Вирусолог назвала опасные при коронавирусе лекарства. Гидроксихлорохин увеличивает смертность у пациентов с COVID-19
Вирусолог назвала опасные при коронавирусе лекарства. Гидроксихлорохин увеличивает смертность у пациентов с COVID-19
2 месяца назад 184 Д. Марьянович (D. Marjanović)

Некоторые пациенты с коронавирусом начинают лечиться препаратами, которые применяются при обычной простуде, чего при COVID-19 нельзя делать, заявила "Вечерней Москве" вирусолог Надежда Жолобак., передает РИА Новости

К этим лекарствам относится так называемая группа нестероидных противовоспалительных препаратов: ибупрофен, аспирин, вольтарен, диклофенак и напроксен. Как пояснила врач, опыт исследователей из Франции и Италии показал, что эти медикаменты делают организм еще более восприимчивым к вирусу.

"Поэтому никаких аспиринов", — указала Жолобак.

Перечисленные лекарства создают благотворную среду для коронавируса, из-за чего инфекция легче проникает в легкие, что приводит к воспалительному процессу, пневмонии и поражению альвеол.

Вирусолог добавила, что некоторые западные медики утверждают, что при COVID-19 можно использовать парацетамол. Однако Жолобак не советует применять и его, так как действие препарата на коронавирус до конца не изучено, а "последствия могут быть непредсказуемыми".

Кроме того, собеседница издания подчеркнула, что болеутоляющие средства и любые анальгетики могут вызвать осложнение дыхания и различные патологии.

Она отметила, что при высокой температуре нужно срочно обращаться к врачу и не заниматься самолечением. Назначением лекарственных препаратов может заниматься только медик, заключила Жолобак.

Пандемия коронавируса затронула почти все страны мира. Согласно данным ВОЗ, заражены почти 5,2 миллиона человек, более 337 тысяч умерли.

Гидроксихлорохин увеличивает смертность у пациентов с COVID-19

В анализе 96 000 госпитализированных пациентов с COVID-19, из которых почти 15 000 получали гидроксихлорохин или хлорохин с антибиотиками или без них, у пациентов на таком лечении были худшие результаты и повышенный риск желудочковых аритмий. Об этом сообщает MadMed.Media со ссылкой на The Lancet.

Исследовательская группа провела оценку данных, связанных с исходами для пациентов с COVID-19, которых лечили гидроксихлорохином или аналогами хлорохина вместе с антибиотиками или без них.

«Использование этих схем приема лекарств не помогло. Во всяком случае, у пациентов была более высокая вероятность смертельного исхода. Мы также наблюдали увеличение частоты значительных желудочковых аритмий, а именно в четыре раза у пациентов с COVID-19, которых лечили схемами гидроксихлорохина или хлорохина». 

Мандип Р. Мехра, доктор медицинских наук, исполнительный директор Центра прогрессивных сердечных заболеваний Бригама.

Исследователи провели свое исследование, используя базу данных Surgical Outcomes Collaborative, международный реестр, состоящий из данных из 671 больницы на шести континентах. Из 10 698 пациентов, принимавших одну из этих схем приема лекарств, умерли в больнице 11,1%, а 85 344 выжили и благополучно выписались. Уровень смертности среди контрольной группы составил 9,3%. Каждая из схем приема препарата хлорохина или гидроксихлорохина в отдельности или в сочетании с антибиотиком была связана с повышенным риском смерти в стационаре от применения COVID-19.

Кроме того, каждая из схем приема лекарств была связана с увеличением риска желудочковой аритмии. Среди групп лечения от 4% до 8% пациентов испытывали желудочковую аритмию, по сравнению с 0,3% пациентов в контрольной группе.

Известно, что хлорохин и гидроксихлорохин имеют сердечно-сосудистую токсичность, а предыдущие исследования показали, что макролиды могут увеличивать риск внезапной сердечной смерти.

