Арабская языковедческая традиция
Арабская языковедческая традиция
2 года назад 855 www.alfarabinur.kz/
А. М. Ха­на­фе­е­ва

В дан­ной статье речь идет о раз­ви­тии араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции. Пред­став­ле­ны шко­лы, где раз­ра­ба­ты­ва­лась те­о­рия араб­ско­го язы­коз­на­ния, и описы­ва­ет­ся вли­я­ние араб­ско­го язы­коз­на­ния на на­сле­дие дру­гих куль­тур; так­же рассмат­ри­ва­ет­ся изу­че­ние араб­ско­го язы­коз­на­ния в араб­ских стра­нах.

Фор­ми­ро­ва­ние араб­ско­го язы­коз­на­ния и до­сти­же­нию им за от­но­си­тель­но ко­рот­кое вре­мя вы­со­ко­го уров­ня раз­ви­тия спо­собст­во­ва­ли ис­то­ри­чес­кие усло­вия, при­вед­шие к быст­ро­му воз­вы­ше­нию араб­ско­го на­ро­да. В 632 го­ду бы­ло ос­но­ва­но во­ен­но-тео­кра­ти­чес­кое го­су­дар­ст­во – Араб­ский ха­ли­фат, гра­ни­цы ко­то­ро­го быст­ро рас­ши­ри­лись в ре­зуль­та­те по­бе­до­нос­но­го шест­вия ара­бов, за­во­е­вав­ших об­шир­ные тер­ри­то­рии на Ближ­нем и Сред­нем Вос­то­ке, вклю­чая зна­чи­тель­ную часть Ин­дии, За­кав­казья, Се­вер­ной Аф­ри­ки, Ис­па­нии. В про­цесс раз­ви­тия ара­бо­языч­ной куль­ту­ры вклю­чи­лось мно­жест­во раз­ных эт­но­сов. Вмес­те с ис­ла­мом по­лу­чил рас­прост­ра­не­ние араб­ский язык, при­няв­ший на се­бя роль язы­ка ре­ли­гии, го­су­дар­ст­вен­но­го управ­ле­ния, об­ра­зо­ва­ния и на­уки.

Араб­ский мир пе­ре­жи­вал в тот пе­ри­од бур­ное раз­ви­тие ес­тест­вен­ных и гу­ма­ни­тар­ных на­ук. За­ня­тию язы­ком здесь отво­ди­лось по­чет­ное мес­то. Са­ми пра­ви­те­ли Ха­ли­фа­та про­яв­ля­ли жи­вой ин­те­рес к линг­вис­ти­чес­ким шту­ди­ям (так, в араб­ских пре­да­ни­ях ини­ци­а­ти­ва со­зда­ния грам­ма­ти­ки при­пи­сы­ва­ет­ся ха­ли­фу Али, 656–661 го­ды)...

...Араб­ское пись­мо воз­ник­ло ещё до при­ня­тия ис­ла­ма. Оно име­ет кон­со­нант­но-бук­вен­ный ха­рак­тер, стро­ки за­пи­сы­ва­ют­ся спра­ва на­ле­во (в со­от­вет­ст­вии с ос­нов­ны­ми прин­ци­па­ми за­пад­но-се­мит­ско­го пись­ма). Его про­то­ти­пом яви­лось на­ба­тей­ское пись­мо (IV в. до н. э.), вос­хо­дя­щее, в свою оче­редь, к ара­мей­ско­му пись­му (и че­рез не­го к фи­ни­кий­ско­му). На­ба­тей­ское пись­мо ис­поль­зо­ва­лось ара­бо­языч­ны­ми жи­те­ля­ми Си­най­ско­го по­лу­ост­ро­ва и Се­вер­ной Ара­вии вплоть до 6 в. Собст­вен­но араб­ское пись­мо скла­ды­ва­ет­ся в на­ча­ле VI ве­ка в го­ро­де Хи­ра, сто­ли­це араб­ско­го Лах­мид­ско­го кня­жест­ва. Даль­ней­шее раз­ви­тие оно по­лу­ча­ет в се­ре­ди­не VII ве­ка, при пер­вой за­пи­си Ко­ра­на (651 год). Во вто­рой по­ло­ви­не VII ве­ка вво­дят­ся до­пол­ни­тель­ные строч­ные, над­строч­ные и под­строч­ные зна­ки для раз­ли­че­ния сход­ных на­чер­та­ний, для обо­зна­че­ния дол­гих и крат­ких глас­ных, удво­е­ния со­глас­ных и от­сут­ст­вия глас­ных. В сред­ние ве­ка араб­ское пись­мо ис­поль­зо­ва­лось мно­ги­ми му­суль­ман­ски­ми на­ро­да­ми (в том чис­ле и для за­пи­си текс­тов на сво­их язы­ках), что при­во­ди­ло к воз­ник­но­ве­нию но­вых гра­фи­чес­ких сис­тем. Впо­следст­вии, уже в ХХ ве­ке, гра­ни­цы рас­прост­ра­не­ния су­щест­вен­но со­кра­ти­лись. Так, на­при­мер, тур­ки пе­ре­ве­ли свою сис­те­му пись­ма на ла­тин­скую гра­фи­ку. То же про­ис­хо­ди­ло в 20-е го­ды во мно­гих со­юз­ных и ав­то­ном­ных рес­пуб­ли­ках быв­ше­го СССР.

Од­ну из пер­вых по­пы­ток со­ста­вить араб­скую грам­ма­ти­ку, по пре­да­ни­ям, пред­при­нял Абу л-Асу­ад ад-Ду’али, со­вре­мен­ник ха­ли­фа Али. Он вы­де­лил три час­ти ре­чи: имя, гла­гол и час­ти­цы, ввел зна­ки для крат­ких глас­ных, за­тра­ги­вал во­про­сы сло­во­из­ме­не­ния и пр. Его уче­ни­ка­ми бы­ли Яхия ибн Ял’мар, `Ан­ба­са ибн Ма’дан ал-Фих­ри и са­мый вы­да­ю­щий­ся из них Абу `Амр `Иса ибн ’Умар ас-Са­ка­фи.

