О благочестивой Марьям (Марии) в Исламе
О благочестивой Марьям (Марии) в Исламе
2 года назад 1210 www.islamisemya.com/
Мухлиса Курбанова

В Коране её имя, Марьям, упоминается 34 раза, при этом 23 раза в форме Иса бин Марьям. Кроме того, 19 сура названа в её честь. Это единственная женщина, которая упоминается в Коране по имени. Ее отцом был Имран:«[Вспомни,] когда женщина из рода Имрана сказала: "Господи! Воистину, я дала обет [пожертвовать Тебе дитя], которое в утробе моей, освобождённым [от всяких иных забот, кроме повиновения Тебе]. Так прими же от меня, ибо, воистину, Ты — слышащий, знающий"» (Сура «Али Имран», 3 / 35).

В другом аяте сказано: «[Назидательным примером служит] также Марйам, дочь 'Имрана, которая сберегла свое лоно. Мы вдули в него частицу Нашего духа, и она приняла как истину слова своего Господа и Его писаний, и была она покорной Ему» (сура «ат-Тахрим», 66 / 12).

Имя матери не сообщается, она фигурирует как жена Имрана. В других мусульманских источниках мать Марьям именуют Ханной, дочерью Факюза (Факюда) и младшей сестрой Иши (Ишбы, Ишьи или Эшьи). Имя её отца выглядит как Имран бин Масан (Яшехим), который происходил из рода пророка Мусы (алейхиссалям) (Табери, «Джамию’ль-беян», III, 235, 244; «Тарих», I, 585; Салеби, с. 284; Земахшери, I, 548).

Также говорят, что Ишба была сестрой Марьям (Месуди, I, 62). Семья Марьям, обращаясь к ней, говорит:«О, сестра Харуна!» (Сура «Марьям», 19 / 28), указывая на принадлежность к роду Мусы (алейхиссалям) и Харуна.

Об её появлении на свет остальные мусульманские источники сообщают то же самое, что и Протоевангелие, и «De Nativitate Mariae». Имран и Ханна были пожилой бездетной парой. Однажды женщина увидела, как птица на дереве кормит птенца, и попросила Всевышнего дать ей ребёнка, пообещав посвятить его храму. Это говорит о том, что Ханне ожидала сына, ведь по иудейским традициям в храм отдавали мальчиков (EI² [Fr.], VI, 615). Её молитва была исполнена, но родилась дочь. Однако Всевышний принял обет Ханны (Салеби, с. 284).

В Коране говорится, что жена Имрана пообещала посвятить будущего ребенка Богу; если будет дочь — назвать её Марьям, а также попросила сохранить девочку и семью от шайтана, и Аллах принял эту молитву: «Господь принял и вырастил её прекрасно и поручил её Закарии. Каждый раз, когда Закарийя входил к ней в покои, находил при ней пропитание и [однажды] спросил: "О, Марйам! Откуда у тебя это?" Она ответила: "Это — от Аллаха. Воистину, Аллах дарует пропитание кому пожелает, без ограничения"» (сура «Али Имран», 3 / 35—37).

В хадисе также есть указание на защищённость Марьям и Исы (алейхиссалям) от греха. То, что ребёнка нарекала мать, а сведения об отце отсутствуют, трактуется как его кончина до рождения Марьям (Мюснад, II, 233; Бухари, «Анбия», 44; «Тафсир», 3/31; Табери, «Джамию’ль-беян», III, 235; Фахреддин ар-Рази, VIII, 27).

Сразу же после рождения дочери или же после прекращения кормления грудью мать отвела Марьям в храм, где вверила её священнослужителям из рода Харуна. Закария был женат на тёте Марьям, поэтому хотел взять девочку под свою опеку. Однако иудеи не позволили ему, так как у Имрана были свои духовные лидеры. В итоге решили тянуть жребий путём бросания в воду палочек, которыми написали Тору. Из 19 или 29 палочек только та, что принадлежала Закарии, не пошла ко дну. Так именно он взял Марьям под покровительство (Табери, «Джамию’ль-беян», III, 241—244, 246).

Описанная в Коране церемония бросания жребия в христианской традиции связывается с Иосифом и его обязанностями опекать достигшую брачного возраста девушку: «Всё это — из рассказов о сокровенном, и Мы сообщаем тебе это откровением. Ты не был среди них, когда они бросали свои каламы, [чтобы решить жребием,] кто из них будет опекать Марйам. И ты не был среди них, когда они препирались»(Сура «Али Имран», 3 / 44).