Вирусологи объявили коронавирус «вершиной айсберга»

Ученые из Китая продолжат лабораторные исследования коронавируса, чтобы избежать повторения ситуации уже с новым инфекционным заболеванием. Об этом в понедельник, 25 мая, в интервью телеканалу CGTN рассказала вирусолог Уханьского института вирусологии Ши Чжэнли.

По ее мнению, важно предотвратить возникновение повторной вспышки COVID-19, поэтому стоит продолжить искать ранее не описанные наукой патогены. «Кроме того, мы должны иметь в запасе некоторые лекарства и проявляющие реагенты для профилактики», — заявила она, пояснив, что их суть их деятельности заключается в работе на опережение.

Чжэнли также заявила, что носителями вирусов часто становятся дикие животные. В мире есть большое количество разных летучих мышей — все они являются возможными переносчиками патогенов. «Вирусы, которые мы обнаружили, это на самом деле лишь вершина айсберга. Эти вирусы существуют в природе, считаетесь вы с этим или нет», — сказала она.

«Помимо лабораторных работ для сбора образцов и разработки моделей раннего предупреждения в условиях дикой природы, также требуются ученые из разных областей», — заявила Чжэнли, добавив, что ученым важно взаимодействовать друг с другом, а правительствам разных стран — помогать им в совместной работе. «Наша первоначальная цель международного сотрудничества — служить здоровью всех людей во всем мире, потому что мы знаем, что возникающие инфекционные заболевания не знают границ», — заключила она.

Отмечается, что с момента обнаружения и описания коронавируса в интернете неоднократно появлялись различные версии, что он мог быть искусственно создан в лаборатории Уханьского института вирусологии. В январе институт выступил с опровержением этой информации и назвал данные предположения ложными.

Advance (Хорватия): пандемия или «пандемия»?

Мир был не готов к пандемии коронавируса. Но частный фармацевтический бизнес благодаря Гейтсу и ему подобным «филантропам», пишет автор, был готов. В одно мгновение круг их потребителей стал равен численности населения планеты. Вакцинировать всех — величайший проект в истории человечества. Гейтс и фармацевтические компании уверены, что им это удастся.

Настоящий заговор гораздо страшнее теорий: Билл Гейтс, связанные с ним фармацевтические мегаструктуры и величайший проект в истории

 

Коронавирусный кризис — явление многогранное, и его последствия пока все еще невозможно предсказать. Сейчас, когда настала небольшая передышка, по крайней мере в Хорватии и в Европе, пришло время рассмотреть ситуацию в широком контексте. Речь идет не только о тех, кто сейчас несет потери, и о бенефициарах, которые бывают в любом кризисе, но и о тех, кто уже стал и кто еще будет свидетелем грядущих перемен.

Когда все это закончится, еще долго будут анализировать, что же на самом деле произошло. Однако кое-кто уже сегодня понимает, что происходит, и в каком направлении ситуация будет развиваться дальше…

Эпидемия лености ума в сочетании с заранее заготовленными темами — вот с чем мы столкнулись еще в самом начале пандемии. С одной стороны, уже давно всем известные теоретики заговоров затянули свою песню: по их мнению, это не пандемия, а «пандемия», и за всем этим стоят такие фигуры, как Билл Гейтс и ему подобные. С другой стороны, СМИ до небес превозносят капиталистических филантропов и навязывают их в качестве спасителей мира, что очень далеко от правды. 

Но правда тут не на «золотой середине» и в данном случае она кроется в другом. Все эти крайние мнения, которые заполняют собой почти все медиа-пространство, неточны и обусловлены определенными мотивами.

Теории заговора варьируются от того, что есть план истребить половину человечества на планете хоть вирусом, хоть вакциной, до того, что в вакцине находится «микрочип для слежения», или что упомянутый Билл Гейтс является одним из рептилоидов. Все это больше похоже на острый психоз. Но вопрос не в том, насколько безумные слухи распускают люди, «освобожденные» силой социальных сетей, а в том, почему они это делают?

