Русские мусульмане спорят о национальной идентичности
Русские мусульмане спорят о национальной идентичности
2 года назад 1246

11 ноября по итогам заседания XVIII Всемирного русского народного собора, посвященного теме «Единство истории, единство народа, единство России», был принят документ, на основе программных тезисов которого родилось определение русской идентичности:«Русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа».

Опрошенные русские люди были удивлены не только вышеприведенными формулировками, из которых следует, что, в частности, русский мусульманин на самом деле никакой не русский.

Муфтий Свердловской области Николай (АбдульКуддус) Ашарин считает: «Религия с национальностью, на мой взгляд, не очень связана. Религия – сама по себе, национальность – сама по себе, я никогда не привязываю одно к другому и не стремлюсь акцентировать на этом внимание. Если ты мусульманин – значит, мусульманин. Если христианин – значит, христианин. У нас свойвероустав, у них – свой. С христианами у меня очень хорошие отношения, я очень уважительно отношусь к православным».

Руководитель отдела по связям с общественностью Союза мусульман Волгоградской области Сергей (Муса) Баранов, со своей стороны, пояснил: «Будучи мусульманином, я не только не утратил русскую идентичность, но и более сильно ее ощущаю, чем до принятия ислама, потому что именно крепкая вера – основа национальной идентичности. Когда ты понимаешь, что вера – это, прежде всего, ощущение богобоязненности, и когда ты через полную богобоязненность понимаешь, что этот мир дан только как испытание, ты начинаешь относиться к своей национальной принадлежности, к своей народности именно с точки зрения историчности. А еще сильнее эта идентичность у меня наступила в тот момент, когда стали происходить все эти события, связанные в Крымом и Украиной».

Сотрудник исторической мечети Москвы Владимир (Махди) Зарубин, отвечая на вопрос о том, перестал ли он считать себя русским после принятия ислама, ответил: «Это ерунда все, невозможно лишить людей их национальной идентичности принятием деклараций. Русскому человеку свойственен духовный поиск, он пытается найти истину, и если не находит ее для себя в православии, ищет в другом мировоззрении. Почти каждый день в ислам приходят новые девушки и парни, много славян – из русского народа, из украинского. Знаю и нескольких армян, которые приняли ислам. Напротив нас работает один брат из еврейского народа, открыл халяльный магазин, у него вся семья мусульмане. При этом они остаются людьми, искренне любящими свою Родину. Если человек – мусульманин, это не значит, что он не патриот своего государства. В Российской Федерации проживает более 146 народностей, этнических групп, говорящих на своих языках. Россия – это многонациональное, многоконфессиональное государство, и делать все время упор на русских, как Жириновский, неправильно. Мы с такой политикой останемся в границах Золотого кольца. Якутия уйдет со своими алмазами в одну сторону, Татарстан и Башкортостан – в другую. Даже Северный Ледовитый океан, в котором нашли углеводороды, уйдет к чукчам. Поэтому надо ассоциировать не с русским, а с российским народом. Российский человек может думать не обязательно на русском языке, он может думать на том языке, на котором говорили его родители, а ассоциировать себя именно с Россией, потому что он гражданин РФ, является ее патриотом, ратует за то, чтобы государство укреплялось и расширялось, чтобы была любовь и уважение друг к другу, независимо от народности и вероисповедания. В исламе подчеркивается, что у нас одна национальность – мусульманин, человек, покорный Богу. А из народа он может быть какого угодно, без разницы. Главное, что все мы граждане России, и каждый выбрал себе путь, по которому он хочет приблизиться к Всевышнему. Сейчас наши враги в лице Запада активно пытаются разорвать РФ, мне доводилось видеть карту, где Россия поделена на части. И вот тот посыл, который мы наблюдаем в тезисах Собора, весьма успешно вписывается в эту стратегию. Возможно, кому-то было бы комфортнее, если бы Россия была мононациональным и моноконфессиональным государством, пусть и меньшим по размеру. Только вот нужно ли это самой России и ее народу – большой вопрос».

0 комментариев