Все са­мое луч­шее и ори­ги­наль­ное со­зда­ет­ся в сред­не­ве­ко­вом араб­ском язы­коз­на­нии в VIII–XIII ве­ках, то есть до мон­голь­ских за­во­е­ва­ний. Су­щест­ву­ют до­ку­мен­таль­ные сви­де­тельст­ва, что ак­тив­ная де­я­тель­ность араб­ских язы­ко­ве­дов про­дол­жа­лась и поз­же, до за­во­е­ва­ния тур­ка­ми Кон­стан­ти­но­по­ля (1453 год).

Со­вер­шенст­во и чет­кая ме­то­до­ло­ги­чес­кая на­прав­лен­ность со­здан­ной ара­ба­ми за ко­рот­кое вре­мя сис­те­мы язы­ко­вед­чес­ких зна­ний объ­яс­ня­ет­ся тем, что ара­бы су­ме­ли осво­ить всё на­коп­лен­ное в те­че­ние пре­ды­ду­щих ве­ков как в эл­ли­нис­ти­чес­кой на­уке, так и в ин­дий­ской на­уке, и тем, что они смог­ли глу­бо­ко про­ник­нуть в струк­ту­ру сво­е­го язы­ка, серь­ез­но обо­га­тив на­уку о язы­ке мно­ги­ми важ­ны­ми по­ло­же­ни­я­ми.

Араб­ская на­ука о язы­ке су­щест­вен­но по­вли­я­ла на раз­ра­бот­ку грам­ма­тик и сло­ва­рей род­ных язы­ков и об­ще­линг­вис­ти­чес­кой те­о­рии во всем му­суль­ман­ском ми­ре, на ста­нов­ле­ние ев­рей­ской линг­вис­ти­чес­кой тра­ди­ции, на ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие в Ев­ро­пе ара­бис­ти­ки, на по­яв­ле­ние тюр­ко­ло­гии в рам­ках араб­ской тра­ди­ции.

Араб­ское язы­коз­на­ние вы­сту­пи­ло по­сред­ни­ком меж­ду ан­тич­ной на­укой, не­ко­то­рые до­сти­же­ния ко­то­рой (в част­нос­ти, мно­гие тру­ды Арис­то­те­ля) оста­ва­лись не­из­вест­ны­ми в сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пе до XI–XII ве­ков, и ев­ро­пей­ской схо­лас­ти­чес­кой ло­ги­кой. Под вли­я­ни­ем араб­ской гу­ма­ни­тар­ной и ес­тест­вен­ной на­уки в за­пад­но­ев­ро­пей­ских уни­вер­си­те­тах по­лу­чил рас­прост­ра­не­ние авер­ро­изм как араб­ская вер­сия арис­то­те­лиз­ма.

Тра­ди­ци­он­ная те­о­рия араб­ско­го язы­коз­на­ния раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся и раз­ви­ва­ет­ся в бас­рий­ской (го­ро­да Бас­ра), ку­фий­ской (г. Куф), баг­дад­ской (г. Баг­дад), ан­да­лус­ской (Ис­па­ния) и еги­пет­ско-си­рий­ской фи­ло­ло­ги­чес­кой шко­лах. Меж­ду шко­ла­ми Бас­ры и Ку­фы по­сто­ян­но ве­лась ост­рая по­ле­ми­ка по во­про­сам грам­ма­ти­ки араб­ско­го язы­ка. Бас­рий­цы вы­сту­па­ли как ана­ло­ги­с­ты, но­си­те­ли пу­рист­ских тен­ден­ций, стро­гие рев­ни­те­ли клас­си­чес­ких норм язы­ка Ко­ра­на и по­э­зии. Ку­фий­цы же бы­ли ана­ли­ти­ка­ми, до­пус­кав­ши­ми воз­мож­ность це­ло­го ря­да от­кло­не­ний, осо­бен­но в об­лас­ти син­так­си­са, ори­ен­ти­ро­вав­ши­ми­ся на раз­го­вор­ную речь и счи­тав­ши­ми эта­ло­ном араб­ской ор­фо­эпии хид­жаз­ский диа­лект. Бас­рий­ца­ми в ка­чест­ве ис­ход­ной еди­ни­цы для сло­во­об­ра­зо­ва­ния и фор­мо­об­ра­зо­ва­ния бы­ла вы­бра­на еди­ни­ца дейст­вия – мас­дар, а ку­фий­ца­ми – гла­голь­ная фор­ма про­шед­ше­го вре­ме­ни. Поз­же центр ад­ми­нист­ра­тив­ной, по­ли­ти­чес­кой, куль­тур­ной жиз­ни пе­ре­мес­тил­ся в но­вую сто­ли­цу ха­ли­фа­та – Баг­дад, ос­но­ван­ный в 762 го­ду. На пер­вом эта­пе де­я­тель­нос­ти баг­дад­ских грам­ма­ти­ков гос­подст­во­ва­ли ку­фий­ские прин­ци­пы, за­тем утвер­ди­лась бас­рий­ская кон­цеп­ция; в ито­ге сло­жи­лось эк­лек­тич­ное на­прав­ле­ние. Об­шир­ная пре­по­да­ва­тель­ская де­я­тель­ность баг­дад­ских грам­ма­ти­ков от­ра­зи­лась на их стрем­ле­нии к крат­ко­му и ло­гич­но­му из­ло­же­нию.