Нынче с помощью «теорий заговора» можно манипулировать массами в своих политических и других целях, можно таким образом маскировать «настоящие заговоры», но чаще всего эти теории выступают вот в какой роли. Теории заговоров — это неподдельный и нечленораздельный «крик» людей, которые выражают свои страхи таким примитивным образом. Но страхи их реальны.

С незапамятных времен человек был склонен фантастически толковать то, что казалось ему непонятным, опасным и странным. Так возникли первые религии, в центре которых стояли солнце, небесные и земные явления. Тогда процветали суеверия, а лучше сказать «суезнания», то есть «отсутствие знаний», поскольку человек способен понять и постичь нечто, только если ему открыт доступ к знаниям, необходимой информации, фактам. Нашим дальним предкам никто не мог в деталях разъяснить, почему солнце сияет или почему иногда грохочет гром. Сегодня нам все об этом известно. Это знание нам доступно. Так выстроена система. Если родители не удосужатся рассказать ребенку, почему в небе грохочет гром, ему об этом расскажут в школе.

Сколько бы мы ни гордились всеми нашими знаниями, дающими нам преимущество перед предыдущими поколениями, мы продолжаем жить во времена «суезнания» или даже хуже — «лжезнания». Поэтому теории заговора заполняют собой пробелы, не заполненные знаниями, закрытые кем-то для них, но вот последствия этих пустот ощущаются и заметны каждый день.

Так же, как люди издавна стремились объяснить непонятное, они всегда хорошо чувствовали, когда «что-то не сходится». Современный обыватель понимает, что что-то не сходится, что что-то неправильно, ложно преподнесено, что где-то представленные факты распадаются на две категории: правда и вымысел. Однако сказать, где проходит линия раздела между ними, человек четко не может.

Люди видят, что «что-то не сходится» в том, что касается решений, спускаемых сверху, а особенное внимание обращают на те решения, которые касаются непосредственно их жизни, здоровья, тела. Отсюда массовое движение против принудительной вакцинации, против официальной информации о коронавирусе, против много чего еще…

Люди распространяют совершенно антинаучные факты и способны оспорить любой факт, однако это не означает, что они сошли с ума. Скорее дело в том, что они нормальны и чувствуют, что находятся в опасности. Конечно, это не значит, что сами они не опасны. Напротив, они могут представлять очень большую опасность и для самих себя, и для окружающих. Я не стремлюсь преуменьшить угрозу, исходящую от теорий заговора, а лишь хочу подчеркнуть, что их появление «естественно».

Давайте вернемся к Биллу Гейтсу, который превратился в мировой громоотвод и объект нападок для сторонников теорий заговора. Это один из богатейших людей на планете, который выстроил империю «Майкрософт» (и часто укрывался от налогов), а теперь преподносится как великий гуманист и благодетель. Кто знает, может сам Гейтс таковым себя и считает, но его деятельность вызывает вопросы. Его «некоммерческий» фонд Gates Foundation располагает огромными средствами и инвестировал их в некоторые крупнейшие фармацевтические корпорации мира. За прошедшие годы фонд превратился в мощную силу, способную влиять на стратегию этих компаний, а также ВОЗа.

Панегирикам Гейтсу в капиталистических СМИ удивляться не приходится. У них есть причина его обожать, ведь он — одна из икон, которая даже в самые кризисные времена будет пропагандировать капитализм, а значит, он спаситель, но не мира, а мирового порядка.

В капитализме любая болезнь — отличный источник дохода. Любая болезнь — это шанс заработать, любая, а пандемия — это просто Клондайк, который попадается только раз в столетие! Даже самые ярые сторонники теорий заговора сейчас это понимают (хотя бы подсознательно), однако не хотят вписывать экономические причины и последствия в свою картину происходящего.

