Разные: Индия начала процесс демографических изменений в Кашмире
Разные: Индия начала процесс демографических изменений в Кашмире
9 дней назад 332 golosislama.com

В управляемом Индией Кашмире с 18 мая до 25 000 человек получили свидетельства о проживании, что вызывает опасения по поводу начала демографических изменений в гималайском регионе с мусульманским большинством.

Такое свидетельство, своего рода право на гражданство, дает право лицу на проживание и государственную работу в регионе, который до прошлого года был зарезервирован только для местного населения.

В прошлом году 5 августа, когда Индия аннулировала полуавтономный статус региона, она также отменила местный закон о специальном гражданстве, гарантированный статьей 35 (А) Конституции Индии. Это решение удивительным образом напоминало оккупацию Западного берега реки Иордан.

В пятницу кандидат в президенты США от Демократической партии Джо Байден заявил: «Индия должна предпринять все необходимые шаги для восстановления прав всего народа Кашмира».

«Ограничения на инакомыслие, такие как мирные протесты, закрытие или замедление работы интернета, ослабляют демократию», - говорится в программном документе, размещенном на его веб-сайте.

«Решение предоставить жителям, которые не являются кашмирцами, удостоверение места жительства - это, безусловно, начало конца. Это начало Кашмира, ставшего другой Палестиной», - говорит Бадар-уль-Ислам Шейх, 29-летний житель главного кашмирского города Сринагар.

«Это печально. Это ужасно. Я боюсь, что придет время, когда мы даже не будем чувствовать себя в безопасности в наших домах», - сказал он. «Нас заставили замолчать».

Согласно переписи, проведенной Индией в 2011 году, из 12,5 миллионов населения Кашмира мусульмане составляют 68,31 процента, а индусы - 28,43 процента населения.

Статья 35 (А) запрещала посторонним лицам, в том числе гражданам Индии из других штатов, селиться и претендовать на государственные должности для поддержания демографического равновесия в регионе, где наблюдались десятилетия вооруженного восстания против правления Индии.

В апреле этого года, в связи с карантином, правительство уведомило о законах по месту жительства, согласно которым неопределенное количество посторонних лиц может претендовать как на вид на жительство так и на работу.

В соответствии с новым законом любое лицо, которое проживает в регионе в течение 15 лет или уже обучалось в регионе в течение семи лет и сдало экзамен 10 или 12 класса, имеет право на получение свидетельства о постоянном проживании.

Кроме того, дети индийских государственных служащих, которые служили в штате в течение 10 лет, имеют право на поселение и права на местное проживание. Закон применяется, даже если дети никогда не жили в Кашмире.

Из 66 высокопоставленных чиновников, работающих в этом регионе, 38 - посторонние, приехавшие из других штатов Индии. Многие другие приезжие работают в различных центральных государственных учреждениях, таких как банки, телекоммуникационные учреждения почтовых отделений, службы безопасности и университеты.

Хуррам Парвез, правозащитник из Сринагара, сказал, что этот шаг «катастрофический» для всего региона.

«Похоже, что правительство в какой-то степени спешит. В течение нескольких недель очень много людей подали заявки», -говорит он.

Кашмирские политики по всему региону заявили, что отмена особых гражданских прав была направлена ​​на то, чтобы лишить Кашмир мусульманского большинства.

Другими словами, Индия по своему делает тоже самое, что Китай делает в Синьцзяне.

Китай борется с уйгурской рождаемостью, чтобы сократить мусульманское население - AP

Коммунистический режим в Китае принимает драконовские меры по сокращению рождаемости среди уйгуров и других меньшинств в рамках масштабной кампании по репрессиям против своего мусульманского населения. При этом режим поощряет некоторых представителей ханьского населения страны иметь больше детей.

Некоторые уйгурские женщины и ранее говорили о принудительном контроле над рождаемостью, но сейчас эта практика стала гораздо более распространенной и систематичной, чем ранее, согласно исследованию Associated Press, основанному на государственной статистике, документах и ​​интервью с 30 бывшими заключенными, членами их семей и бывшим инструктором лагерей. Кампания в Синьцзяне за последние четыре года привела к тому, что некоторые эксперты называют формой «демографического геноцида».

Согласно опросам и данным, режим регулярно подвергает женщин из числа меньшинств проверкам на беременность и проводит внутриматочные операции, стерилизацию и даже аборт среди сотен тысяч женщин. Несмотря на то, что использование ВМС (внутриматочных спиралей) и стерилизации сократилось по всему Китаю, в Синьцзяне оно резко возросло.

Меры по контролю населения поддерживаются массовым задержанием как в качестве угрозы, так и в качестве наказания за несоблюдение. AP обнаружило, что если в семье «слишком много» детей, это может стать основной причиной, по которой людей отправляют в лагеря для перевоспитания. Родители троих и более детей отрываются от их семей, если они не могут заплатить огромные штрафы.

После того, как у Гульнары Омирзах, казашки по происхождению, родился третий ребенок, правительство приказало ей ввести ВМС. Два года спустя, в январе 2018 года, четыре офицера в камуфляжной форме все равно постучались в ее дверь. Они дали Омирзах, жене бедного задержанного торговца овощами, три дня, чтобы заплатить штраф в размере 2685 долларов за то, что у них было более двух детей.