В пер­вой по­ло­ви­не VIII ве­ка бас­рий­ские фи­ло­ло­ги Ибн Аби Ис­хак аль-Хад­ра­ми, Иса ибн Умар ас-Са­ка­фи и Абу Амр ибн аль-Ал­ла раз­ра­ба­ты­ва­ют ос­но­вы опи­са­тель­но­го ана­ли­за норм клас­си­чес­ко­го араб­ско­го язы­ка. Вто­рая по­ло­ви­на VIII ве­ка ха­рак­те­ри­зу­ет­ся ста­нов­ле­ни­ем те­о­рии араб­ско­го язы­ка как са­мос­то­я­тель­но­го раз­де­ла фи­ло­ло­ги­чес­кой на­уки. Важ­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии про­бле­ма­ти­ки и ме­то­ди­ки тра­ди­ци­он­но­го араб­ско­го язы­коз­на­ния сыг­рал бас­ри­ец аль-Ха­лиль ибн Ах­мед, ос­но­во­по­лож­ник те­о­рии ару­да – уче­ния о сис­те­ме мет­ри­чес­ко­го сти­хос­ло­же­ния, в све­те ко­то­ро­го мо­де­ли­ру­ют­ся не толь­ко про­со­ди­чес­кие яв­ле­ния собст­вен­но по­э­ти­чес­кой ре­чи, но и фак­ты, от­но­ся­щи­е­ся к рит­ми­чес­ко­му и мор­фо­ло­ги­чес­ко­му по­стро­е­нию араб­ско­го сло­ва, где ми­ни­маль­ной еди­ни­цей ана­ли­за слу­жит харф – ре­че­вой сег­мент, со­сто­я­щий из со­глас­но­го и глас­но­го ком­по­нен­тов. Аль-Ха­ли­лю при­над­ле­жит сло­варь «Kitab al-‘ajn», на­чи­на­ю­щий­ся с гра­фе­мы «айн», по­сколь­ку сло­ва в нем рас­по­ло­же­ны по ар­ти­ку­ля­ци­он­ным ха­рак­те­рис­ти­кам со­дер­жа­щих­ся в них кор­не­вых со­глас­ных в по­сле­до­ва­тель­нос­ти: гор­тан­ные, языч­ные, зуб­ные и губ­ные. По­доб­ный прин­цип клас­си­фи­ка­ции зву­ков дал ос­но­ва­ние пред­по­ло­жить воз­мож­ность вли­я­ния ин­дий­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции. Аль-Ха­лиль раз­ли­чал 3 ас­пек­та ана­ли­за и опи­са­ния фо­не­ти­чес­ко­го яв­ле­ния: ис­ход­ные ха­рак­те­рис­ти­ки, по­зи­ци­он­ные ва­ри­ан­ты и из­ме­не­ния зву­ков, про­ис­хо­дя­щие в про­цес­се об­ра­зо­ва­ния грам­ма­ти­чес­ких кон­струк­ций. Уче­ный усо­вер­шенст­во­вал зна­ко­вую сис­те­му обо­зна­че­ния глас­ных фо­нем, вве­дя в араб­ское пись­мо так на­зы­ва­е­мые огла­сов­ки, со­хра­нив­шие упо­треб­ле­ние и по­ны­не при за­пи­си Ко­ра­на, по­э­ти­чес­ких и учеб­ных текс­тов. Ме­тод, ко­то­рый был ис­поль­зо­ван в со­став­ле­нии это­го сло­ва­ря, ис­поль­зо­вал­ся на про­тя­же­нии трех ве­ков. К усо­вер­шенст­во­ва­нию сло­ва­рей в даль­ней­шем при­ве­ли но­вые до­сти­же­ния фо­не­ти­ки. Они от­ра­зи­лись в сло­ва­ре ибн Ман­зу­ра «Lisan ai-‘arab», ко­то­рый явил­ся вер­ши­ной араб­ской сред­не­ве­ко­вой лек­си­ко­гра­фии.

К это­му же вре­ме­ни от­но­сит­ся воз­ник­но­ве­ние ку­фий­ской шко­лы, ос­но­во­по­лож­ни­ком ко­то­рой счи­та­ет­ся Абу Джа­фар Му­хам­мед ар-Руа­си, со­здав­ший, по сви­де­тельст­ву араб­ских фи­ло­ло­гов и биб­лио­гра­фов, пер­вую ку­фий­скую грам­ма­ти­ку араб­ско­го язы­ка. Ему же при­пи­сы­ва­ют трак­тат «Кни­га о единст­вен­ном и мно­жест­вен­ном чис­ле».

Бас­рий­ский грам­ма­тист вто­рой по­ло­ви­ны VIII ве­ка. Си­ба­вей­хи со­здал трак­тат «Al-Kitab» («Кни­га») – пер­вую до­шед­шую до нас грам­ма­ти­ку араб­ско­го язы­ка, ко­то­рая да­ет сис­те­ма­ти­чес­кое из­ло­же­ние норм язы­ка и от­ра­жа­ет кон­цеп­цию и ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­ты пре­ды­ду­щих по­ко­ле­ний фи­ло­ло­гов, в пер­вую оче­редь аль-Ха­ли­ля ибн Ах­ме­да. Это со­чи­не­ние ста­ло объ­ек­том мно­го­чис­лен­ных и об­шир­ных ком­мен­та­ри­ев и обес­пе­чи­ло не­зыб­ле­мость ав­то­ри­те­та Си­ба­вай­хи до на­ших дней. В араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции вы­ри­со­вы­ва­ют­ся ос­нов­ные ас­пек­ты грам­ма­ти­чес­ко­го ана­ли­за язы­ка: ан-нахв – уче­ние о сло­во­из­ме­не­нии име­ни и гла­го­ла, ас-сарф – уче­ние о сло­во­об­ра­зо­ва­нии и фо­не­ти­чес­ких из­ме­не­ни­ях, про­ис­хо­дя­щих в про­цес­се об­ра­зо­ва­ния грам­ма­ти­чес­ких кон­струк­ций, или ма­ха­ридж аль-ху­руф – уче­ние об ар­ти­ку­ля­ции зву­ков и их по­зи­ци­он­ных ва­ри­ан­тах. При ана­ли­зе и опи­са­нии сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ных про­цес­сов ши­ро­ко при­ме­ня­ет­ся ме­тод мо­де­ли­ро­ва­ния, раз­ра­бо­тан­ный в те­о­рии ару­да; от­сю­да по­стро­е­ние сис­те­мы сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ных мо­де­лей, из­вест­ных ара­бис­ти­чес­кой ли­те­ра­ту­ре под на­зва­ни­ем по­ро­ды. Сло­во­из­ме­ни­тель­ные яв­ле­ния изу­ча­ют­ся с точ­ки зре­ния, как фор­мы, так и зна­че­ния, уста­нов­ле­ние сло­во­форм со­про­вож­да­ет­ся вы­яв­ле­ни­ем их собст­вен­но язы­ко­вой (функ­ци­о­наль­ной) се­ман­ти­ки.

