Год назад Иран оказался на грани революции из-за исламских ограничений для женщин. Почему протесты могут вспыхнуть снова?
Год назад Иран оказался на грани революции из-за исламских ограничений для женщин. Почему протесты могут вспыхнуть снова?
2 месяца назад 446 Фото: Morteza Nikoubazl / NurPhoto / Getty Images

«Лента.ру»: Ирану вновь угрожают массовые протесты, и для этого есть причины

Спустя год после начала масштабных антиправительственных протестов в Иране парламент страны одобрил закон «О хиджабе и целомудрии». Новый закон предусматривает не только штрафы, но и тюремные сроки за нарушение исламского дресс-кода. При этом еще прошлой осенью крупные и малые города Ирана в буквальном смысле горели каждую ночь: тогда одним из поводов для массовых акций неповиновения стало как раз законодательство об обязательном ношении хиджаба. В результате самых масштабных за последние 30 лет столкновений погибли сотни человек из числа протестующих и сотрудников сил безопасности, еще почти 20 тысяч человек были арестованы. Чего удалось добиться противникам исламского дресс-кода и почему антиправительственные волнения могут вспыхнуть в Иране вновь — в материале корреспондента «Ленты.ру», который посетил страну вскоре после окончания массовых акций неповиновения.

«Зан, зендаги, озоди!»

Протесты последних лет в Иране чаще всего носят характер конфликта поколений. У власти — состарившееся поколение тех, кто в 1979-м году свергал монархию. Им противостоит современная молодежь, которая хочет кардинальных реформ в стране. То, что стало причиной начала масштабных антиправительственных выступлений в середине сентября прошлого года, тоже свидетельствует о противоречиях поколений в Исламской Республике.

14 сентября прошлого года патруль полиции нравов задержал 22-летнюю девушку Махсу Амини в Тегеране у станции метро «Шахид Хагани» и доставил в отделение. Причиной, как позже утверждали полицейские, стало то, что девушка не соблюдала нормы ношения хиджаба. Позже Амини увезли в больницу, где она скончалась. Официальная версия властей: у девушки случился сердечный приступ. Версия оппозиционных активистов: в отделе полиции нравов девушку жестоко избили, и из-за полученных травм она скончалась.

В день смерти Махсы Амини, 16 сентября, произошли первые антиправительственные акции

В последующие недели география и масштабы антиправительственных демонстраций (разумеется, не разрешенных властями) нарастали, словно лавина.

Акция протеста после смерти Махсы Амини на улицах Тегерана, Иран, 19 сентября 2022 года

Акция протеста после смерти Махсы Амини на улицах Тегерана, Иран, 19 сентября 2022 года

Фото: Anadolu Agency / Getty Images

Обычно протесты начинались вечером. Активисты координировали свои действия с помощью сообщений в социальных сетях. Улицы перегораживали мусорными баками, баки поджигали, чтобы блокировать перемещение полиции.

Участвующие в протестах девушки снимали хиджабы, топтали их или сжигали. Главным слоганом протестующих стал «Зан, зендаги, озоди!» — в переводе с фарси «Женщина, жизнь, свобода!»

Попытки сил правопорядка разогнать протестующих приводили к ожесточенным столкновениям.

Для подавления волнений была привлечены не только полиция, но и спецподразделения Корпуса стражей исламской революции (КСИР, самодостаточное и самое боеспособное вооруженное формирование в Иране, которое подчиняется напрямую духовному руководству страны) и отряды «Басидж» (резервистов-ополченцев). Местами власти привлекали для противодействия демонстрантам подразделения регулярной армии.

Кто начал стрелять первым — неясно, стороны винят друг друга. Власти утверждают, что огнестрельное оружие силам правопорядка пришлось применять в ответ на вооруженные нападения протестующих. Антиправительственные активисты писали в социальных сетях и выкладывали видео и фото в подтверждение того, что отдельные сотрудники сил безопасности ведут стрельбу на поражение по безоружным протестующим.

Акция протеста после смерти Махсы Амини на улицах Тегерана, Иран, 19 сентября 2022 года

Акция протеста после смерти Махсы Амини на улицах Тегерана, Иран, 19 сентября 2022 года

Фото: Getty Images

В любом случае дальше произошел новый виток эскалации: в городах по ночам радикальные антиправительственные группы стали атаковать полицейские участки и базы «Басидж», совершали точечные нападения на представителей сил безопасности, а КСИР ввел в наиболее неспокойные города бронетехнику.