Закария отвёл Марьям в свой дом, вручил её тёте и нанял кормилицу. Когда девочка достигла совершеннолетия, её отвели в храм для исполнения материнского обета. Марьям жила там в отдельной комнате. В Коране описывается, что Аллах принял её благосклонно и растил, как прекрасный цветок:«[Вспомни, Мухаммад,] как ангелы сказали: "О, Марйам! Воистину, Аллах избрал тебя, очистил [в вере] и возвысил над женщинами миров. О, Марйам! Будь покорной Господу твоему, падай ниц и поклоняйся вместе с теми, кто поклоняется"» (Сура «Али Имран», 3 / 42—43).

У совершеннолетней Марьям либо вообще не было месячных, либо эти дни она проводила в доме тёти. Постаревший Закария уже не мог опекать девушку, поэтому попросил найти для этого кого-либо из сынов Израилевых. В результате бросания жребия Марьям была отдана сыну своего дяди по отцу — Юсуфу (Салеби, с. 285). В некоторых источниках вместо Юсуфа упоминается имя Джюрейдж (Табери, «Джамию’ль-беян», III, 246). В Евангелии говорится о замужестве Марьям, но в Коране нет ни слова об этом браке; есть сведения о том, что Юсуфу поручили заботиться о девушке вместо престарелого Закарии.

Марьям отгородилась от семьи занавеской в восточном углу после того, как ангел в человеческом облике известил её о скором рождении сына: «Она сказала: «Господи! Как может быть у меня ребёнок, — ведь не касался меня ни один мужчина". Сказал [ангел]: "Именно так! Аллах создает то, что пожелает. Когда Он решит, чтобы какое-либо дело [свершилось], то Он только скажет: "Свершись!" — и оно свершается» (Сура «Али Имран», 3 / 47).

Согласно мусульманским источникам, Марьям и сын её дяди по отцу Юсуф прислуживали в храме. Однажды в возрасте тринадцати, пятнадцати или семнадцати лет она отправилась за водой к пещере Сильван, где ей встретился ангел Джабраиль (алейхиссалям) в облике безбородого юноши с сияющим лицом и волнистыми волосами. Он известил её о скором рождении ребёнка (Месуди, I, 63). В Коране поясняется, как наступила беременность: «Мы вдули в него (лоно Марьям) частицу Нашего духа» (Сура «ат-Тахрим», 66 / 12). Однако по поводу того, как именно это произошло, существуют различные мнения (Фахреддинэр-Разы, XV, 316).

В других исламских источниках говорится о том, что прислуживавший в храме вместе с Марьям Юсуф был потрясён, заметив её беременность. Потому что он знал, что девушка должна была оставаться безгрешной. Когда Марьям рассказала Юсуфу правду, он решил сам выполнять всю работу в храме, чтобы будущая мать не утомлялась. Кроме того, мужчина беспокоился, чтобы с Марьям и ребёнком ничего не случилось. Незадолго до родов они отправились то ли в Вифлеем, находившийся на расстоянии 6 миль от Иерусалима, то ли Юсуф отвёз Марьям в Египет (Табери, «Джамию’ль-беян», XVI, 64—65; «Тарих», I, 594; Салеби, с. 292).

Когда начались предродовые схватки, Марьям прислонилась к смоковнице и произнесла: «Как бы я хотела умереть раньше и быть навсегда забытой! Тогда [Иса] воззвал из лона: "Не тревожься, твой Господь заставил течь возле тебя ручей. Так [пригни] к себе ствол пальмы и потряси его — на тебя посыплются свежие финики. Ешь, пей и радуй взор свой. Если же увидишь какого-нибудь человека, то скажи: "Воистину, я дала Милостивому обет поститься и не стану сегодня ни с кем говорить"» (Сура «Марьям», 19 / 23—26).

Подобные выражения содержатся в апокрифическом Евангелии от Матфея (Амиот, с. 75—76). В Коране сказано о том, что люди начали порицать Марьям, когда она вернулась после родов : «О, сестра Харуна! За твоим отцом не водилось дурных склонностей, да и мать твоя не была женщиной распутной»(Сура «Марьям», 19 / 28).

Однако Марьям помнит о данном обете молчания и указывает на сына, который рассказывает окружающим о себе. Как только ангел сообщил Юсуфу о намерениях царя Ирода убить Ису (алейхиссалям), тот вместе с женщиной и ребенком отправился в Египет, где они пробыли 12 лет. В Коране говорится, что мать с сыном разместились на удобной вершине с источником: «Мы сделали сына Марйам и его мать знамением и поселили их в убежище на холме, где в укромном месте протекал ручей» (Сура «аль-Муминун», 23 / 50).

Есть различные сведения об этой местности — Египет, Дамаск, Иерусалим, Вифлеем или Рамла (Салеби, с. 293, 295). Как и в христианской религиозной литературе, в мусульманских источниках нет сведений о дальнейшей жизни Марьям. Когда Аллах хотел забрать Ису (алейхиссалям) на небо, тот поручил апостолам Петру и Иоанну позаботиться о матери. Взяв Марьям с собой, они отправились по приглашению к римскому императору Нерону, однако Пётр и апостол Фаддей были убиты. Марьям и Иоанну удалось убежать: земля под ногами разверзлась, когда их едва не настигли, что позволило им спрятаться. Мать пережила Ису (алейхиссалям) на 6 лет (a.g.e., с. 308).