На Западе существует термин Great farm (фармацевтическая индустрия), который тоже в каком-то смысле сродни «теории заговора». Однако у этой теории, в отличие от рассказов про рептилоидов, есть хоть какие-то основания. Согласно теории о Great farm, гигантские фармацевтические корпорации мира на самом деле объединены, и их цель — зарабатывать, а не помогать людям.

Можно вообще не называть это теорией, а остановиться на «заговоре». Корпорации должны зарабатывать деньги, а «корпорация, которая печется об обществе и мире» — всего лишь маркетинговая уловка, пиар-выдумка, созданная опять-таки корпорациями.

У фармацевтической промышленности своя позиция, точнее объяснение для своих огромных прибылей. Ее представители скажут, что эти деньги требуются для новых инвестиций в необходимые исследования, направленные исключительно на «улучшение человеческой жизни».

Чистая ложь. Ни одна корпорация на свете не существует для улучшения жизни, и если она что-то и улучшит, то случайно.

Боль, инфекции, вирусы, психические расстройства — все это источники огромного дохода для фармацевтической промышленности, которые бесконечно растут.

Что касается «исследований», то грязная тайна заключается в том, что фармацевтические гиганты больше времени проводят, «охотясь» на мелкие компании, которые, вероятно, на самом деле ищут какое-нибудь действенное лекарство. Но их грабительски поглощают, прежде чем они успевают представить свое творение на рынке.

Одна из крупнейших фармацевтических компаний мира, британская GlaxoSmithKline (GSK), — хороший пример того, как и с кем работает фонд Гейтса. С 1999 по 2006 год главой департамента исследований и развития GSK был Тачи Ямада. Затем он перешел в фонд Гейтса и стал президентом по «международным программам здравоохранения». Иными словами, теперь это человек занимает пост, на котором может помогать зарабатывать фармацевтическим гигантам, поскольку Gates Foundation — это по сути организация, которая представляет фармацевтическую промышленность и открывает для нее новые рынки по всему миру (где есть боль, там баснословные заработки).

Однако прошлое настигло Ямада, и ему припомнили, чем он занимался на посту в элитной фармацевтической организации. Американский Сенат опубликовал доклад, в котором рассказывается, как Ямада пытался заставить молчать известного исследователя диабета Джона Базе. На тот момент он работал в GSK и предположил, что лекарство для диабетиков, которое производит GSK (и, конечно, зарабатывает на нем), Avandi, может очень негативно сказаться на сердце.

Ямада и другие руководители корпорации принялись травить «Avandi отщепенца», как они называли Бази между собой. Ему угрожали исками. Он попытался дать отпор и отправил в администрацию письмо, в котором потребовал «придержать своих псов». В конце концов, его заставили молчать, и больше об Avandi он не упоминал. Только позднее, в 2007 году, американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) опубликовало доклад, в котором говорится, что из-за приема этого лекарства, появившегося на рынке в 1999 году, около 83 тысяч человек получили инфаркт.

Это только капля в море похожих историй. И что же происходит, когда тайное становится явным? Нередко на гигантов налагают финансовые наказания (даже в несколько сотен миллионов долларов), и все остается по-старому. Неудивительно, что эти кампании организовали себе резервный «фонд для тяжб и компенсаций».

С 2017 года президентом GSK является Эмма Уолмсли, и она же с 2019 года входит в состав совета директоров — вот так сюрприз — «Майкрософта». Прежде главой GSK был Эндрю Уитти.

И снова Гейтс оказался тут ключевым лицом, главным связующим звеном. Он свел в 2008 году Ямада и Уитти, чтобы, работая в его фонде, они боролись с тропическими болезнями в беднейших регионах мира. Как всегда, когда сверхбогатые люди берутся «помогать», история вышла грязная.