Складывалось впечатление, что в Иране вот-вот может начаться полноценная гражданская война

Азербайджан, по данным СМИ, в тот период даже стянул на всякий случай свою армию к границе с Ираном (одним из мощнейших центров волнений была пограничная с Азербайджаном провинция Восточный Азербайджан, в административном центре региона, городе Тебриз, была замечена концентрация бронетехники КСИР).

К концу ноября около 15 тысяч протестующих были арестованы. Среди арестованных оказались общественные деятели, журналисты, актрисы и популярные в социальных сетях иранские музыканты.

В первой половине декабря протесты прекратились почти по всей стране (следующие два месяца массовые вспышки неповиновения властям происходили почти исключительно в провинциях Курдистан, откуда родом Махса Амини, а также Белуджистан и Систан, где достаточно активны нелегальные группы сепаратистов-белуджей).

Иранская женщина разговаривает с сотрудниками полиции нравов в Тегеране, 23 апреля 2007 года

Иранская женщина разговаривает с сотрудниками полиции нравов в Тегеране, 23 апреля 2007 года

Фото: Morteza Nikoubazl / NurPhoto / Getty Images

Причины тут следующие: акции протеста достигли своего численного пика; активная часть молодежи не получила поддержки от других групп молодежи и от широких слоев представителей среднего возраста; не взбунтовалась армия, на что очень надеялись протестующие; действующий политический режим все же не раскололся; и, конечно, сыграли свою роль усиление репрессивных действий в отношении участников волнений, более жестокие действия по подавлению протестов.

551 человек погиб в результате массовых протестов, по данным Iran Human Rights

Новая нормальность

Есть еще одна важная причина затухания протестов. Участники волнений все же добились фактического исполнения одного из своих ключевых требований: женщины стали свободно ходить без хиджаба в общественных местах. И их за это больше не преследовала полиция нравов. Более того, патрули полиции нравов исчезли почти повсеместно с улиц иранских городов. 

Я побывал в Иране уже после окончания массовых протестов. В Тегеране новую реальность или новую нормальность иранской столицы, как выражались местные жители, мне показывала моя местная приятельница — участница прошедших акций протеста. Повсеместно она ходила без хиджаба. Да к тому же с иностранцем.

Мы проходили мимо мечетей, мимо немногочисленных патрулей КСИР, которые дежурили на перекрестках в самом центре города, бывали на базарах и в модных местах района Дарбанд. Нигде моя приятельница не закрывала волосы, никто при этом ее не останавливал и не подвергал критике

И таких девушек, которые всюду ходят без головных платков, в Тегеране можно было увидеть тысячи. Совершенно немыслимое дело даже летом прошлого года — то есть до начала протестов.

Женщина на улице Тегерана, Иран, 22 сентября 2022 года

Женщина на улице Тегерана, Иран, 22 сентября 2022 года

Фото: Fatemeh Bahrami / Anadolu Agency / Getty Images

Разумеется, на улицах было множество тех, кто ходили в хиджабе или даже никабе (черном головном уборе, закрывающем лицо, с узкой прорезью для глаз), — это были в основном женщины среднего возраста и пожилые.

Еще одной яркой чертой новой нормальности после протестов прошлой осени стало то, что парочки — вне зависимости от возраста — стали открыто и даже показательно гулять за руки в общественных местах. Тоже вещь совершенно нетипичная для Ирана до прошлогодних волнений.

Гулять за руку — это тоже у нас форма протеста против режима

Мехри (имя изменено)жительница Тегерана

Имелись и нюансы. Иранцы и иранки — это, на мой взгляд, мировые чемпионы по количеству селфи. Такого количества селфи-палок на душу населения, как в Иране, пожалуй, нет ни в одной другой стране мира. При этом после окончания протестов девушки с непокрытыми волосами фотографировались в общественных местах обычно со спины, чтобы не показывать лиц.

Мы пока не победили до конца режим, поэтому за снимки без хиджабов, размещенные в сети, потом могут арестовать. Такое уже бывало раньше

Мехри (имя изменено)жительница Тегерана

Несмотря на то что участники и участницы протестов добились того, что хиджаб фактически перестал быть обязательным, а патрули полиции нравов исчезли с улиц, законодательно эти изменения в Исламской Республике закреплены не были.

