian origin of chytrid fungi causing global amphibian declines). В отличие от азиатских видов, которые сосуществовали с Bd на протяжении многих поколений, амфибии в других регионах мира оказались совершенно не готовы к его появлению, чем и объясняется массовое сокращение их численности. Возможно, ситуацию усугубили климатические изменения (см.: Найден главный виновник массового вымирания амфибий, «Элементы», 23.01.2006).

Рис. 2. Обложка номера журнала Science

Рис. 2. Обложка номера журнала Science от 14 февраля 2020 года, в котором было опубликовано обсуждаемое исследование. На ней изображена атлантическая попугайная змея (Leptophis depressirostris), поедающая лягушку. Этот вид — один из многих, чья встречаемость упала после краха популяции амфибий в национальном парке Омар Торрихос. Изображение с сайта science.sciencemag.org

При этом долгосрочное влияние вспышки хитридиомикоза и массовой гибели амфибий на других животных и целые экосистемы до сих пор оставалось почти неизученным. Одно из первых исследований, посвященных этой теме, провела команда ученых из США и Панамы. Их работа была опубликована в середине февраля в журнале Science.

Участники команды сосредоточили свое внимание на змеях. Рацион многих из этих рептилий частично или полностью состоит из лягушек и их икры, так что логично предположить, что нехватка добычи после вспышки Bd могла отрицательно сказаться на их численности и разнообразии. При этом змеи довольно плохо изучены — например, для четверти видов не оценен природоохранный статус.

Чтобы понять, как вымирание амфибий сказалось на сообществе змей, исследователи проанализировали данные многолетних учетов, проведенных в панамском национальном парке «Омар Торрихос», покрытом зрелым вторичным тропическим лесом и мало подверженном антропогенной нагрузке. Здесь Bd впервые появился в конце 2004 года. Всего ученые провели более тысячи учетов на семи постоянных маршрутах — 594 до вспышки хитридиомикоза (в 1997–2004 годах), и 513 — после нее (в 2006–2012 годах).

Рис. 3. Ателоп Цетека (Atelopus zeteki)

Рис. 3. Ателоп Цетека (Atelopus zeteki) — одна из самых знаменитых жертв вспышки хитридиомикоза. Этот яркоокрашенный вид из тропических лесов Панамы, скорее всего, вымер в дикой природе в 2007 году. В национальном парке «Омар Торрихос» он не встречался с 2004 года. В неволе сохранились жизнеспособные популяции ателопов Цетека, но начать программу реинтродукции невозможно, пока не будет найден способ избавиться от грибка или защитить от него лягушек. Фото с сайта en.wikipedia.org

Как и в других частях Центральной Америки, в «Омар Торрихос» распространение Bd привело к краху популяции амфибий. Из более 70 зарегистрированных здесь видов не менее 30 исчезли из фауны парка, а в целом местная популяция амфибий упала на 75%. В первую очередь пострадали разнообразные лягушки. И, как показал анализ, сообщество змей быстро отреагировало на эти изменения.

В общей сложности за время исследований на территории парка было зарегистрировано 36 видов змей, причем 12 из них отмечались не более одного раза. Для 17 видов, встреченных более пяти раз, ученым удалось оценить последствия вспышки хитридиомикоза (рис. 4). Оказалось, что 9 видов после эпизоотии стали встречаться достоверно реже, для 4 частота встреч увеличилась, а еще 4 никак не отреагировали на произошедшее.

Рис. 4. Изменения встречаемости 17 видов змей

Рис. 4. Изменения встречаемости 17 видов змей, зарегистрированных в ходе учетов в парке «Омар Торрихос» более пяти раз. Черные кружочки отмечают вероятность того, что данный вид после вспышки хитридиомикоза встречался реже, чем до нее. Если значения вероятности ближе к единице, то вид сократил встречаемость после эпизоотии, а если к нулю — то, наоборот, увеличил. В столбцах справа отмечено количество встреч до и после вспышки Bd. Как можно заметить, больше половины видов змей стали встречаться реже. Рисунок из обсуждаемой статьи в Science

Среди наиболее пострадавших видов — специализированные герпетофаги. Например, Rhadinaea decorata из семейства Ужеобразных (Colubridae) питается в основном лягушками и их икрой, а также саламандрами и ящерицами. В учетах до вспышки хитридиомикоза этот вид был отмечен 13 раз, а после — ни одного раза.