Араб­ские уче­ные обыч­но де­ли­ли грам­ма­ти­ку на син­так­сис, мор­фо­ло­гию и фо­не­ти­ку и уде­ля­ли зна­чи­тель­ное вни­ма­ние во­про­сам сло­во­об­ра­зо­ва­ния, а в свя­зи с этим эти­мо­ло­гии, бла­го­да­ря ко­то­рой в XI ве­ке вы­со­ко­го уров­ня до­стиг­ла те­о­рия кор­ня. Син­так­сис и мор­фо­ло­гия пред­став­ля­ют со­бой наибо­лее ори­ги­наль­ные час­ти араб­ской грам­ма­ти­ки, не име­ю­щие ис­точ­ни­ков ни в гре­чес­ких, ни в ин­дий­ских тру­дах и ори­ен­ти­ро­ван­ные на спе­ци­фи­ку имен­но араб­ско­го язы­ка. За­да­ча син­так­си­са со­сто­я­ла в струк­тур­но се­ман­ти­чес­ком ана­ли­зе пред­ло­же­ния. В нем пос­ту­ли­ро­ва­лись субъ­ект­но-пре­ди­кат­ные от­но­ше­ния меж­ду дву­мя име­на­ми или меж­ду име­нем и гла­го­лом. Раз­ли­ча­лись пред­ло­же­ния ма­лые / эле­мен­тар­ные и боль­шие, об­ра­зу­ю­щие иерар­хию; пред­ло­же­ния имен­ные, гла­голь­ные и об­сто­я­тельст­вен­ные – в за­ви­си­мос­ти от то­го, ка­кое сло­во сто­ит в на­ча­ле пред­ло­же­ния, а со­от­вет­ст­вен­но раз­ные ви­ды под­ле­жа­щих и ска­зу­е­мых. Вы­де­ля­лись и де­таль­но клас­си­фи­ци­ро­ва­лись вто­ро­сте­пен­ные чле­ны пред­ло­же­ния (до пя­ти ви­дов до­пол­не­ний, об­сто­я­тельст­ва раз­ных ви­дов, при­ло­же­ния). Раз­ли­ча­лись слу­чаи фор­маль­ной и вир­ту­аль­ной ре­а­ли­за­ции флек­сий. Бы­ло вве­де­но по­ня­тие под­ра­зу­ме­ва­е­мо­го чле­на для объ­яс­не­ния кон­струк­ции. Ана­ли­зу под­вер­га­лись так­же от­но­ше­ния со­гла­со­ва­ния, управ­ле­ния и при­мы­ка­ния. В мор­фо­ло­гии рас­смат­ри­ва­лись час­ти ре­чи осо­бен­нос­ти их фор­мо­об­ра­зо­ва­ния, не обу­с­лов­лен­ные син­так­си­чес­ки. Сю­да от­но­си­лись та­кие во­про­сы, как час­ти ре­чи (имя, гла­гол и до 27 ви­дов час­тиц), струк­ту­ра кор­ня, име­на и их мно­го­ас­пект­ная клас­си­фи­ка­ция по раз­ным ос­но­ва­ни­ям (име­на яв­ные – су­щест­ви­тель­ные, при­ла­га­тель­ные, име­на скры­тые – лич­ные мес­то­име­ния, име­на об­щие – ука­за­тель­ные и от­но­си­тель­ные и т. д.), гла­го­лы (с де­таль­ной клас­си­фи­ка­ци­ей их форм и зна­че­ний), двух­па­деж­ные и трех­па­деж­ные име­на, об­ра­зо­ва­ние форм чис­ла и ро­да, об­ра­зо­ва­ние де­ми­ну­ти­вов, из­ме­не­ния фор­мы сло­ва в свя­зи с на­ли­чи­ем сла­бых кор­не­вых со­глас­ных, па­у­заль­ные фор­мы и т. п. В фо­не­ти­чес­ких раз­де­лах грам­ма­ти­чес­ких тру­дов опи­сы­ва­лись ар­ти­ку­ля­ция араб­ских зву­ков, ком­би­на­тор­ные из­ме­не­ния. Су­щест­вен­ное вли­я­ние на ара­бов ока­за­ла ин­дий­ская сис­те­ма клас­си­фи­ка­ции зву­ков, ос­но­ван­ная на уче­те ме­с­та ар­ти­ку­ля­ции и дру­гих ар­ти­ку­ля­тор­ных при­зна­ков. Ис­поль­зо­вал­ся при­ем срав­не­ния зву­ков в ар­ти­ку­ля­тор­ном и функ­ци­о­наль­ном от­но­ше­ни­ях. Абу Али ибн Си­на (Авицен­на) ввел по­ня­тие кор­ре­ля­ции для уста­нов­ле­ния от­но­ше­ний меж­ду зву­ка­ми. Опи­сы­ва­лась ас­си­ми­ля­ция час­тич­ная и дис­тант­ная. Ис­сле­до­ва­лись во­про­сы о вза­и­мо­дейст­вии со­глас­ных и глас­ных, о за­ме­не со­глас­ных, о ме­та­те­зе, об утра­те хам­зы, об эли­зии, о воз­ник­но­ве­нии свя­зы­ва­ю­ще­го глас­но­го, о па­ла­та­ли­за­ции, ве­ля­ри­за­ции, о зву­ко­вом сим­во­лиз­ме.

К кон­цу VIII ве­ка от­но­сит­ся де­я­тель­ность фи­ло­ло­га аль-Ки­саи, ко­то­рый в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­лил ис­сле­до­ва­тель­ские прин­ци­пы ку­фий­ской шко­лы. Из его ра­бот до нас до­шел «Трак­тат о грам­ма­ти­чес­ких ошиб­ках в ре­чи прос­то­го на­ро­да», со­дер­жа­щий важ­ные диа­лек­то­ло­ги­чес­кие све­де­ния.