Женщина в чадре несет портрет президента Ирана Эбрахима Раиси в Тегеранском университете для участия в молитвенной церемонии перед проправительственным митингом, 23 сентября 2022 года

Женщина в чадре несет портрет президента Ирана Эбрахима Раиси в Тегеранском университете для участия в молитвенной церемонии перед проправительственным митингом, 23 сентября 2022 года

Фото: Morteza Nikoubazl / NurPhoto / Getty Images

Были и другие моменты, свидетельствующие о том, что победа иранок над обязательным хиджабом, возможно, носит временный характер.

В разных концах страны, как следовало из сообщений в социальных сетях, происходили нападения религиозных радикалов на девушек без хиджабов. Это были не только избиения, иногда жертвам наносили ножевые ранения. Власти особо не реагировали на подобные преступления, старались их замалчивать

Чаще стали происходить акции в поддержку властей и их политики (в период протестов лоялисты избегали активно выражать свои взгляды). Например, в очень популярном среди тегеранцев для выезда на выходные городке Казвин на площади перед соборной мечетью регулярно проводили пикеты в поддержку правительства и духовных лидеров женщины в черных чадрах и никабах. Надо сказать, их акции имели эффект: тегеранки гуляли по Казвину исключительно в хиджабах.

Стоит пояснить, что обязательное ношение хиджаба в Иране было введено после победы антимонархической революции в 1979 году. При этом в свержении шаха Резы Пехлеви участвовали не только сторонники оппозиционно настроенного духовенства, но и активисты многочисленных запрещенных тогда левых группировок. Введение обязательного хиджаба леваки восприняли как своего рода предательство революции. Однако устроить свою революцию внутри революции им не удалось. В 1980 году на Иран напал Ирак, и на фоне очень тяжелой войны с многочисленными жертвами духовенство зачистило левацкие группы. 

С тех пор борьба против обязательного ношения хиджаба — один из символов борьбы за прогрессивные реформы в Иране

Протест против ношения хиджаба в центре Тегерана, 10 марта 1979 года

Протест против ношения хиджаба в центре Тегерана, 10 марта 1979 года

Фото: Bettmann / Getty Images

Пожалуй, это можно воспринимать шире: выступления против головных платков — попытка продолжить революцию, начатую в 1979-м. Надо заметить, что борьбе за реформы в Иране противостоит не только действующее престарелое руководство Исламской Республики — в значительное мере ей мешают и западные страны.

Поддерживая самые неадекватные группы и персонажей, оказавшихся за пределами Ирана и выступающих против руководства Исламской Республики, западные политики тем самым дискредитируют протестное движение в глазах самих иранцев

Например, во время осенних протестов проходили акции поддержки этих протестов, в которых участвовали иранцы-эмигранты: в США в таких акциях был замечен Парвиз Сабети — бывший функционер политической спецслужбы САВАК, действовавшей в шахском Иране. САВАК преследовал оппозиционеров — это было его главной функцией. Сотрудники спецслужбы пытали и казнили оппозиционеров в тайных тюрьмах. Многие высшие руководители САВАК сбежали в США после свержения шаха в 1979 году. В наши дни некоторые из них стали частью «оппозиции в изгнании», которую в той или иной форме поддерживают страны — противники Ирана. 

Режим наносит ответный удар

Несколько месяцев назад власти Ирана принялись снова закручивать гайки в вопросе ношения хиджаба. На улицах вновь появились пешие и автомобильные патрули полиции нравов, которые следят за соблюдением ношения головных платков. Как заявили в правоохранительных органах, подобные меры должны способствовать «социальной сплоченности и безопасности общества».

Очевидцы рассказывают, что постепенно патрули полиции нравов переходят к тем методам работы, которые долгое время вызывали недовольство иранок и в итоге привели к прошлогодним кровавым бунтам

Верховный лидер аятолла Али Хаменеи поздравляет иранцев с Новым годом, 20 марта 2023 года

Верховный лидер аятолла Али Хаменеи поздравляет иранцев с Новым годом, 20 марта 2023 года

Фото: Office of the Iranian Supreme Leader / AP

Власти, однако, пока это недовольство, распространяющееся в социальных сетях, игнорируют. Либо заводят уголовные дела на самых заметных и популярных лидеров общественного мнения, которые высказывают недовольство в связи с обязательным ношением хиджаба.