Рис. 5. Коста-риканский улиткоед (Sibon argus)

Рис. 5. Коста-риканский улиткоед (Sibon argus) — одна из змей парка «Омар Торрихос», сильнее всего пострадавших от сокращения численности лягушек. Слева — общий вид змеи; фото с сайта flickr.com. Справа — улиткоед, поедающий икру квакши (Agalychnis sp.); фото с сайта flickr.com

Еще более показательна судьба четырех видов из рода улиткоедов (Sibon). Большинство представителей этого рода ужеобразных змей питаются улитками, так что падение численности лягушек не должно было отрицательно на них сказаться. И действительно, два вида улиткоедов из парка «Омар Торрихос» — дымчатый (S. nebulatus) и панамский (S. longifrenis) — после вспышки хитридиомикоза встречались примерно с такой же частотой, как и прежде, а атлантические улиткоеды (S. annulatus) стали встречаться в три раза чаще. Однако число встреч четвертого вида, коста-риканского улиткоеда (S. argus) снизилось втрое, со 149 до 49. Легко догадаться, что в его рационе важное место занимают лягушки — точнее, их икра.

Рис. 6. Цепкохвостый ботропс (Bothriechis schlegelii)

Рис. 6. Цепкохвостый ботропс (Bothriechis schlegelii) — один из немногих видов змей на исследованной территории, выигравших от вспышки хитридиомикоза. До нее он встретился ученым лишь 3 раза, а после — 32. Этот вид охотится на различную добычу от лягушек до птиц и грызунов, так что, возможно, он смог увеличить численность после сокращения численности более разборчивых в еде конкурентов. Фото с сайта en.wikipedia.org

Помимо встречаемости, авторы оценили физическое состояние змей до и после эпизоотии. Для этого они выбрали шесть видов, которые за время исследований отмечались не менее пяти раз. В качестве показателя использовалось соотношение массы к квадрату длины тела от кончика носа до отверстия клоаки. Анализ показал, что после вспышки Bd у четырех видов среднее физическое состояние ухудшилось, хотя два демонстрировали более высокие показатели (рис. 7).

Рис. 7. Среднее физическое состоянии шести видов змей до и после вспышки хитридиомикоза

Рис. 7. Среднее физическое состояние шести видов змей до (синие кружочки) и после (оранжевые кружочки) вспышки хитридиомикоза. В качестве маркера используется соотношение массы к квадрату длины тела от кончика носа до отверстия клоаки. Под названием каждого вида указана вероятность, что физическое состояние его представителей ухудшилось после эпизоотии. Если цифра близка к единице, то это утверждение скорее верно, а если к нулю, то состояние змей, напротив, скорее улучшилось после вспышки грибковой инфекции. Рисунок из обсуждаемой статьи в Science

Интересно, что показатели физического состояния и встречаемости не всегда коррелировали. Например, трансамериканский кошачьеглазый уж (Leptodeira septentrionalis) после вспышки хитридиомикоза стал встречаться намного реже, однако показатели физического состояния отдельных особей улучшились. Напротив, у атлантических улиткоедов (Sibon annulatus) увеличилась встречаемость, но снизились показатели физического состояния. Авторы не обсуждают этот аспект отдельно, однако, возможно, эти результаты объясняются не только изменениями в доступности корма, но и популяционной динамикой самих змей.

В целом сообщество змей на исследованной территории стало более гомогенным и бедным по видовому составу. Если в учетах до вспышки было отмечено 30 видов, то после — всего 21. Около 10 видов, судя по всему, исчезли с территории национального парка.

При этом на части видов вспышка хитридиомикоза никак не сказалась, а некоторые от нее даже выиграли, увеличив встречаемость и улучшив свое физическое состояние. Авторы подчеркивают, что наличие небольшого числа видов-«победителей» очень характерно для деградирующих экосистем. Впрочем, их успех может оказаться временным.

Команда связывает перестройку сообществ змей именно с реакцией на изменения в доступности пищи: лягушек, саламандр и их икры. При этом альтернативные источники корма, например, ящерицы, оказались недостаточно обильными, чтобы компенсировать «выпадение» амфибий. Кроме того, некоторые змеи слишком специализированы, чтобы резко изменить свой рацион.

