В Вашингтоне признали провальность антииранской стратегии
В Вашингтоне признали провальность антииранской стратегии
3 месяца назад 252

Администрация Дональда Трампа провела предварительную внутреннюю оценку политики "максимального давления" на Иран и пришла к выводу, что она не работает, говорится в новом докладе. 

Данная оценка может заставить Белый дом пойти на крайние меры, в том числе создание кризисной ситуации вокруг инспекций Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), что может подтолкнуть Иран выйти из ядерной сделки, прогнозируют некоторые эксперты.

"Пока мало доказательств того, что администрация достигла поставленных целей", - говорится в подготовленном International Crisis Group (ICG) докладе "На тонком льду" (On Thin Ice), который приурочен к третьей годовщине иранской ядерной сделки.

"Предварительная внутренняя оценка администрации заключила, что политика США до сих пор не добилась изменения поведения Ирана и не побудила Тегеран сесть за стол переговоров", - отмечает ICG, ссылаясь на высокопоставленного чиновника в администрации США.

Совет национальной безопасности и Государственный департамент отказываются отвечать на вопросы журналистов о проведенном анализе антииранской политики. В то же время в Госдепе в очередной раз заметили, что "выход администрации Трампа из катастрофической сделки с Ираном, повторное введение жестких санкций и продолжающаяся кампания максимального давления смогли лишить иранский режим миллионов баррелей и миллиардных доходов от нефти, которые могли бы быть использованы для террористической деятельности".

Недостаточный эффект кампании по давлению на Иран может убедить администрацию Трампа, наконец-то, активнее искать поддержку среди европейских союзников, говорит глава проекта ICG Iran и соавтор доклада Али Ваез. 

В 2019 г. все известные факторы риска могут обостриться. Результаты торговых переговоров Китая и США до сих пор неизвестны, "цивилизованный" Брекзит с подписанием нового договора не гарантирован.

Но Европа в настоящее время пытается убедить Иран соблюдать ядерную сделку после выхода США и повторного введения американских санкций в отношении нефтяного и банковского секторов Ирана в прошлом году.

"Если вы посмотрите на диапазон конечных целей, которые имеют в виду разные люди в администрации - от протестов, которые представляют экзистенциальную угрозу для режима, до изменения поведения и возвращения иранцев за стол переговоров, - ничего из этого не происходит", - заявил Ваез в интервью Al Monitor.

"Иранская экономика находится в тяжелом положении, но не в нисходящей спирали, - отмечает эксперт. - Хотя количество протестов в 2018 г. было больше по сравнению с предыдущими годами, их масштаб и размах остаются ограниченными".

Сильно беспокоит администрацию Трампа и тот факт, что в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН, которая утвердила в 2015 г. ядерную сделку, формально известную как "Совместный всеобъемлющий план действий" (СВПД), эмбарго на поставку обычного вооружения в Иран должно быть снято в 2020 г.

"Если это произойдет, то Иран сможет улучшить свои оборонительные возможности с помощью российского и китайского оружия. В этом случае будет намного сложнее остановить их ядерную программу, - считает Ваез. - Осталось не так много времени, и нет никакого способа помешать Совету Безопасности ООН отменить эмбарго, если СВПД сохранится".

Следует отметить, что МАГАТЭ в 13 отчетах последовательно сообщает о соблюдении Ираном ядерной сделки со дня ее заключения три года назад.

Некоторые члены администрации Трампа могут попытаться спровоцировать кризис между МАГАТЭ и Ираном, чтобы заставить Иран выйти из сделки, прогнозирует бывший американский переговорщик по иранской ядерной сделке, а ныне профессор Колумбийского университета Ричард Нефью.

"Все [в администрации Трампа] расстроены тем, что иранцы продолжают ссылаться на то, что МАГАТЭ в очередной раз заявило, что они полностью соблюдают свои обязательства, - говорит Нефью. - Наихудший сценарий для них, честно говоря, если кампания давления нанесет какой-то ущерб, но не свергнет режим, и иранцы не выйдут из СВПД. Они останутся с иранским соблюдением, с несущественным санкционным давлением, и Вашингтону придется ответить на важный вопрос: что теперь?"

В то же время любые усилия Белого дома политизировать процесс инспекций МАГАТЭ вызовет серьезную озабоченность в мире, считает эксперт Ассоциации по контролю над вооружениями Келси Давенпорт.

"МАГАТЭ четко заявляет, что инспекторы имеют доступ ко всем объектам в Иране, которые они запрашивают, - говорит Давенпорт. - Сохранение независимости МАГАТЭ имеет решающее значение для целостности агентства. Политизация процесса инспекций подорвет доверие к этой важной международной организации".

Чем опасна для Китая "политика самодостаточности"?

Сохранение американского доминирования в мире с помощью торможения экономического роста Китая - одна из приоритетных задач администрации Дональда Трампа. Удивительно, но проводимая сегодня председателем КНР Си Цзиньпином экономическая политика невольно помогает Белому дому в достижении этой цели. 

Любой экономике, которая приближается к уровню развития Китая, угрожает ловушка среднего дохода (middle-income trap) или ситуация в экономическом развитии, когда страна, которая достигает определенного дохода, застревает на этом уровне. Как правило, страны, захваченные в ловушку среднего дохода, имеют низкий уровень инвестиций, медленный рост производства, слабую диверсификацию промышленности и плохие условия на рынке труда. Все они в итоге оказываются в группе экономик "второго класса".