В кон­це VIII – на­ча­ле IX ве­ков бас­рий­ские фи­ло­ло­ги аль-Ах­фаш аль-Асу­ат, Абу Усман, аль-Ма­зини, аль-Му­бар­рад, ку­фий­ские фи­ло­ло­ги Абу За­ка­рия Яхья ибн Зи­яд аль-Фар­ра, Ибн ас-Сик­кит, Ас-Са­лаб и др. за­ни­ма­лись ком­мен­ти­ро­ва­ни­ем «Кни­ги» Си­ба­вей­хи. За­рож­да­ет­ся араб­ская лек­си­ко­гра­фия, по­яв­ля­ют­ся «Клас­си­фи­ци­ро­ван­ная уста­ре­лая лек­си­ка» Абу Убей­да, сло­ва­ри диа­лект­ной лек­си­ки, в том чис­ле и древ­не­а­раб­ской. Со­став­ля­ют­ся со­ва­ри тол­ко­вые, пред­мет­ные, си­но­ни­мов, ред­ких слов, за­им­ст­во­ва­ний, пе­ре­вод­ные, рифм. Сло­ва в сло­ва­рях рас­по­ла­га­ют­ся как по мес­ту об­ра­зо­ва­ния со­глас­ных, так и по ал­фа­ви­ту с уче­том по­след­не­го кор­не­во­го со­глас­но­го ли­бо пер­во­го кор­не­во­го со­глас­но­го. Ожив­лен­но об­суж­да­ют­ся во­про­сы грам­ма­ти­ки, о чем сви­де­тельст­ву­ют спо­ры, воз­ни­кав­шие меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми бас­рий­ской и ку­фий­ской школ, от­ра­зив­ши­е­ся, в част­нос­ти, в ра­бо­те баг­дад­ско­го фи­ло­ло­га Ибн аль-Ан­ба­ри «Бес­прист­раст­ное осве­ще­ние во­про­сов раз­ног­ла­сия меж­ду бас­рий­ца­ми и ку­фий­ца­ми», где ав­тор рас­смат­ри­ва­ет 121 про­бле­му. Спо­ры эти, од­на­ко, не за­тра­ги­ва­ют кон­цеп­ту­аль­ных ос­нов араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции. Об­щи­ми оста­ют­ся ос­нов­ные прин­ци­пы ана­ли­за язы­ка: объ­ек­том ис­сле­до­ва­ния яв­ля­ет­ся араб­ская по­э­ти­чес­кая и про­за­и­чес­кая речь в уст­ной и пись­мен­ной фор­мах, а пред­ме­том – нор­ма­тив­ность язы­ко­вых вы­ра­же­ний (аль-фа­са­ха). Раз­ли­ча­ют­ся не­из­ме­ня­е­мые и из­ме­ня­е­мые фор­мы, со­от­вет­ст­вен­но опи­сы­ва­е­мые в тер­ми­нах аль-би­на’ (ос­но­во­об­ра­зо­ва­ние) и аль-`и’раб (сло­во­из­ме­не­ние). Из­ме­ня­е­мые сло­ва под­вер­га­ют­ся фор­маль­но­му ана­ли­зу, в про­цес­се ко­то­ро­го вы­яв­ля­ют­ся фак­то­ры, обу­с­лов­ли­ва­ю­щие функ­ци­о­ни­ро­ва­ние сло­во­форм. Нор­ма­тив­ность язы­ко­вых форм и их упо­треб­ле­ния опре­де­ля­ет­ся на ос­но­ве ас-са­ма’ (от­ме­чен­нос­ти в араб­ской ре­чи) и ал-кий­ас (за­ко­на ана­ло­гии). Часть спо­ров меж­ду бас­рий­ца­ми и ку­фий­ца­ми от­но­сит­ся к оцен­ке сте­пе­ни пра­во­мер­нос­ти при­ме­не­ния ме­то­да ана­ло­гии для вы­ве­де­ния грам­ма­ти­чес­ко­го пра­ви­ла.

К на­ча­лу Х ве­ка окон­ча­тель­но ус­та­нав­ли­ва­ют­ся по­ня­тий­ный ап­па­рат и тер­ми­но­ло­гия грам­ма­ти­чес­ко­го ана­ли­за, ос­нов­ные по­ло­же­ния грам­ма­ти­чес­кой те­о­рии при­во­дят­ся в сис­те­му. Этап фор­ми­ро­ва­ния араб­ских грам­ма­ти­чес­ких уче­ний как са­мос­то­я­тель­но­го раз­де­ла араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции за­вер­ша­ет­ся. Это спо­собст­ву­ет вы­де­ле­нию лек­си­ко­ло­ги­чес­ких ис­сле­до­ва­ний в осо­бую на­уч­ную дис­цип­ли­ну (‘илм ал-лу­га).

В пер­вой по­ло­ви­не Х ве­ка в баг­дад­ской шко­ле раз­ви­ва­ет­ся третье на­прав­ле­ние араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции, свя­зан­ное с раз­ви­ти­ем грам­ма­ти­чес­кий уче­ний в тру­дах Ибн Джин­ни, ко­то­рый в кни­ге «Осо­бен­нос­ти араб­ско­го язы­ка» осве­ща­ет на­ря­ду с грам­ма­ти­чес­ки­ми собст­вен­но лек­си­ко­ло­ги­чес­кие во­про­сы свя­зи сло­ва и зна­че­ния, сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной струк­ту­ры сло­ва, зна­че­ния сло­ва и его упо­треб­ле­ния. Ибн Джин­ни экс­пе­ри­мен­таль­но опре­де­лил, в ка­ком ко­ли­чест­вен­ном от­но­ше­нии ре­а­ли­зо­ван в лек­си­ке араб­ско­го язы­ка весь со­став те­о­ре­ти­чес­ки воз­мож­ных со­че­та­ний хар­фов. Зна­чи­тель­ный круг язы­ко­вед­чес­ких во­про­сов осве­щен в ра­бо­тах Ибн Фа­ри­са («Кни­га о лек­си­чес­ких нор­мах», «Пре­да­ния ара­бов о сво­ей ре­чи», «Крат­кий очерк о лек­си­ке»), сре­ди них во­про­сы об объ­еме сло­вар­но­го со­ста­ва араб­ско­го язы­ка, о клас­си­фи­ка­ции лек­си­ки по упо­треб­ле­нию, об ис­кон­ной и за­им­ст­во­ван­ной лек­си­ке, о свя­зи обо­зна­ча­ю­ще­го и обо­зна­ча­е­мо­го, о пря­мом и пе­ре­нос­ном упо­треб­ле­нии сло­ва, об од­но­знач­нос­ти, мно­го­знач­нос­ти, омо­ни­мии и си­но­ни­мии.