Марьям, воспетая в Коране и хадисах, олицетворяла целомудрие, честность и смирение: «[Вспомни, Мухаммад,] как ангелы сказали: "О, Марйам! Воистину, Аллах словом Своим сообщает тебе радостную весть: [ты родишь сына]. Имя его — Масих Иса", сын Марйам. [Он будет] почитаем в этом и будущем мире и приближен [к Аллаху]» (Сура «Али Имран», 3 / 45).

«[Вспомни] также ту, которая соблюла целомудрие своего лона. Мы вдохнули в неё от Нашего духа, и по Нашей воле она и её сын стали знамением для обитателей миров» (Сура «аль-Анбия», 21 / 91).

Её называли Бетюль за телесную и духовную чистоту, преданность Всевышнему, добродетель и целомудрие. Это слово, помимо духовного совершенства, символизирует и внешнюю красоту. Марьям считалась самой прекрасной и совершенной женщиной своего времени («Лисаню’ль-Араб»; «Хазын», I, 273). Абуль-Хасан аль-Ашари утверждал, что женщины тоже могут быть пророками и включил в их число Марьям. Её чистота  трактуется как отдалённость от физического и духовного зла, а также грехов:«[Вспомни, Мухаммад,] как ангелы сказали: "О, Марйам! Воистину, Аллах избрал тебя, очистил [в вере] и возвысил над женщинами миров» (Сура «Али Имран», 3 / 42).

В христианстве это выражение подтверждает безгрешность женщины. В том же аяте говорится об её избранности, ведь Марьям вошла в Рай наряду с Асие, Фатимой и Хатиджой (радыяллаху анхума) (Мюснад, III, 64, 80, 135).

Некоторые коранические выражения свидетельствуют о том, что христиане также считают Марьям избранной, подобно её сыну. Это утверждение опровергается, опять же, аятами: «О, люди Писания! Не преступайте [границ истины] в вере и говорите об Аллахе только истину. Ведь Мессия, Иса, сын Марйам, — посланник Аллаха, и Его слово, которое он поведал Марйам, [он] — дух, сотворённый Им. Веруйте же в Аллаха и Его посланников. И не говорите: "[Бог] — это Троица". Удержитесь [от этих слов] — так будет лучше для вас. Воистину, Аллах — Единый Бог, пречист Он, и не может быть у Него ребёнка. Ему принадлежит то, что в небесах и на земле. И только Аллах может быть поручителем!» (Сура «ан-Ниса», 4 / 171).

«Мессия, сын Марйам, — всего лишь посланник. Много посланников задолго до него [приходили и] уходили. Мать же его — праведница, и оба они принимали пищу. Смотри же, как Мы разъясняем им знамения. И вновь узри, до чего они далеки [от их понимания]!» (Сура «аль-Маида», 5 / 75

«[Вспомни,] как Аллах сказал: "О, Иса, сын Марйам! Говорил ли ты людям: "Поклоняйтесь мне и моей матери как двум богам помимо Аллаха"?" Ответил [Иса]: "Пречист Ты! Как могу я утверждать то, на что я не имею права? Если бы я и сказал подобное, то ведь Ты знал бы об этом. Ты знаешь то, что у меня в помыслах, а я не знаю того, что у Тебя в помыслах. Воистину, Ты ведаешь сокровенное» (Сура «аль-Маида», 5 / 116).

В христианской традиции Марьям никогда не считалась божеством, а Коран отвергает такую альтернативу. Это может указывать на избыточное значение, которое ей придавали в народных верованиях и в церковном культе. Кроме того, на Аравийском полуострове существует женская секта под названием «коллиридианцы», которая считает Марьям богиней. Также известно о существовании мариамитов, поклоняющихся Всевышнему, Исе (алейхиссалям) и Марьям (EI² [Fr.], VI, 614). В Коране сказано, что иудеи оклеветали её и за это были прокляты: «За их неверие, за то, что они возвели на Марйам великую напраслину» (Сура «ан-Ниса», 4 / 156).

В хадисах при перечислении совершенных женщин непременно говорится о супруге фараона Асие и дочери Имрана Марьям: «Самой благословенной женщиной своего времени была Марьям, мусульманской уммы — Хатиджа (радыяллаху анха)». В другом источнике также упоминается Фатима (радыяллаху анха) (Бухари, «Шехадат», 30, «Анбия», 32, 45-46, «Mанакибуль-ансар», 20; Табери, «Джамию’ль-беян», III, 263—264).

 

0 комментариев