К чему приведёт запрет на вывоз пластикового мусора?
К чему приведёт запрет на вывоз пластикового мусора?
8 месяцев назад 712

С 14 июня вступает в силу запрет на вывоз ПЭТ-отходов из Казахстана

Горы мусора

Согласно работе What a Waste 2.0: A Global Snapshot of Solid Waste Management to 2050, опубликованной в 2018 году Всемирным банком, ежегодно в мире образуется 2,01 млрд тонн твердых бытовых отходов, а к 2050 году ожидается рост до 3,4 млрд тонн. Каждый человек производит в день в среднем 0,74 кг отходов (это значение варьируется от 0,11 кг до 4,54 кг в разных странах), в Казахстане – 0,78 кг в день. Страны с высоким уровнем дохода производят порядка 34% мировых отходов, это 683 млн тонн, хотя на них приходится лишь 16% населения мира.

Исходя из этих данных, в год каждый человек в среднем создает 270 кг мусора, в Казахстане – 285 кг. Есть и другие цифры:, по мнению некоторых казахстанских экспертов, на каждого казахстанца ежегодно приходится более 400 кг отходов, а на полигонах сейчас находится более 45 млн тонн твердых бытовых отходов.

Работа What a Waste 2.0 также демонстрирует состав отходов - там пластик в среднем по миру занимает 12%. Этот показатель варьируется в зависимости от уровня доходов. К примеру, в странах с высокими доходами объем пластика в морфологии отходов составляет 13%, в низких – 6,4%. Исследование относит Казахстан к странам с доходами выше среднего, где доля пластика в составе отходов – 11%.

Население Казахстана, согласно данным Бюро национальной статистики, по состоянию на 1 мая 2022 года составляет почти 19,2 млн человек. Таким образом, можно подсчитать, что в Казахстане ежегодно образуется примерно 600 тыс. тонн пластиковых отходов (19,2 млн чел. х 285 кг х 11%). Если же довериться цифрам казахстанских экспертов, то, по некоторым их данным, объем ежегодно образуемого пластикового мусора составит уже 844,8 тыс. тонн.

Точечная переработка

По данным государственной статистики, в 2021 году на переработку в Казахстане направили чуть менее 132 тыс. тонн пластиковых отходов, что составляет не более 21,9% от всего объема ежегодно производимых в стране отходов пластика.

Стоимость 1 кг ПЭТ-отходов в среднем составляет 200-400 тенге. Это означает, что объем рынка пластиковых отходов варьируется от 182,7 млрд до 253,4 млрд тенге, а бюджет ежегодно недополучает налоговые поступления от нереализованных и непереработанных объемов ПЭТ-отходов стоимостью 141-214 млрд тенге.

Согласно Экологическому кодексу, в Казахстане запрещено принимать для захоронения на полигонах отходы пластмасс, пластика и полиэтилена, полиэтилентерефталатную упаковку, что связано с вредным воздействием последних при разложении в окружающей среде. В том случае если представленные данные государственной статистики и исследования What a Waste 2.0 верны, открытым остается вопрос относительно судьбы оставшихся 470–700 тыс. тонн отходов пластика, которые, вероятно, вопреки нормативному запрету отправляются для захоронения на полигоны.

Непродуманный запрет

Уверен: запрет на вывоз пластиковых ПЭТ-отходов, вводимый с 14 июня сроком на 6 месяцев, негативно отразится на развитии системы сбора, переработки и утилизации пластиковых отходов, что также окажет пагубное влияние на состояние окружающей среды. Ведь за закрытием границ неминуемо последует снижение стоимости приема ПЭТ-отходов заводами-переработчиками. Это может привести к тому, что бизнес, который занимается сбором ПЭТ-отходов, в том числе и у населения, приостановит эту деятельность либо существенно сократит объемы сбора. И это приведет к снижению объемов собираемых и перерабатываемых пластиковых отходов. То есть в окружающей среде будет копиться больше пластика.

Представители заводов-переработчиков утверждают, что они загружены лишь на 10-50%, и могут перерабатывать более 60 тыс. тонн пластикового мусора, однако и это всего лишь 7-10% всех ПЭТ-отходов, образуемых в стране. А 20 тыс. тонн пластиковых отходов, вывозимых, по их мнению, за границу – это сравнительно небольшой объем (согласно официальным данным, в 2021 году из Казахстана экспортировано около 31 тыс. тонн пластиковых отходов).

К тому же декларируется, что запрет продиктован необходимостью вывода рынка оборота ПЭТ-отходов из тени. С подобным утверждением также сложно согласиться, поскольку объемы экспорта любого товара прослеживаются по кодам товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности: куда сколько было вывезено, знают таможенные органы.