Теоретически можно представить иное объяснение полученных результатов — например, что змеи напрямую гибли от грибка, поразившего амфибий. Логично, что сильнее всего пострадали именно охотники на лягушек и саламандр, которым инфекция передалась от добычи. Однако это предположение авторы не рассматривают, поскольку ни одного случая заражения и тем более гибели змей от Batrachochytrium dendrobatidis неизвестно.

В обсуждаемой статье рассматривается ситуация в единственном национальном парке, однако сходные изменения почти наверняка произошли в большинстве других мест, где наблюдалась массовая гибель амфибий из-за хитридиомикоза. В первую очередь это касается тропических лесов Центральной и Южной Америки.

Хотя некоторые виды амфибий, судя по всему, смогли адаптироваться к сосуществованию с опасным грибком-вселенцем и начать восстанавливать численность, для большинства видов за пределами его естественного ареала это оказалось невозможным. Таким образом, надеяться на спонтанное восстановление прежнего разнообразия и количества амфибий не следует — а значит, и сообщества змей вряд ли вернутся к состоянию, наблюдавшемуся до вспышки хитридиомикоза.

Учитывая важную роль амфибий в пищевых цепях, выводы исследования не кажутся неожиданными. Тем не менее, масштаб и скорость изменений, произошедших в сообществе змей, поражают. И, как отмечают авторы обсуждаемой статьи, это лишь вершина айсберга. Скорее всего, падение численности лягушек и саламандр почувствовали на себе и другие хищники, например, птицы и млекопитающие. Хотя среди них специализированные охотники на амфибий встречаются намного реже, чем среди змей, отсутствие некогда обильного и доступного кормового ресурса наверняка заставило многих из этих животных менять пищевые привычки. Кроме того, сами змеи также служат добычей для более крупных хищников, так что последствия вспышки Bd, скорее всего, распространились на следующий уровень пищевой цепи. Депрессию численности могли испытать и мелкие животные, например, ящерицы, на которых переключились некоторые хищники, когда амфибии стали менее доступными.

Другие последствия вспышки хитридиомикоза только предстоит оценить. Амфибии не только снабжают пищей множество видов, но и выполняют важные экосистемные услуги. Например, головастики многих видов лягушек регулируют рост водорослей и накопление детрита в водоемах. Также амфибии, которые развиваются в воде, а взрослую жизнь проводят на суше, поддерживают поток вещества и энергии между наземными и водными экосистемами. Это значит, что последствия «лягушачьего апокалипсиса», скорее всего, намного превышают перестройку сообщества змей.

Авторы обсуждаемой публикации отмечают, что их работа демонстрирует, насколько далеко идущие последствия может иметь резкое сокращение численности единственной систематической группы. Это верно не только для массового вымирания амфибий.

Хотя глобальную вспышку Bd часто называют самой разрушительной эпизоотией в истории, это, к сожалению, далеко не единственный случай массовой гибели диких животных из-за инфекционных заболеваний. Например, в последние годы в Европе быстро распространяется грибок азиатского происхождения Batrachochytrium salamandrivorans — ближайший родственник Bd, паразитирующий на тритонах и саламандрах (см.: Потери и обретения в мире амфибий, «Элементы», 05.11.2014). Он уже привел к резкому снижению численности огненных саламандр (Salamandra salamandra). А в Северной Америке происходит массовая гибель летучих мышей в результате «синдрома белого носа» (White-nose syndrome). Виновник — грибок европейского происхождения Pseudogymnoascus destructans, поражающий рукокрылых во время зимней спячки.

Эти и многие другие случаи могут привести к столь же масштабным экосистемным перестройкам, как вспышка хитридиомикоза в национальном парке «Омар Торрихос». Поскольку вернуть сообщества к первоначальному состоянию практически невозможно, для защиты биоразнообразия следует сосредоточиться на предотвращении подобных катастроф — например, ужесточить контроль за международной торговлей, которая позволяет возбудителям инфекций путешествовать по миру и поражать неподготовленные к ним популяции животных и растений.

Источник: Elise F. Zipkin, Graziella V. DiRenzo, Julie M. Ray, Sam Rossman, Karen R. Lips. Tropical snake diversity collapses after widespread amphibian loss // Science. 2020. V. 367. P. 814–816. DOI: 10.1126/science.aay5733.

0 комментариев
Архив