Организация Гейтса инициировала проект вакцинирования против ВПЧ (вирус папилломы человека) в Индии. Проект планировалось реализовывать через индийскую государственную систему здравоохранения, то есть индийские налогоплательщики должны были его финансировать. А кто производил вакцину? GSK и американский фармацевтический гигант Merck. Начали с пробного вакцинирования 14 тысяч девушек-подростков из бедных семей. Непосредственно после начала кампании по вакцинации несколько девушек умерли.

Умерли они от вакцины или не от нее, сказать трудно. Однако эта новость, разумеется, вызвала панику в обществе. Через месяц индийский парламент начал расследование и узнал шокирующие детали. Во-первых, многих девушек вакцинировали без их согласия или согласия их родителей. Зачастую подпись на документе ставили директора школ и даже собственники хостелов для учениц.

Я напомню, что это была пробная кампания вакцинирования против ВПЧ, а после нее, по плану, собирались «протащить» вакцину в систему индийского государственного здравоохранения и таким образом заработать огромные деньги. Но даже на пробном этапе никто законы не соблюдал. По закону за проектом фонда Гейтса нужен был строгий надзор на случай проявления побочных эффектов у вакцинированных девушек. Однако никакого надзора не осуществлялось, как пишет Линси Макгой, процессор Эссекского университета, в своей книге «Не бывает бесплатных даров: фонд Гейтса и цена филантропии».

Еще одна капля в море похожих историй.

Таблетки Wellbutrin, которыми можно лечить только тяжелые депрессии, рекламировались и как средство для похудения, а также как помощь при «сексуальной дисфункции». Так же рекламировали лекарство Paxil, о котором впоследствии стало известно, что «оно может усугублять суицидальные наклонности у тинейджеров».

Капли в море похожих историй.

Сторонники теорий заговора «выныривают» из хорошо организованных правых кругов и рассуждают о чипах, стерилизации, намеренном «сокращении численности населения» и так далее. Но они никогда не говорят о фактах, о том, что Билл Гейтс — один из самых передовых агентов глобального капитализма, который готовит почву для заработков, по сравнению с которыми успех «Майкрософта» — ничто.

Любой популярной теории заговора, даже если она звучит «разумно», кое-чего не хватает, а именно, если так можно сказать, заговора самого по себе.

Если бы Гейтсу и компании удалось протолкнуть вакцину от ВПЧ в национальную систему здравоохранения Индии, это было бы сделкой века. Возможно, кто-то спросит: разве не нужно бороться с ВПЧ? Конечно, нужно, но уже на первом этапе реализации якобы гуманной идеи мы видим, с какой небрежностью и явной жадностью подошли к этому проекту. Вывод? Вакцина, конечно, нужна. Вакцина — это важнейшее достижение современной науки. Но нужно забрать ее из рук частного бизнеса. Национализировать фармацевтические предприятия? Это было бы идеальным решением, однако большинство политиков упадут в обморок от страха, вызванного одной только мыслью об этом.

Из лагеря теорий заговора звучат заявления о том, что сегодня нет пандемии, а есть «пандемия». Там предполагают, что на самом деле Гейтс и «его сотоварищи» устроили эту пандемию и создали вирус. Однако Билл Гейтс не настолько всесилен, и действительно есть «пандемия», но несколько в другом смысле.

Хотя в последние годы сам Гейтс часто говорил, что грядет вирусная пандемия, об этом заявлял не только он. Многочисленные специалисты предупреждали страны мира, что нужно готовиться. Об опасности, связанной с появлением человека в последних нетронутых местах обитания диких животных, говорят уже много лет, и, вероятно, это и привело к нынешней пандемии.

Перед нами «пандемия» в том смысле, что у крупных игроков был заранее заготовлен план действий на случай пандемии. Так, в январе 2017 года во время встречи миллиардеров в Давосе было создано новое объединение под названием Коалиция за инновации в обеспечении готовности к эпидемиям (CEPI). Ее целью, как заявлено, является подготовка к такой ситуации и организация вакцинации по всему миру в случае эпидемии. С этой целью в объединение начали вкладывать деньги.