Что касается теневой части этого объема, то ее наличие вызвано сложностью налогового администрирования сбора отходов: индивидуальный подоходный налог уплачивается за всех физических лиц, занимающихся сбором и сдачей ПЭТ-отходов.

Решение проблем собираемости пластиковых отходов и, как следствие, дозагрузки заводов-переработчиков ПЭТ-отходов сырьем может заключаться, помимо прочего, в постепенном привитии населению культуры раздельного сбора отходов. Нужно упрощать процедуры открытия пунктов приема вторичного сырья, субсидировать такую деятельность — например, освобождать компании, осуществляющие сбор отходов, от некоторых налогов. В итоге мультипликативно это приведет к росту собираемости налогов за счет роста всего рынка.

Пока же попытки правительства вмешиваться в рыночные отношения путем введения запретов на вывоз могут привести не к желаемой дозагрузке заводов-переработчиков ПЭТ-отходов сырьем, а к росту объемов пластикового мусора на полигонах и ухудшению экологической обстановки в стране.

Шынгыс Темир, заместитель председателя Союза независимого бизнеса Казахстана

Как молодой казахстанец выпускает одежду из переработанного пластика

Проект обеспечивает работой женщин из социально уязвимых слоев населения

Бексултан Уразбеков

Бексултан Уразбеков. ФОТО: © Андрей Лунин

Основатель экобренда Pieper Бексултан Уразбеков – участник рейтинга Forbes Kazakhstan «30 до 30». Мы встречаемся с 21-летним предпринимателем возле одного из модных бутиков в алматинском Esentai Mall. Там продается одежда под маркой Pieper, однако как раз сегодня, сообщает Бексултан, он попросил… убрать оттуда его старую коллекцию. «Благодаря тому что я попал в ваш рейтинг и начал активно общаться с опытными бизнесменами и производителями, понял, что первая коллекция далека от идеала. Мне удалось привлечь инвестиции для развития бизнеса, и уже предстоящей весной мы будем производить более стильный и качественный продукт и в гораздо больших объемах», – довольно рассказывает он, демонстрируя с десяток образцов ткани. 

Pieper существует немногим больше года. Тем не менее его уже рекламировали известные блогеры, а издатель казахстанского Forbes Арманжан Байтасов даже устроил на своей странице в Instagram розыгрыш экошоппера этого бренда. Pieper – это не только шопперы, но и футболки, свитшоты, наклейки, плюс с недавних пор украшения и аксессуары. При этом изготавливаются они исключительно из переработанного пластика, а проект обеспечивает работой женщин из социально уязвимых слоев населения. «Полученные инвестиции – хорошая сумма для нас. Это как минимум тысяча новых изделий, которые мы создадим», – обещает Бексултан.

Провинциальный хакер

Бексултан родился в Ташкенте в семье инженера и бухгалтера. Старший из трех сыновей, первые 10 лет жизни он провел в Узбекистане – до того момента, пока отца с руководящей должности в железнодорожной компании не пригласили на работу в Степногорский горно-химический комбинат в Казахстане. Адаптация на новом месте была непростой, но деваться было некуда, рассказывает собеседник. Ближе к окончанию учебы в местной школе он решил, что хочет связать свою жизнь с программированием.

«Под влиянием знаменитого фильма Дэвида Финчера «Социальная сеть» я разработал сайт разного рода «голосовалок» для ровесников. Но вскоре понял, что от какого-то местного парня это выглядит скучно и малопривлекательно. Тогда я схитрил – сделал фейковую форму входа в «ВКонтакте». Люди стали заходить на сайт, а мне приходили их персональные данные – логин и пароль. Взламывал и чувствовал себя крутым хакером», – немного смущенно усмехается Бексултан. В 11-м классе его тетя, окончившая алматинский Международный университет информационных технологий (МУИТ), посоветовала ему поступать в свою альма-матер. Так он и сделал. В 2018 году поступил в МУИТ на специальность «информационные системы».

Первая коллекция

Из-за того, что на грант пройти не удалось, постоянно приходилось думать, как бы заработать и помочь родителям. По этим соображениям Бексултан записался в отделение Enactus Kazakhstan при МУИТе. (Enactus – всемирное бизнес-движение, в рамках которого бизнесмены-менторы обучают молодых людей предпринимательству в 37 странах мира.) «Помню, на первом курсе я еще делал упор на учебу, все-таки важно было закрепиться. Но затем стал все больше погружаться в деятельность Enactus. Параллельно участвовал в IT-хакатонах. Постоянно слышал, как то Beeline, то Raimbek Bottlers, то другие крупные компании профинансировали стартапы через Enactus. Это мотивировало», – рассказывает собеседник.