Латинская Америка, бывший Советский Союз и крупнейшие страны Ближнего Востока так и не смогли сократить возникший еще 100 лет назад разрыв в развитии с США, Европой и Японией. Единственными странами, которым действительно удалось осуществить прорыв, были нефтедобывающие государства, члены Европейского союза и горстка относительно небольших, ориентированных на экспорт азиатских экономик - Сингапур, Гонконг, Тайвань и Южная Корея.

Одним из факторов, который, вероятно, определил успех этих четырех азиатских государств, был размер глобального рынка для их специализированного экспорта по отношению к их населению, что привело к значительному чистому притоку добавленной стоимости на душу населения. Между тем, более густонаселенным странам, таким как Россия, Мексика и Турция, после открытия своих экономик не удалось достичь сопоставимого скачка роста за счет экспорта - проблема, которая на порядок выше в случае Китая.

Объем торговли сталью по странам: импорт и экспорт

Безусловно, экономисты-плановики в Поднебесной хорошо понимают этот риск. Программа Made in China 2025 нацелена на то, чтобы создать группу высокоэффективных экспортно ориентированных отраслей, которые могли бы помочь Китаю выбраться из этой ловушки. 

В то же время недостаточно иметь лишь большой объем экспорта, говорится в исследовании Азиатского банка развития: "Производимые товары должны быть разнообразными, с высокой добавленной стоимостью, а также стимулировать механизм самоусиления технологического развития".

Именно здесь Си Цзиньпин толкает свою страну в ложном направлении, считает колумнист агентства Bloomberg Дэвид Фликлинг. 

Создание высокоэффективного экспортного сектора - непростая задача, к тому же лучше всего он работает, когда есть широкий спектр частных компаний с множеством различных подходов. Однако китайский лидер упорно преуменьшает преимущества частного сектора и вместо этого отдает предпочтение громоздким, бюрократизированным государственным предприятиям.

Более того, в последнее время он все чаще говорит об экономической самодостаточности, одного из ключевых лозунгов Мао Цзэдуна в эпоху "Большого скачка". Настораживает и то, что Си использует этот термин в речах, где говорит о реформах и открытости.

Но, как видно из статистики, за словами уже стоят дела. Инвестиции частного бизнеса в основной капитал в Китае с января по ноябрь прошлого года составили 37,8 трлн юаней ($5,5 трлн) - увеличение на 18% по сравнению с 2015 г. При этом инвестиции государственных предприятий за этот же период подскочили на 36%, до 21,6 трлн юаней. В борьбе за инвестиционный капитал от кредиторов страны правительство все активнее вытесняет частный сектор.

Это ошибочная экономическая политика для страны с экспортно ориентированной моделью роста. В 2013 г. на долю государственных предприятий приходилось лишь 11% зарубежных поставок, 39% - на долю частных китайских компаний и 47% - местных филиалов иностранных фирм.

В то время как государственные расходы в основные фонды к концу 2017 г. выросли на 88% по сравнению с пятью предыдущими годами, прибыль государственных предприятий увеличилась лишь на 17%. Это расхождение особенно тревожно, поскольку замедление роста производительности - один из факторов, который удерживает страны в ловушке среднего дохода.

Экономический подъем Китая за последние два десятилетия был настолько стремительным, что легко пропустить незаметные на первый взгляд фундаментальные просчеты.

Огромное увеличение городской рабочей силы, которое привело к росту Китая, почти завершилось. Как написал экономист Джордж Магнус в своей последней книге "Тревожные сигналы" (Red Flags): "Страны со средним уровнем дохода, такие как Китай, по определению исчерпали большую часть, если уже не весь свой потенциал, для обеспечения роста путем расширения и эксплуатации физического капитала и рабочей силы".

Сегодня Пекин должен быть настойчивым на всех фронтах, чтобы сохранить работающим свой двигатель роста. Однако проводимая Си "политика самодостаточности" все больше напоминает импортозамещающую индустриализацию, которой отдавали предпочтение послевоенные латиноамериканские страны. Это обеспечило ошеломляющий рост на некоторое время, но в итоге они оказались под тяжелым бременем долгов и в ловушке среднего дохода.

Власти Испании одобрили налог на цифровые услуги

Совет министров Испании одобрилвведение налога на цифровые услуги компаний.

Об этом в пятницу, 18 января, заявила министр образования и профессионального обучения Испании Изабель Селаа.

Как сообщается, ставка налога составит 3%. Данный налог будут обязаны выплачивать компании с чистым оборотом более 750 млн евро в год, а также чьи доходы от цифровых услуг в Испании превышают 3 млн евро.

Предполагаемый размер налоговых поступлений в бюджет Испании оценивается в 1,2 млрд евро в год.

Новый налог будет касаться деятельности компаний по 3 основным направлениям: предоставление услуг онлайн-рекламы; услуги онлайн-посредничества; продажа данных, сгенерированных из информации, оставленной пользователями в цифровых интерфейсах.
 

Испания станет одной из первых европейских стран, собирающихся ввести налог на цифровые услуги. В конце октября 2018 г. о схожих намерениях, как отмечал портал "Вести.Экономика", объявили британские власти.

0 комментариев
Архив