Как одна семья помогает сохранить биосферу Узбекистана
Как одна семья помогает сохранить биосферу Узбекистана
2 года назад 980 islamosfera.ru

Узбекская семья охраняет природу Нуратау на протяжении трех поколений, пишет Лола Акинмаде Окерстём.

Наш микроавтобус съезжает в кювет и выдергивает меня из сна. Мы приближаемся к месту назначения – отдаленной деревне Хаят в глубине узбекского горного хребта Нуратау. Преодолев последний участок узкой горной дороги, мы въезжаем в тихую деревню на высоте 2169 метров над уровнем моря.

Village of Hayat with views of the Nuratau mountain range.

Источник: Лола Акинмаде Окерстём

Несколько здоровых среднеазиатских овчарок лают при нашем появлении, и нас встречает Нарзулло – смотритель заповедника. Местная легенда гласит, что во время сильной засухи тысячи лет назад все источники воды в регионе высохли, и сохранился только один – источник, находящийся в Хаяте. Поэтому деревню и назвали «источником жизни», сокращенно просто хаят «жизнь».

Narzullo Musaev who was born and raised in Hayat where he works as a mountain ranger.

Нарзулло – смотритель заповедника / Источник: Лола Акинмаде Окерстём

На северных склонах хребта Нуратау расположен одноименный природный биосферный заповедник. В нем живут редкие находящие под угрозой виды, такие как как беркуты, рябчики и бородатые стервятники, а также вид крупнорогих горных баранов, которых называют кызылкумскими или баранами Северцова. Говорят, что горы Нуратау – единственное место на земле, где они до сих живут в дикой природе. Нарзулло собирается взять нас с собой в поход, чтобы посмотреть на них.

Village of Hayat with views of the Nuratau mountain range.

Источник: Лола Акинмаде Окерстём

Пройдя менее двух километров, мы попадаем в заповедник, который был официально основан в 1975 году для защиты этого исчезающего вида. Здесь имеется в том числе и вольер площадью примерно восемь гектаров, где бараны содержатся и разводятся, чтобы поддерживать рост их популяции.

Пока я пробираюсь по неровным скалам, Нарзулло быстро поднимается на ближайшую вершину. Через несколько минут он сигнализирует нам со своей высоты, чтобы мы посмотрели, как горные бараны ловко взбираются по склонам перед нами. Нарзулло спускается обратно, чтобы присоединиться к нам, и мы продолжаем наш поход, делая поворот к другой вершине. Отсюда открывается панорамный вид на село Хаят и ущелье Хаятбаши, горы Нуратау и озеро Айдаркуль.

Hiking along narrow mountain trails in the Nuratau mountain range.

Источник: Лола Акинмаде Окерстём

Профессия смотрителя в семье Нарзулло, можно сказать, наследственная. Его дед в 1960-х годах еще до официального открытия заповедника оберегал эти земли. После отец Нарзуллы работал смотрителем заповедника в течение нескольких десятилетий. А теперь его сменил сын.

View of the Nuratau mountain range, Uzkebistan.

Источник: Лола Акинмаде Окерстём

Мы останавливаемся у руин, и Нарзулло указывает на остатки старой крепости и древней мечети. Крепость Шакси Коргон на вершине холма в прошлом была грозной цитаделью – с высоты открывается замечательный вид на окрестности.

Несколько дядей и тетей Нарзулло все еще живут в крошечной деревне. Когда мы возвращаемся с гор, я вижу пожилого мужчину, который наблюдает за нами. Ему уже далеко за 80, и он одет в царственного вида традиционный чапан. Когда мужчина спрашивает, как меня зовут, я называю сокращенную версию, которую использую с рождения, – Лола. «Вы африканка?», – продолжает он. Я отвечаю, что да, я нигерийка. «Тогда скажи мне свое настоящее имя, я знаю, что это имеет значение. Африканские имена всегда имеют глубокий смысл». Ошеломленная, я называю ему свое полное имя – Оноаралолаолува.

Narzullo's uncle, Hushbek.

Дядя Хушбек / Источник: Лола Акинмаде Окерстём

«Он мой дядя», – говорит Нарзулло. Я уже посчитала, что это местный волшебник. Но Назрулло объясняет, что Хушбек с детства интересовался миром.

На следующее утро я случайно натыкаюсь на другого дядю, Мишу. Наблюдая, как он выводит овец в загон, я подхожу к нему, чтобы попросить разрешение сфотографировать его. Простой обмен приветствиями превращается в приглашение в его дом, где я знакомлюсь с его женой Тамарой и сыном Шухратом.

Narzullo's uncle Misha is a shepherd in Hayat.

Дядя Миша / Источник: Лола Акинмаде Окерстём

Миша достает фотографию шести братьев, включая Хушбека. Они окружают своего отца – деда Нарзулло, который сидит посередине. И Миша начинает рассказывать мне знакомую историю о том, как его отец был хранителем заповедника, много лет работал смотрителем вместе с братом и как его собственный племянник теперь охраняет эту землю…

A photo of all six brothers including Narzullo's father (bottom left).

Источник: Лола Акинмаде Окерстём

0 комментариев
Архив