Pieper появился именно в рамках Enactus Kazakhstan в 2018 году. Бексултан признается, что изначальный замысел не был устремлен в современные тренды устойчивого развития и экологизации. «Просто я заметил успех проектов «Тазалык» и GlucoMed, о которых, кстати, написал казахстанский Forbes. Это проекты, выросшие из Enactus: первый – экологический, второй – социально-медицинский. Потому и подумал, что надо бы совместить эко и социалку», – объясняет предприниматель.

В 2019 году вышла дебютная коллекция Pieper – одежда из переработанного пластика. Для пошива были наняты женщины из социально уязвимых слоев населения. На все, утверждает Бексултан, ушло всего 250 тыс. тенге. Сама коллекция включала около 40 вещей – футболки, свитшоты, шопперы.

«Перед этим порылся в интернете и понял, что на территории СНГ, ни в Казахстане, ни в России, ткани из переработанного пластика не производят и не продают. Нашел только в Китае – на платформе Alibaba, где есть все. Тогда мы даже образцы не стали закупать, чтобы посмотреть, пощупать, подойдет или нет. Просто ткнули и купили 40 метров. На 40 изделий. Дизайн придумывали тоже сами, акцент решили сделать на природе. Важна была четкая репрезентация идеологии бренда – человек должен не зацикливаться на себе, а думать о природе, о братьях наших меньших. Одежда Pieper это подчеркивала», – рассказывает Бексултан.

В 2019 году Бексултан покинул Enactus. Его Pieper как раз только что дошел до полуфинала конкурса на лучший проект, связанный с экологией. «Менторы мне говорили: главное – не бросай, доделай нормально свой проект», – вспоминает собеседник. Уходя, он уже имел на руках готовую дебютную коллекцию в количестве 40 штук. Деньги были вложены, оставалось продать пошитое.

«Сначала нашли одну модель – просто на улице. Потом пригласили еще одну – из Qazaq Republic. Отсняли и выложили на нашей странице в Instagram», – рассказывает Бексултан. После этого он обратился через Instagram к известному блогеру Эльдане Сатыбалдиевой (Eldana FourEyes, более 900 тыс. подписчиков) с просьбой поддержать проект. Та почти сразу загорелась идеей Pieper. «Она только вернулась из Бишкека, пригласила нас домой. Мы были в шоке, – с улыбкой вспоминает Бексултан. – Принесли ей продукцию, три базовых изделия – свитшот, футболку и шоппер. В крафтовой бумаге, чтобы выглядело стильно и экологично. Она в тот же день сделала сторис, после чего на нас буквально обрушился шквал запросов от потенциальных покупателей, звонили СМИ».

Бексултан с небольшой командой из двух человек продавали имевшееся. «Нас звали на разные ярмарки: Almaty Pop Up Store, на площадки Mega и Esentai Mall», – говорит он. По словам собеседника, им удалось не только вернуть потраченные 250 тыс. тенге, но и удвоить их. Планы и амбиции были грандиозные, однако затем случился 2020 год, пандемия и локдаун. «Я уехал в Шамалган (село в Алматинской области. – Прим. ред.). Жил там у родственников, чтобы не тратить деньги на аренду квартиры в Алматы. Из-за пандемии не было занятий в университете, все будто остановилось», – вспоминает Бексултан.

Точное попадание

Однако у бренда в социальных сетях уже сформировалась определенная аудитория, и Бексултан всячески старался изображать активность, чтобы показать, что Pieper не умер: проводил прямые эфиры, участвовал в онлайн-экофорумах. «Я хотел закрепить наше положение в экоиндустрии. Повысить узнаваемость. В то же время мечтал найти инвестора, чтобы выпустить новую коллекцию», – говорит предприниматель.

ФОТО: © Андрей Лунин

В 2021-м Бексултан попал в рейтинг «30 до 30», что, по его словам, было очень вовремя и помогло бренду. «Когда в 2020 году я писал всем знаменитостям, бизнесменам, потенциальным инвесторам – ни одного ответа не было. Сейчас, когда указываю, что я парень из рейтинга Forbes, люди совершенно по-другому реагируют», – улыбается собеседник. К примеру, ему удалось познакомиться с известным предпринимателем, основателем бренда одежды Mimioriki Инной Апенко. Она рассказала, как устроено ее производство, какие тонкости нужно учитывать. Также Бексултан познакомился с другим участником рейтинга «30 до 30» Улугбеком Шариповым, основателем бренда одежды Shoqan. «Обмен опытом, мотивация, новые эмоции», – описывает он минувший год.

