The New York Times (США): коронавирус даст толчок второй арабской весне?
The New York Times (США): коронавирус даст толчок второй арабской весне?
3 месяца назад 195 inosmi.ru Фредерик Уэри (Frederic Wehrey) — старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир и автор книги «Пылающие берега. Битва за новую Ливию» (The Burning Shores: Inside the Battle for the New Libya). Йиржи Павличек (Jiří Pavlíček). REUTERS, Guglielmo Mangiapane

Новый коронавирус может сильно осложнить положение на Ближнем Востоке и вызвать очередную волну революций, пишет The New York Times. Особенно уязвимы, по мнению автора статьи, будут страны, в которых продолжаются гражданские войны, но нелегко придется и прочим государствам региона. 

Вспышка коронавируса может привлечь внимание к дефициту законности и порядка у неблагополучных ближневосточных режимов.

Во время недавней поездки в Ливию я познакомился с семьей, живущей во временном убежище в лагере для перемещенных лиц к востоку от Триполи. Это одна из десятков тысяч ливийских семей, покинувшая свой дом во время войны. В ней семь человек, и все они живут в комнате размером 20 на 10 шагов. Белье на веревке, груда матрасов, кухонная плита. Комнату наполнял зловонный запах немытых тел. Питьевой воды мало, а местные жители награждают беженцев язвительными насмешками.

Распространяющийся по миру новый коронавирус окажет губительное воздействие на группы ближневосточных беженцев и мигрантов. А еще пандемия может привлечь внимание к дефициту законности и порядка у неблагополучных ближневосточных режимов.

Оперативные ответные действия в сфере здравоохранения и экономики могут укрепить авторитарную власть этих режимов, но ненадолго. Важный урок арабских восстаний 2011 года и вспыхнувших в прошлом году протестов состоит в том, что без системы власти, в которой представлены все политические силы, без преодоления коррупции, без экономического равенства и справедливости технократические меры и инструменты принуждения могут стать не более чем временным решением. Скорее всего, после пандемии на Ближнем Востоке усилятся требования о вовлечении граждан в процессы управления.

Наиболее остро губительное воздействие пандемии ощутят те страны, где продолжаются гражданские войны: Ливия, Йемен и Сирия.

Медицинская инфраструктура Ливии при полковнике Муаммаре Каддафи уже была довольно слаба. За девять лет после его свержения она была полностью разрушена по причине коррупции, запустения и нескольких фаз гражданской войны.

Очередная фаза началась в апреле 2019 года, когда полевой командир и военный правитель восточной Ливии Халифа Хифтер (так в тексте — прим. перев.) пошел в наступление на столицу Триполи, чтобы свергнуть пользующееся международной поддержкой Правительство национального согласия во главе с премьер-министром Фаизом ас-Сараджем. Начались боевые действия, в ходе которых войска Хифтера неоднократно совершали нападения на медицинские учреждения и персонал служб экстренной помощи. С началом пандемии в Ливии произошла эскалация насилия, так как воюющие стороны и их зарубежные спонсоры воспользовались тем, что внимание дипломатов приковано к другим проблемам.

Противоборствующие политические силы в этой расколотой стране предпринимают некие скромные меры по борьбе с коронавирусом, введя комендантский час и запретив крупные сборища. Но мерам противодействия мешают усиливающиеся экономические проблемы, причиной которых стали низкие цены на нефть, блокада нефтяных терминалов войсками Хифтера и нежелание элит с обеих сторон платить своим боевикам.

Политическая власть очень сильно зависит от вооруженных группировок, которые могут воспользоваться кризисом здравоохранения для дальнейшей консолидации своего влияния. Боевики Хифтера уже угрожают врачам в восточной Ливии, которые говорят правду. Командиры боевых отрядов наверняка будут перехватывать зарубежную медицинскую помощь, направляя ее на нужды своих боевиков или продавая ее на черном рынке. Вспышка вируса в одном поселке или районе может вызвать усиление насилия и травли инфицированных.

Особенно уязвимы в это непростой ситуации тысячи мигрантов, в основном из Африки, которые пытались перебраться в Европу. Находясь в центрах содержания, которыми заправляют боевики, они подвергаются пыткам и насилию, и их часто силой заставляют работать. Смертоносный вирус сделает страдания этих людей невыносимыми.

Однако Ливия это ничто в сравнении с Йеменом, где царит крупнейшая в мире искусственно созданная гуманитарная катастрофа. Конфликт в этой стране уже продемонстрировал симбиотическую связь между войной и болезнями. Вспышки холеры в Йемене, ставшие самыми масштабными и острыми в современной истории, почти целиком и полностью были результатом нападений саудовской коалиции на больницы, системы водоснабжения и санитарно-технические сооружения. 

Военные действия также вызвали страшный голод, и большая часть населения Йемена сегодня полностью зависит от иностранной помощи и импорта топлива. Йемен пока не сообщал ни об одном случае заражения коронавирусом, но это объясняется отсутствием тестов и нежеланием воюющих сторон информировать об инфекции. Если эпидемия коронавируса в этой стране усилится, многие встанут перед страшным выбором между инфекцией и голодом.