Ее предупредили, что если она это не сделает, то присоединится к своему мужу и миллиону других уйгуров, заключенных в лагерях для перевоспитания - часто из-за того, что у них слишком много детей.

«Запрещать иметь детей - это неправильно», - говорит Омирзах, которая влезла в долги, чтобы собрать деньги, а затем бежала в Казахстан. «Они хотят уничтожить нас как народ».

Уровень рождаемости в преимущественно уйгурских регионах Хотана и Кашгара упал более чем на 60% с 2015 по 2018 год, последний год, доступный в государственной статистике. Сотни миллионов долларов, которые правительство вкладывает в контроль над рождаемостью, превратили Синьцзян из одного из самых быстрорастущих регионов Китая в один из самых медленных за последние несколько лет, согласно новому исследованию ученого-китаеведа Адриана Зенца.

«Это часть более широкой кампании контроля по покорению уйгуров», - говорит Зенц, независимый сотрудник некоммерческого Мемориального фонда жертв коммунизма в Вашингтоне, округ Колумбия.

МИД Китая и правительство Синьцзяна не ответили на многочисленные запросы о комментариях. Однако в прошлом Пекин заявлял, что новые меры просто предназначены для того, чтобы установить справедливость, позволяя китайцам ханьского происхождения и этническим меньшинствам иметь одинаковое количество детей.

В соответствии с ныне отмененной политикой Китая «одна семья-один ребенок» власти долгое время поощряли, а иногда и принуждали ханьских китайцев к контрацепции, стерилизации и абортам. Но меньшинствам разрешали иметь двоих-троих детей, если они приехали из сельской местности.

Это изменилось при президенте Си Цзиньпине, самом авторитарном лидере Китая за последние десятилетия. Вскоре после того, как он пришел к власти, правительство пересмотрело правила рождаемости, чтобы ханьцы из Синьцзяна могли иметь двоих или троих детей, как и меньшинства.

Хотя на бумаге они равны, на практике ханьцы в основном избегают абортов, стерилизаций, вставок ВМС и задержаний из-за того, что у них слишком много детей. Зато ко всему этому набору принуждают другие этнические группы Синьцзяна, как показывают интервью и данные. Некоторые сельские мусульмане, такие как Омирзах, были наказаны даже за наличие трех детей, что вообще то разрешено законом.

Пятнадцать уйгуров и казахов сообщили AP, что знают случаи, когда людей интернировали или сажали в тюрьму за то, что у них было слишком много детей. Многие получили годы, даже десятки лет тюрьмы.

Попав в лагерь для задержанных, женщины подвергаются принудительной операции. Одна бывшая заключенная, Турсунай Зиявудун, рассказала, что ей вводили инъекции до тех пор, пока у нее не прекратились менструации, а еще несколько раз пинали в нижнюю часть живота во время допросов. Она теперь не может иметь детей и часто страдает от болей и кровотечения в матке. Зиявудун сказала, что женщин в ее лагере заставляли проходить гинекологические обследования и вставлять ВМС, а их «учитель» пригрозил, что им грозит аборт, если они будут беременны.

В 2014 году в Синьцзяне было введено чуть более 200 000 ВМС. К 2018 году этот показатель вырос более чем на 60 процентов и составил почти 330 000 ВМС. В то же время использование ВМС резко сократилось в других местах в Китае, так как многие женщины начали извлекать эти устройства.

Китайская статистика здравоохранения также показывает бум стерилизации в Синьцзяне.

Бюджетные документы, полученные Зенцем, показывают, что начиная с 2016 года правительство Синьцзяна начало вкладывать десятки миллионов долларов в программу по борьбе с рождаемостью. Несмотря на то, что показатели стерилизации в остальной части страны резко упали, в Синьцзяне с 2016 по 2018 год они выросли в семь раз и составили более 60 000 процедур.

Зумрет Давут, уйгурская мать троих детей, сказала, что после ее освобождения из лагеря в 2018 году власти заставили ее пройти стерилизацию. Ей сказали, что если она этого не сделает, ее отправят обратно в лагерь.

«Я была так обозлена», - сказала она. «Я хотел еще одного сына».

Кампания по контролю над рождаемостью вызвана беспокойством режима по поводу того, что высокий уровень рождаемости среди мусульман приводит к бедности и экстремизму в Синьцзяне - засушливом, не имеющем выхода к морю регионе. Хотя в программе используется тактика вроде старой политики «одна семья-один ребенок», нынешняя кампания в Синьцзяне отличается тем, что нацелена на конкретные этнические группы.

«Намерение, возможно, состоит не в том, чтобы полностью уничтожить уйгурское население, но оно резко уменьшит их жизнеспособность, что облегчит их ассимиляцию», - говорит Даррен Байлер, эксперт по уйгурам в Университете Колорадо.

Некоторые эксперты в своих предположениях заходят еще дальше.

«Это геноцид, полный стоп, - сказала уйгурский эксперт Джоан Смит Финли, работающая в Университете Ньюкасла в Великобритании. - Это не быстрое, шокирующее, массовое убийство вроде геноцида точечного типа, но это медленный, болезненный, ползучий геноцид».

0 комментариев
Архив