Через три года, 30 марта 2020 года, лидеры CEPI опубликовали в медицинском журнале «New England Journal of Medicine» сообщение, в котором, в частности, говорится: «Критически важной составляющей подготовки к будущей пандемии является мировая финансовая система, которая поможет при разработке, производстве и доставке вакцины, а также оградит партнеров из частного сектора от больших финансовых потерь».

Все сказано в нескольких предложениях. Частные корпорации существуют не для того, чтобы спасать мир, поскольку для них это означало бы «большие финансовые потери». Они будут спасать его, только если получат колоссальную прибыль.

В 2018 году CEPI покинула организация «Врачи без границ». В качестве причины указано: «Мы обеспокоены тем, что после пересмотра политика CEPI больше нет гарантий, что вакцины, произведенные фондом CEPI, будут доступны по приемлемым ценам».

Честь и хвала «Врачам без границ», однако большинство причастных к этой истории объединены в фармацевтический картель. Примеров, конечно, много. Скажем, бывший американский президент Барак Обама, который хорошенько набил карманы фармацевтическим гигантам, когда назначил министром здравоохранения Сильвию Мэтьюс Беруэлл. До назначения она была, не удивляйтесь, президентом по «международной программе развития» в фонде Гейтса.

К сожалению, для многих все это слишком сложно или не слишком «остро». Поэтому вместо настоящей и нужной дискуссии о том, насколько опасно здравоохранение в руках корпораций и фармацевтической промышленности, пространство заполняют рассказы о «чипах для слежения в вакцинах» (как будто не понятно, что «чип для слежения» люди уже носят везде с собой, и называется он смартфоном). Хотя правда в том, что фонд Гейтса попытался протолкнуть вакцину от ВПЧ в Индии по минимальным стандартам. Однако сторонники теорий заговора берут и раздувают факты. Поэтому теперь по Интернету кочует история о том, что Гейтс виноват в параличе «496 тысяч детей в Индии» (!). В связи с этим сторонники теорий заговора превращаются в идеальных помощников крупного бизнеса, поскольку средние обыватели, услышав столь экстравагантную информацию, будут руководствоваться своей черно-белой логикой и придут к выводу, что, пожалуй, Гейтс — «хороший парень», так как явно не делал того, что ему приписывают. И действительно он не делал. И действительно Гейтс направил миллиарды на филантропические цели. Правда, если учесть, сколько он на этом впоследствии заработает, деньги он выделил скорее на маркетинговые цели, а попутно, возможно, и кого-то спас.

Для некоторых пандемия коронавируса разразилась в идеальный момент. Мир, возможно, столкнулся с ней неподготовленным, с идеями, оставшимися со времен средневековых карантинов. Но частный фармацевтический бизнес благодаря Гейтсу и ему подобным «филантропам», конечно, был готов. Пробиться на новый рынок непросто, а тут вдруг круг их потребителей расширился и равен численности населения планеты. Вакцинировать всех этих людей — вот величайший проект в истории человечества. Гейтс и фармацевтические компании уверены, что им это удастся и нет такого государства, которое встанет у них на пути.

Тут нет никакой «теории заговора». Желание нажиться на людской трагедии не теория, а мир, в котором мы живем. Это людоедский строй, который создал класс самых богатых и всесильных. Реальный заговор — это не экстравагантная история о рептилоидах. Все намного страшнее просто потому, что это уже реальность, а не байка интернет-поколения из социальных сетей.

Выдумывая безумные теории, мы не решаем проблему. Более того, параноидальные измышления на руку СМИ, которые продолжат преподносить выше описанные силы как спасителей. Научный метод — одно из величайших и важнейших «изобретений» человечества вообще, но, как и все остальное: рождение, любовь, страх, грусть, ненависть, любопытство и смерть — это «изобретение» может быть подчинено суровой и антипрогрессивной эксплуатации во имя наживы. Важно только одно — в чьих оно руках.

0 комментариев
Архив