Попытки добиться прекращения огня в Йемене, о котором договорились воюющие стороны и их иностранные спонсоры, потерпели неудачу, и боевые действия продолжаются, периодически усиливаясь. Как и в Ливии, внешние силы в большей степени заинтересованы в разжигании войны, чем в благополучии граждан.

Военная разруха оказывает губительное воздействие на медицину и здравоохранение, которые испытывают нехватку лекарств и медиков, бегущих из страны. В результате Йемен оказался в чрезвычайно опасном положении. Если пандемию не остановить, она охватит весь Йемен. А в условиях высокой плотности населения в этой стране ситуация еще больше усугубится. Изоляция и распад Йемена усилится, а боевики и повстанцы обретут больше сил и власти.

Но поистине апокалиптическими последствия от вспышки коронавируса будут в Сирии, особенно для миллионов перемещенных лиц. Режим Асада и его российские покровители наносят авиаудары по медицинским учреждениям в контролируемых оппозицией районах, буквально стирая их с лица земли. В последнем оплоте повстанцев провинции Идлиб на три миллиона населения всего 153 аппарата искусственной вентиляции легких. Ситуацию усугубляют перебои с водой и огромная плотность городского населения, которая выше, чем в Нью-Йорке. В одном только Идлибе могут умереть сто тысяч человек.

Граждане страны не должны зависеть от своих руководителей. Противоборствующие группировки уже давно используют сферу здравоохранения в качестве политической разменной монеты и орудия войны. Особой опасности подвергаются тысячи политзаключенных, которых режим Асада бросил за решетку.

Сирийская экономика находится в состоянии свободного падения, а сирийская лира обесценивается катастрофическими темпами. До начала эпидемии в контролируемых режимом районах вспыхивали протесты из-за отвратительной экономической ситуации и недоступности медицинской помощи. Теперь они могут усилиться.

Вирус проверит на прочность и стабильные с виду государства. Богатые монархии Персидского залива в состоянии пережить эту бурю, но им будет очень непросто. Из-за снижения цен на нефть и газ им пришлось ввести бюджетные ограничения. А глобальный экономический спад нанесет мощнейший удар по их попыткам диверсифицировать экономику за счет развития туризма, торговли и логистики.

Монархии Персидского залива в такой обстановке вряд ли захотят помогать менее богатым режимам, которые часто полагаются на их щедрость (Египет, Иордания, Марокко), и где еще до начала эпидемии возникали протесты. Из-за мер по охране здоровья населения протестующие ушли с улиц, и коронавирус может дать этим режимам временную передышку. Но демонстранты перегруппируются и подготовятся к новым протестам, а ухудшение условий жизни может привести к их расширению.

В Тунисе, который является единственной демократией в арабском мире, ставки еще выше. Как тунисское правительство, не справляющееся с ростом безработицы, дороговизной и вызывающей недовольство населения коррупцией, справится с экономическими последствиями эпидемии? Это станет важной проверкой на прочность для арабской демократии.

В условиях сокращения услуг, оказываемых в этом регионе государственной властью, вакуум могут заполнить неформальные структуры управления, включая гражданское общество, родственные группы и боевиков. Такой процесс мы на протяжении десятилетий наблюдаем в Ливане, но он охватывает все новые зоны конфликтов в этом регионе, а также пограничные земли и города.

На Ближнем Востоке эти потрясения приобретут иной и более суровый характер. Все дело в том, что обычная в такой ситуации помощь — со стороны стран Персидского залива, международных организаций и великих держав — на сей раз может не прийти. Международные организации какой-то вклад внесут, но ресурсы у них не безграничны, и они нужны для борьбы с пандемией в общемировом масштабе. Европа ужасно пострадала от вируса. В США быстро растет число инфицированных и умерших, и администрация Трампа занимается решением внутренних проблем, вызванных коронавирусом.

Лидеры арабского мира остались один на один со своими трудностями. Если судить по прошлому, то это не вселяет особых надежды. Кардинальные перемены могут начинаться с малого, особенно там, где изменениям препятствует экономический застой, политический склероз, войны, ведущиеся чужими руками, и ничем не обоснованная уверенность в прочности статус-кво.

Старая арабская пословица гласит: «Даже комар может вызвать кровотечение в глазу у льва».

Halo noviny (Чехия): коронавирус и геополитика

До победы над коронавирусом еще далеко, а СМИ уже рассуждают о том, каким будет мир после завершения пандемии COVID-19. Но уже сейчас протекают некоторые процессы, которые уходят от внимания прессы, но оказывают свое геополитическое влияние на мир. Автор критически рассматривает некоторые из них.