В XI ве­ке вы­чле­ня­ют­ся дис­цип­ли­ны, изу­ча­ю­щие нор­мы вы­ра­зи­тель­ной ре­чи. Раз­ли­ча­ют­ся два ас­пек­та ре­че­об­ра­зо­ва­тель­но­го про­цес­са: со­блю­де­ние пра­виль­нос­ти язы­ко­вых вы­ра­же­ний (аль-фа­са­ха) и до­сти­же­ние со­вер­шенст­ва ре­че­вых об­ра­зо­ва­ний (аль-ба­ла­га). Пер­вое изу­ча­ет­ся на­ука­ми о грам­ма­ти­ке и лек­си­ке, вто­рое – на­ука­ми о смыс­ле (‘илм аль-ма‘ани), о тро­пе (‘илм аль-бай­ан) и о крас­но­ре­чии (‘илм аль-ба­ди‘). Пред­ме­том на­уки о смыс­ле (её ос­но­во­по­лож­ник – аль-Джур­джа­ни) ста­но­вят­ся вы­ска­зы­ва­е­мое и средст­ва аде­кват­но­го (с точ­ки зре­ния ре­че­вой си­ту­а­ции и ре­че­во­го на­ме­ре­ния) вы­ра­же­ния смыс­ло­во­го со­дер­жа­ния.

Про­бле­ма про­ис­хож­де­ния язы­ка поль­зо­ва­лась ши­ро­кой по­пу­ляр­ностью в араб­ской линг­вис­ти­ке и му­суль­ман­ской тео­ло­гии (IX–XI ве­ка). Сто­рон­ни­ки бо­жест­вен­но­го про­ис­хож­де­ния язы­ка за­щи­ща­ли пер­во­родст­во араб­ско­го язы­ка. По их мне­нию, язык был со­здан в це­лом Ал­ла­хом, ко­то­рый ли­бо на­учил все­му его бо­гат­ст­ву Ада­ма, ли­бо со­об­щил все его бо­гат­ст­ва в ре­зуль­та­те бо­жест­вен­но­го от­кры­тия толь­ко Му­хам­ме­ду. Про­тив­ни­ки же утверж­да­ли, что язык есть про­дукт твор­чест­ва муд­ре­цов ли­бо про­дукт кол­лек­тив­но­го твор­чест­ва, ре­зуль­тат со­гла­ше­ния меж­ду людь­ми. Они ис­ка­ли при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния язы­ка в по­треб­нос­ти уста­нов­ле­ния свя­зи меж­ду чле­на­ми об­щест­ва и для вы­ра­же­ния смыс­ла. Как и у древ­них гре­ков, ве­лись спо­ры меж­ду сто­рон­ни­ка­ми ес­тест­вен­ной свя­зи меж­ду зву­ко­вой обо­лоч­кой сло­ва и пред­ме­том и сто­рон­ни­ка­ми уста­нов­ле­ния свя­зи обо­зна­ча­ю­ще­го и обо­зна­ча­е­мо­го по со­гла­ше­нию. Важ­ным до­сти­же­ни­ем араб­ской линг­вис­ти­чес­кой мыс­ли бы­ло при­зна­ние то­го, что ко­ли­чест­во слов огра­ни­че­но, а ко­ли­чест­во зна­че­ний бес­ко­неч­но.

В XI–XIII ве­ках про­дол­жа­ет­ся ра­бо­та по усо­вер­шенст­во­ва­нию опи­са­ния грам­ма­ти­ки и лек­си­ки. Трак­тат аз-За­мах­ша­ри «аль-Му­фас­саль» со­дер­жит под­роб­ное из­ло­же­ние араб­ской грам­ма­ти­ки, ра­бо­та Мау­хи­ба аль-Джа­ва­ли­ки «Разъ­яс­не­ние ино­стран­ных слов» по­свя­ще­на вы­де­ле­нию за­им­ст­во­ва­ний в араб­ском язы­ке, ра­бо­та ас-Са­ла­ба «Уче­ние о лек­си­ке и по­зна­ние со­кро­вен­но­го в араб­ском» пред­став­ля­ет со­бой сло­варь с клас­си­фи­ка­ци­ей лек­си­ки на по­ня­тий­ной ос­но­ве.

К это­му вре­ме­ни от­но­сит­ся и де­я­тель­ность ан­да­лус­ской шко­лы, сре­ди пред­ста­ви­те­лей ко­то­рой Му­хам­мед ибн Ма­лик, ав­тор сти­хотвор­но­го грам­ма­ти­чес­ко­го трак­та­та «Ты­сяч­ни­ца», и Ибн Си­да, со­ста­ви­тель те­ма­ти­чес­ко­го сло­ва­ря «аль-Му­хас­сас», в пре­ди­сло­вии к ко­то­ро­му он под­роб­но осве­ща­ет лек­си­ко­ло­ги­чес­кие и се­ма­сио­ло­ги­чес­кие во­про­сы.

Пос­ле за­во­е­ва­ния Баг­да­да мон­го­ла­ми и ослаб­ле­ния вли­я­ния ара­бов в Ис­па­нии центр араб­ской на­уки пе­ре­ме­ща­ет­ся в Еги­пет и Си­рию. Зна­чи­тель­ные язы­ко­вед­чес­кие ра­бо­ты со­зда­ют фи­ло­ло­ги XIII ве­ка Ибн Яиш и Ибн аль-Хад­жиб, фи­ло­ло­ги XIV ве­ка Ибн Хи­шам и Ибн Акиль и фи­ло­лог XV ве­ка ас-Су­ю­ти, ав­тор ра­бо­ты «Ли­ра сло­вес­ных на­ук и их раз­но­вид­нос­тей», где со­бра­ны и из­ло­же­ны взгля­ды пред­ста­ви­те­лей араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции по раз­лич­ным про­бле­мам араб­ской грам­ма­ти­ки и лек­си­ко­ло­гии.