В середине июля суд в Тегеране приговорил актрису Афсане Байеган к двум годам тюрьмы за отказ от хиджаба. Наказание назначено с отсрочкой на пять лет, при этом суд обязал актрису еженедельно посещать психолога для лечения «психического расстройства антисемейной личности». Тогда же, в июле, к шести годам и трем месяцам тюремного заключения был приговорен популярный среди иранской молодежи рэп-исполнитель Тумаджа Салехи, который высказывался в поддержку осенних акций протеста. В конце июля столичный суд приговорил приговорил журналисток Саиду Шайфи и Насим Султан Бейги, освещавших прошлогодние антиправительственные протесты, к трем годам и семи месяцам колонии. Подобные примеры можно приводить и дальше.

Парламент 22 сентября одобрил законопроект «О хиджабе и целомудрии». Чтобы вступить в силу, он должен быть также одобрен Советом стражей Конституции. Однако нет сомнений, что это произойдет. Новый закон будет действовать три года, а затем, в зависимости от его эффективности, может стать постоянным.

За отказ от хиджаба женщинам будет грозить до трех лет тюрьмы. Сейчас за это можно получить два месяца или штраф

Пара делает селфи на фоне панорамы Тегерана у стены Бам-э, Иран, 20 сентября 2019 года

Пара делает селфи на фоне панорамы Тегерана у стены Бам-э, Иран, 20 сентября 2019 года

Фото: Ali Mohammadi / Bloomberg / Getty Images

Теперь иранских девушек за отсутствие хиджаба могут оштрафовать на 8 миллионов риалов (около 18 тысяч рублей). Если штраф не оплатить в течение месяца, он удвоится. За повторное нарушение нормы грозит заключение в тюрьму на срок до десяти лет). Также закон предусматривает наказание от пяти до десяти лет лишения свободы для людей, пропагандирующих нарушение исламского дресс-кода. Тем же, кто «оскорбит» или «высмеет» хиджаб в СМИ или социальных сетях, грозит штраф до 360 миллионов риалов (до 820 тысяч рублей) и запрет на выезд из страны на два года.

В последние месяцы власти стали предпринимать более активные усилия, чтобы вернуть хиджабы на головы иранок. Это им удается с переменным успехом

В крупных городах девушки продолжают демонстративно ходить в публичных местах с непокрытыми волосами. Но на этом фоне все заметнее и смелее себя ведут патрули полиции нравов. Причем они задерживают не только нарушительниц, отказавшихся от хиджаба, они задерживают и увозят на допрос тех, кто пытается фотографировать или снимать их. Подобные задержания заканчиваются «воспитательными беседами» либо штрафами — штрафы чаще выписывают мужчинам.

На данный момент вопрос с обязательным ношением хиджабов не решен. И ужесточение репрессий в отношении девушек и женщин, которые отказываются соблюдать эту законодательную норму, легко может спровоцировать новую волну протестов

Женщины держат плакаты и скандируют лозунги во время акции протеста после смерти Махсы Амини возле консульства Ирана в Турции, Стамбул, 29 сентября 2022 года

Женщины держат плакаты и скандируют лозунги во время акции протеста после смерти Махсы Амини возле консульства Ирана в Турции, Стамбул, 29 сентября 2022 года

Фото: Chris McGrath / Getty Images

Разумеется, борьба с головными платками, как и осенью прошлого года, будет лишь одним из аспектов возможных волнений. В Иране нарастают экономические проблемы: обесценивается местная валюта; цены при этом стабильно растут, несмотря на все усилия правительства; многим иранцам не нравятся чрезмерные траты правительства на участие в вооруженных конфликтах за пределами Исламской Республики; огромную неприязнь в обществе вызывают истории о роскошной жизни властных элит, появляющиеся в социальных сетях. 

Предпосылки для новых волнений, таким образом, в Исламской Республике имеются.

Иран — пороховая бочка, которая может взорваться в любой момент от малейшей искры. Однако есть шанс и на бескровный путь перемен в стране: реформы сверху, которые, правда, возможны только в том случае, если нынешнее престарелое руководство будет отходить от власти — самостоятельно или впереди похоронных процессий

0 комментариев
Архив