В 2021 году предприниматель начал производство украшений и аксессуаров из переработанного пластика. Для этого, рассказывает Бексултан, он нашел ювелира из Ассоциации ремесленников Казахстана и договорился, что будет поставлять готовую фурнитуру и другие расходные материалы, а она будет делать украшения и получать процент с продаж. Одним из лиц коллекции украшений от Pieper стала еще одна участница рейтинга «30 до 30» – прославленная шахматистка и посол доброй воли ЮНИСЕФ Динара Садуакасова.

Но еще более важное, считает Бексултан, случилось позднее. К концу прошлого года им наконец удалось привлечь инвестиции. «Как это было? Я просто зашел в подписки к Улугбеку Шарипову и начал писать всем бизнесменам, которые там были. Некоторые отвечали, что им интересно, другие проявляли вежливый интерес, кто-то не ответил. Наиболее конкретно ответил бизнесмен Амир Давлетов, основатель бренда правильного питания Eat and Fit», – рассказывает собеседник. После переписки они решили встретиться, и, недолго думая, Бексултан полетел в столицу. Как оказалось, Давлетов хотел просто поработать в коллаборации, например, отдавать объем пластиковой тары, которая у него появлялась. В то же время он решил поддержать Pieper и позвонил своему знакомому Арсену Иргибаеву, CEO JAS Ventures. «Мы сразу встретились, бизнес-план и презентация у меня были наготове (участие в Enactus в этом плане сильно помогло). После нам одобрили инвестиции», – говорит Бексултан. Точный объем инвестиций он раскрывать не может, но сумма колеблется в районе 4–6 млн тенге. За это венчурный фонд, по словам собеседника, получит небольшую долю в Pieper.

Привлеченные деньги предприниматель направляет прежде всего на создание новых изделий. «Во-первых, если честно, сегодня мне стыдно за первую коллекцию, – признается он. – Смотрю уже как человек, который набрался опыта, познакомился с людьми из индустрии, с дизайнерами и производителями. Поэтому новая коллекция будет абсолютно другой. Кроме того, мы уже договорились с китайской компанией Wujiang Goldenchannel Textile, они работают по высоким стандартам Global Recycled Standart. Вместе с ними находимся в поиске идеального варианта ткани – чтобы тактильно была приятнее. К примеру, добавили 22% спандекса. Важно также максимально расширить ассортимент: не только футболки, но и, скажем, одежда для плавания, те же ювелирные изделия». Кроме того, часть средств пойдет на маркетинг и на урегулирование юридических вопросов (торговая марка, сертификат соответствия, патент). Как уже говорилось, новая коллекция из 1000 единиц различной продукции выйдет весной.

Больше чем мода

В чем суть производства и почему оно вообще «эко»? Чтобы изготовить один метр ткани из пластика, поясняет Бексултан, нужно в среднем шесть использованных пластиковых бутылок. Бутылки очищают, разрезают, гранулируют и нагревают до определенной температуры. Затем их переплавляют в волокна, похожие на нить.

«Можно добавить хлопок или спандекс. Именно так мы и сделаем для новой коллекции. Носится комфортно и визуально выглядит так, что не отличишь от обычного материала. А главное – пластик перерабатывается, снова используется, а не просто разлагается», – рассказывает предприниматель.

Украшения делаются по несколько иному принципу: пластиковые бутылки дробятся и попадают под горячий пресс, из-под которого выходят листы. «Из этих листов лазером мы вырезаем заготовки, затем ювелир создает из них украшения», – говорит Бексултан.

Превращение пластиковых отходов в новые изделия может помочь остановить перенасыщение окружающей среды мусором. Один из главных трендов сегодняшнего мира моды – так называемая устойчивая мода. Все больше мировых брендов идет в сторону использования переработанных материалов. В августе 2019 года на саммите G7 в Биаррице 32 компании, представляющие около 150 брендов, присоединились к «Модному пакту», цель которого – снизить экологически негативное влияние индустрии моды на окружающую среду. Инициаторами пакта выступили президент Франции Эмманюэль Макрон и Франсуа-Анри Пино, генеральный директор корпорации Kering (Gucci, Balenciaga, Saint Laurent, Alexander McQueen). Помимо Kering в этом списке H&M, Inditex, Chanel, Hermès International, Prada, Salvatore Ferragamo, Giorgio Armani, Burberry, Ralph Lauren, Adidas и Nike. Согласно пакту, компании-­участники обязуются перейти на возобновляемые источники энергии, использовать больше переработанных материалов, отказаться от одноразовой пластиковой упаковки и поддерживать инициативы по сохранению биоразнообразия до 2030 года.

По данным исследования Reuse, Renew, Recycle от РБК, сегодня ориентировочно $500 млрд составляют ежегодные потери индустрии моды, вызванные тем, что одежда не перерабатывается. Вероятно, с каждым годом темпы перехода к устойчивой моде, или эко-fashion, будут только усиливаться.

Об авторе:

 

0 комментариев
Архив