Куда ни кинь, везде таится какой-нибудь вирус: либо реальный, либо другой, не менее опасный, который преподносится как угроза и дает повод для политиканства. Нередко можно прочитать о том, каким будет мир после завершения пандемии COVID-19. Но уже сейчас протекают некоторые процессы, которые уходят от внимания, но оказывают свое геополитическое влияние. Давайте рассмотрим хотя бы некоторые из них, а уж потом когда-нибудь проанализируем их более глубоко.

1. Санкции. В связи с недостатком финансовых средств в борьбе с коронавирусной пандемией давайте вспомним, какие убытки принесли санкции, введенные против Российской Федерации. Санкции совершенно бесполезны, но убытки от них огромные, и, по оценкам, они достигли 1,4 триллиона евро только за первые три года после введения этих мер. А что если бы эти средства можно было потратить на здравоохранение?

Под санкциями живут Иран и Венесуэла, и сейчас США давят на них все больше, пользуясь своей экономической силой и, главное, долларом для истребления населения этих стран. Да, населения, а отнюдь не элит, поскольку люди не могут купить продукты питания, лекарства и так далее. Давление намеренно усиливается именно в сложившейся ситуации, и цель состоит только в том, чтобы настроить население этих стран против собственного правительства во имя интересов американских корпораций. Американская ковбойская политика зашла настолько далеко, что было объявлено вознаграждение в 15 миллионов долларов за уличение Мадуро в «наркотерроризме». Очередное безумство в ходе геополитической игры, которую ведут США, стремясь взять под контроль нефтедобычу.

2. Интернациональная помощь странам, наиболее пострадавшим от коронавируса. Мы видим полный провал стран, проповедующих так называемые западные ценности. Пострадавшая Италия уже дала понять, что не забудет немцам, французам, британцам и США, как они отнеслись к ее просьбам о помощи. Так же обошлись с Сербией, которая не является членом Европейского Союза, но живет обещаниями быть принятой. Единственное, что осилил Европейский Союз, — это выделить много десятков миллионов евро на борьбу с мнимой российской и китайской пропагандой. Теперь мы можем прочитать и услышать, что китайские медицинские расходные материалы не такие уж качественные (правда, несмотря на это, Германия задержала партию этих материалов, когда она, уже оплаченная, транзитом направлялась в другую страну).

Давайте не будем забывать об этом, когда страсти вокруг борьбы с пандемией улягутся! Итальянцы и сербы, которых предавали уже не раз, конечно, не забудут, кто им в итоге помог. Вскоре очнулись и Соединенные Штаты, которые тоже отправили в Италию медицинские материалы. Вряд ли, опять-таки по геополитическим причинам, они могли поступить иначе, ведь в Италии, помимо россиян и китайцев, помощь оказывают врачи с Кубы. В США, по-видимому, меняют упаковку материалов, поставляемых опять-таки из Китая, а, по словам Трампа, также из России, и отправляют итальянцам ящики Made in USA.

3. Реструктуризация. Грядущий экономический кризис, только подпитанный коронавирусом, подтолкнет евразийские страны, прежде всего Китай и Российскую Федерацию, к еще более тесному сотрудничеству. Это уже заметно по ценовой войне между Россией и Саудовской Аравией: России удается реализовывать в Китае возросшие партии нефти и тем самым компенсировать снижение цен на этот энергоноситель. Но, главное, происходит реструктуризация промышленности и переориентация на передовую продукцию с высокой добавленной стоимостью. То есть зависимость от базовых углеводородных продуктов снижается. Также формируются короткие цепочки поставщиков в рамках евразийского сотрудничества, и все идет к независимости от американского доллара.

4. Северная Сирия и Ирак. Для США это стратегически важные регионы. Поэтому США там еще не перешли к своей привычной тактике — объявить себя победителем и бесславно уйти, как произошло в Афганистане. Но, судя по всему, к этому уже есть все предпосылки. Шииты наносят ракетные удары по американским базам в Ираке. Большого ущерба они не причиняют, но оказывают большое психологическое воздействие на гарнизоны этих баз, и удары будут продолжаться. Поэтому, вероятно, США без фанфар выйдут из еще одной войны, а их за два века своего существования США не вели только семь лет.

В Северной Сирии пока держатся прокси-союзники США — террористы «Аль-Каиды» (запрещенной в России террористической организации — прим. ред.), которые действуют под разными именами, но одинаковыми террористическими методами. Также есть еще и турецкая армия. Я не берусь утверждать, насколько мировая пандемия может сказаться на уже и без того сложной ситуации в этом регионе. Но ясно, что недавний визит министра обороны Российской Федерации Шойгу к президенту Асаду был неслучаен. Турции представилась лишь временная возможность передохнуть. Если президент Турции Эрдоган не выполнит условий, как обещал, сирийская армия снова ударит по террористам в Идлибе. У турецкого президента не остается особого пространства для маневра, и Европе стоит ожидать, что Турция снова погонит беженцев со своей территории. На этот раз, вероятно, они попытаются пересечь границу Европейского Союза со стороны Болгарии. Не стоит добавлять, что в условиях очередной волны эмигрантов бороться с коронавирусной пандемией будет сложнее.

0 комментариев
Архив