Пред­ста­ви­те­ли араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции в Егип­те и Си­рии на­прав­ля­ют свои уси­лия на ком­мен­ти­ро­ва­ние ран­них фи­ло­ло­ги­чес­ких трак­та­тов и бо­лее до­ступ­ное из­ло­же­ние язы­ко­вых норм в со­от­вет­ст­вии с воз­рас­та­ю­щи­ми мас­шта­ба­ми обу­че­ния араб­ско­му ли­те­ра­тур­но­му язы­ку. Это на­прав­ле­ние осо­бен­но раз­ви­ва­ет­ся в XIX–XX ве­ках, в пе­ри­од зна­чи­тель­но­го подъ­ема в куль­тур­ной жиз­ни араб­ских на­ро­дов.

Араб­ская язы­ко­вед­чес­кая тра­ди­ция – за­кон­чен­ное уче­ние, во­брав­шее на­уч­ные идеи сво­ей эпо­хи, в фор­ми­ро­ва­нии ко­то­рых из­вест­ную роль иг­ра­ло на­сле­дие древ­не- гре­чес­кой и древ­не­ин­дий­ской тра­ди­ций. Араб­ская язы­ко­вед­чес­кая тра­ди­ция, в свою оче­редь, ока­за­ла вли­я­ние на сред­не­ве­ко­во­го тюр­ко­ло­га, лек­си­ко­гра­фа Мах­му­да Каш­га­ри; её ме­то­ды при­ме­ня­лись еще в XI ве­ке при со­став­ле­нии грам­ма­ти­ки древ­не­ев­рей­ско­го язы­ка, опре­де­ля­ли фи­ло­ло­ги­чес­кие на­прав­ле­ния ев­ро­пей­ской ара­бис­ти­ки, а ряд идей мор­фо­ло­ги­чес­ко­го ис­сле­до­ва­ния (по­ня­тия кор­ня, внут­рен­ней флек­сии и аф­фик­са­ции) бы­ли за­им­ст­во­ва­ны при не­ко­то­ром пре­лом­ле­нии ев­ро­пей­ским язы­коз­на­ни­ем XVIII–XIX ве­ков. Мо­де­ли­ро­ва­ние про­со­ди­чес­ко­го и сло­во­об­ра­зо­ва­тель­но­го по­стро­е­ния сло­ва, ана­лиз его лек­си­чес­ко­го зна­че­ния, раз­ли­че­ние фор­мы и зна­че­ния и раз­гра­ни­че­ние пла­на со­дер­жа­ния на смыс­ло­вое и собст­вен­но язы­ко­вое (функ­ци­о­наль­ное) зна­че­ния, изу­че­ние вы­ска­зы­ва­е­мо­го и аде­кват­но­го ему по­стро­е­ния ре­че­вых об­ра­зо­ва­ний, по­ни­ма­ние вза­и­мо­обу­с­лов­лен­нос­ти вы­ска­зы­ва­ния и си­ту­а­тив­но­го кон­текс­та, ана­лиз пред­ло­же­ния в син­те­зе его фор­маль­но­го и ак­ту­аль­но­го чле­не­ния от­но­сят­ся к ис­сле­до­ва­тель­ским иде­ям араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции, опре­де­ля­ю­щим её мес­то в ис­то­рии линг­вис­ти­чес­ких уче­ний.

В араб­ских стра­нах изу­че­ние ли­те­ра­тур­но­го язы­ка в но­вое вре­мя пре­иму­щест­вен­но ос­но­ва­но на прин­ци­пах араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции. В XVI–XVIII ве­ках со­зда­ют­ся учеб­ные по­со­бия по грам­ма­ти­ке и сти­лис­ти­ке (не­ред­ко на ос­но­ве ста­рых трак­та­тов), ве­дет­ся лек­си­ко­гра­фи­чес­кая ра­бо­та. Г. Фар­хат пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет в на­ча­ле XVIII ве­ка сло­варь XIV–XV ве­ков «Ка­мус» Фи­ру­за­ба­ди, Му­хам­мед аз-За­би­ди со­зда­ет в XVIII ве­ке 10-том­ный тол­ко­вый сло­варь «Тадж аль-арус», ко­то­рый ста­но­вит­ся од­ним из ис­точ­ни­ков араб­ской лек­си­ко­гра­фии в ев­ро­пей­ской ара­бис­ти­ке. Подъ­ем в куль­тур­ной жиз­ни араб­ских на­ро­дов в XIX ве­ке, воз­рож­де­ние араб­ско­го язы­ка в ли­те­ра­тур­ной, на­уч­ной, об­щест­вен­ной и де­ло­вой сфе­рах обу­с­лов­ли­ва­ют ара­бис­ти­ки в этих стра­нах, в осо­бен­нос­ти в свя­зи с за­да­ча­ми обу­че­ния. Вы­хо­дят учеб­ные грам­ма­ти­ки На­сы­фа аль-Языд­жи и Ах­ме­да Фа­ри­са аш-Ши­дй­а­ка, не­од­но­крат­но пе­ре­из­да­ет­ся «Тол­ко­вая грам­ма­ти­ка» Фар­ха­та. Из­да­ют­ся и ком­мен­ти­ру­ют­ся так­же сред­не­ве­ко­вые грам­ма­ти­чес­кие трак­та­ты. Во вто­рой по­ло­ви­не XIX ве­ка за­рож­да­ет­ся но­вая араб­ская лек­си­ко­гра­фия. Тол­ко­вый сло­варь «Му­хит аль-му­хит» (1867–70 го­ды) Бут­ру­са аль-Бус­та­ни впер­вые вклю­ча­ет и пос­лек­лас­си­чес­кую лек­си­ку, а так­же не­ко­то­рое ко­ли­чест­во диа­лект­ной ли­ван­ской лек­си­ки. Ин­тен­сив­ная лек­си­ко­ло­ги­чес­кая ра­бо­та про­дол­жа­ет­ся в ХХ ве­ке. На­ря­ду со сло­ва­ря­ми с кор­не­вой сис­те­мой рас­по­ло­же­ния слов по­яв­ля­ют­ся сло­ва­ри, со­став­лен­ные по при­ня­то­му в ев­ро­пей­ской лек­си­ко­гра­фии ал­фа­вит­но­му прин­ци­пу.

Во вто­рой по­ло­ви­не ХХ ве­ка зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет­ся про­бле­ма­ти­ка араб­ско­го язы­коз­на­ния. Вво­дят­ся но­вые ме­то­ды ана­ли­за, скла­ды­ва­ет­ся ис­то­ри­чес­кий под­ход к язы­ку, объ­ек­том на­уч­но­го ис­сле­до­ва­ния ста­но­вят­ся и араб­ские диа­лек­ты. В ря­де ра­бот ана­лиз араб­ско­го язы­ка осу­щест­вля­ет­ся в све­те про­блем об­ще­го язы­коз­на­ния (Иб­ра­хим Анис, Му­хам­мед аль-Му­ба­рак, Суб­хи ас-Са­лих, Иб­ра­хим ас-Са­мар­раи, Му­рад Ка­миль и др.), вы­хо­дят срав­ни­тель­но-ис­то­ри­чес­кие ис­сле­до­ва­ния ас-Са­мар­раи, Абд ар-Рах­ма­на Ай­ю­ба, Ах­ме­да Мух­та­ра Ома­ра, Ка­ма­ля Му­хам­ме­да Биш­ра, Ха­са­на За­зы. Осо­бую ак­ту­аль­ность при­о­бре­та­ют про­бле­мы со­от­но­ше­ния ли­те­ра­тур­но­го язы­ка и диа­лек­тов, линг­вис­ти­чес­кие про­гно­зи­ро­ва­ния и язы­ко­во­го стро­и­тельст­ва, вы­ра­бот­ка еди­ной тер­ми­но­ло­гии и от­но­ше­ния к за­им­ст­во­ва­ни­ям, линг­вис­ти­чес­ких ос­нов пре­по­да­ва­ния. В хо­де ре­ше­ния этих про­блем опре­де­ля­ет­ся кри­ти­чес­кое от­но­ше­ние к араб­ской язы­ко­вед­чес­кой тра­ди­ции, ко­то­рое на­хо­дит край­нее вы­ра­же­ние в ра­бо­те Юсу­фа ас-Са­у­ды «Но­вые грам­ма­ти­чес­кие пра­ви­ла в араб­ском язы­ке». Од­на­ко у ря­да уче­ных эта тра­ди­ция по­лу­ча­ет даль­ней­шее раз­ви­тие, на­прав­ле­ние в «Пол­ной грам­ма­ти­ке» (в че­ты­рех то­мах, 1966–71 го­ды) Аб­ба­са Ха­са­на. Язы­ко­ве­ды, при­дер­жи­ва­ю­щих­ся тра­ди­ци­он­ных те­о­ре­ти­чес­ких прин­ци­пов, кри­ти­чес­ки под­хо­дят к от­дель­ным по­ло­же­ни­ям ев­ро­пей­ской ара­бис­ти­ки, в част­нос­ти по во­про­сам мор­фо­ло­гии. Важ­ная роль в раз­ра­бот­ке ак­ту­аль­ных про­блем араб­ско­го язы­коз­на­ния при­над­ле­жит ака­де­ми­чес­ким уч­реж­де­ни­ям и учеб­ным за­ве­де­ни­ям Егип­та, Си­рии, Ира­ка, Ли­ва­на, Иор­да­нии, Ку­вей­та, Ту­ни­са, Ма­рок­ко, Ал­жи­ра.

Ис­точ­ник: http://www.lib.csu.ru/vch/110/027.pdf

Спи­сок ли­те­ра­ту­ры
1. Абд ар-Рах­ман, ас-Сай­ид. Бас­рий­ская грам­ма­ти­чес­кая шко­ла, её воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие / Ас-Сай­ид Абд ар-Рах­ман. – Ка­ир, 1968 [на араб­ском язы­ке].
2. Бел­кин, В. М. Араб­ская лек­си­ко­ло­гия / В. М. Бел­кин. – М., 1975.
3. Бе­ло­ва, А. Г. Про­бле­мы араб­ско­го язы­коз­на­ния (1960–1973) // Се­мит­ские язы­ки : сб. – Вып. 3. – М., 1976.
4. Бе­ре­зин, Ф. М. Ис­то­рия линг­вис­ти­чес­ких уче­ний / Ф. М. Бе­ре­зин. – М., 1975.
5. Га­бу­чан, Г. М. К во­про­су об араб­ских грам­ма­ти­чес­ких уче­ни­ях / Г. М. Га­бу­чан // Се­мит­ские язы­ки : сб. – М., 1963.
6. Гир­гас, В. Ф. Очерк грам­ма­ти­чес­кой сис­те­мы ара­бов / В. Ф. Гир­гас. – СПб., 1873.
7. Зве­гин­цев, В. А. Ис­то­рия араб­ско­го язы­коз­на­ния / В. А. Зве­гин­цев. – М., 1958.
8. Ас-Са­мар­ра’и, Иб­ра­хим. Ис­то­ри­чес­кий язы­ко­вой про­цесс / Иб­ра­хим Ас- Са­мар­ра’и. – Ка­ир, 1962 [на араб­ском язы­ке].
9. Аль-Аф­га­ни, Са­ид. Из ис­то­рии грам­ма­ти­ки / Са­ид Аль-Аф­га­ни. – Бей­рут, 1978 [на араб­ском язы­ке].
10. Хра­ков­ский, В. С. Те­о­рия язы­коз­на­ния ; Ру­сис­ти­ка ; Ара­бис­ти­ка / В. С. Хра­ков­ский. – СПб. : Фор­саж, 1999.
11. Шав­ки, Дайф. Грам­ма­ти­чес­кие шко­лы / Дайф Шав­ки. – Ка­ир, 1972 [на араб­ском язы­ке].
12. Шар­ба­тов, Г. Ш. Ара­бис­ти­ка в СССР / Г. Ш. Шар­ба­тов. – М., 1959.
13. Язы­коз­на­ние : больш. эн­цикл. сло­варь / гл. ред. В. Н. Яр­це­ва. – М., 1998.__

0 комментариев