The American Conservative (США): неужели Путин и правда новый король Ближнего Востока?
The American Conservative (США): неужели Путин и правда новый король Ближнего Востока?
24 дня назад 302 inosmi.ru Патрик Бьюкенен (Patrick Joseph Buchanan) — автор книги «Никсоновские войны: Сражения, которые создали и сломили президента, и разделили Америку навсегда» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever),

Автор считает верным решение Трампа вывести американских солдат из Сирии. Только задумайтесь, пишет он, какие проблемы мы взвалили на плечи Владимира Путина: теперь именно он должен примирить диктаторов, ненавидящих друг друга. Нужен ли ему такой трофей?

Россия возложила на себя функции посредника верховной власти на Ближнем Востоке», — возвестила британская газета «Телеграф».

Вот как начиналась статья: «Россия укрепила свой статус доминирующей политической силы на Ближнем Востоке, а Владимир Путин продолжил триумфальный тур по столицам, которые издавна были союзницами США».

«Дональд Трамп преподнес Путину Ближний Восток на блюдечке», — так звучал заголовок очередной колонки «Телеграф». «Путин пользуется отступлением Трампа из Сирии, чтобы укрепить свою роль на Ближнем Востоке», — заявила «Файнэншл таймс».

Американская пресса, как попугай, вторила британской: Путин — новый хозяин Ближнего Востока. О горе нам!

Прежде чем делать вывод, что уход последней тысячи военнослужащих США с Ближнего Востока — это американский Дюнкерк, следует немного поразмыслить.

Да, Путин умело разыграл свою карту. Как говорят британцы, с точки зрения дипломатии российский президент «прыгает выше головы».

Он со всеми находит общий язык. В Иране его радушно принимает Аятолла, он регулярно встречается с Биби Нетаньяху, его поддержкой дорожит Башар Асад, а на этой неделе его принимал у себя король Саудовской Аравии и царственные правители ОАЭ. Октябрь 2019-го — триумфальный месяц.

И все же задумайтесь о том, что досталось Путину в наследство, и каковы его возможности для того, чтобы играть роль влиятельного посредника на Ближнем Востоке.

В его распоряжении — только одна средиземноморская военно-морская база в сирийском Тартусе, построенная еще в 1970-е, и новая авиабаза Хмеймим, также в Сирии.

В Средиземноморье у США есть семь союзников из НАТО: Испания, Франция, Италия, Хорватия, Албания, Греция и Турция, — а на Черном море два: Румыния и Болгария. Американские базы и контингент присутствуют в Афганистане, Ираке, Бахрейне, Саудовской Аравии, Катаре, Омане и Джибути. У России нет такого великолепного комплекта баз на Ближнем Востоке или в Персидском заливе.

У нас крупнейшая экономика в мире. Российская экономика меньше итальянской, и не дотягивает до десятой доли от нашей.

Теперь, когда мы вышли из гражданской войны в Сирии, а курды заключили сделку с Дамаском, только задумайтесь, что мы взвалили на плечи Владимира Путина. Сейчас именно он — посредник между Турцией и Сирией.

Он должен примирить диктаторов, которые ненавидят друг друга. С одной стороны — президент Эрдоган, который запрашивает коридор в пограничной с Сирией области шириной 20 миль, чтобы сирийские курды не объединились с турецкими курдами Рабочей партии Курдистана (PKK). Эрдоган хочет, чтобы этот коридор простирался на 280 миль, от Манбиджа, к востоку от Евфрата, через всю Сирию и до Ирака. 

С другой стороны, — Башар Асад, победивший в своей ужасной гражданской войне, который вряд ли позволит турецким войскам оккупировать пять тысяч квадратных миль Сирийской территории на постоянной основе.

Согласовать эти, казалось бы, несогласуемые требования Сирии и Турции — теперь задача Путина. Если он сможет с этим разобраться, он, наверное, получит Нобелевскую премию.

«Путин — новый король Сирии», — гласит заголовок авторской колонки «Уолл-стрит джорнэл».

В Сирии, королем которой стал, по общему мнению, Путин, есть «Хезболла», «Аль-Каида»*, ИГИЛ*, иранцы, курды, турки на северной границе и израильтяне на Голанских высотах. Пятьсот тысяч сирийцев погибли в ходе гражданской войны. Половина довоенного населения была перемещена, а миллионы находятся в изгнании в Турции, Ливане, Иордании и Европе.

Если Путин хочет там царствовать, и Асада это устраивает, чем это может грозить Соединенным Штатам Америки, расположенным почти в 10 тысячах километрах оттуда?

В среду две трети республиканцев из Палаты представителей присоединились к демократам Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) в их осуждении решения Трампа вывести войска США из Сирии и расторгнуть наш союз с курдами. И ярость республиканцев по поводу внезапного отступления от курдов понятна.

Но как долго, по мнению Республиканской партии, мы должны держать войска в Сирии и контролировать северо-восточный сектор этой страны? Если бы сирийская армия попыталась нас вытеснить, на каком основании мы стали бы вести войну против сирийской армии внутри Сирии?

И если Турция решительно настроена обезопасить свою границу, стоит ли нам начинать войну против этого союзника НАТО, чтобы не дать ему это сделать? Неужели самолеты США должны подняться в воздух с турецкой авиабазы Инджирлик, чтобы атаковать турецких солдат, воюющих в Сирии?

Если Конгресс считает, что у нас есть настолько важные интересы в Сирии, что мы должны быть готовы воевать за них — с Сирией, Турцией, Россией или Ираном, — почему Конгресс не заявляет об этих интересах и не санкционирует войну для их защиты?

Наши внешнеполитические элиты воспользовались решением Трампа, чтобы закидать его камнями его и похвастаться своей черчиллевской хваткой. Но те же элиты, похоже, не могут уверенно настроить страну проголосовать за войну, призванную защитить то, что они считают жизненно важными американскими интересами и определяющими американскими ценностями.

Если Путин и король Сирии, так это потому, что он был готов пожертвовать людьми и казной, чтобы удержать точку опоры России в Средиземноморье и спасти своего союзника Башара Асада, который без него пропал бы.

Побеждает только отважный. Теперь поглядим, понравится ли Путину его трофей. 

Khorasan (Иран): Путин — «хозяин или гость» на Ближнем Востоке?

Путин стремится укрепить отношения с другими арабскими государствами — конкурентами России на мировом энергетическом рынке. Его визит в Эр-Рияд составлял всего один день, но многие моменты указывали на то, сколь большое значение ему придала саудовская сторона.

Уже прошло более десятилетия, как президент России Владимир Путин лично не посещал Саудовскую Аравию, и вот на прошедшей неделе состоялся его визит Эр-Рияд. Попытаемся разобраться, что побудило президента России посетить Аравийский полуостров на этот раз, и каковы его главные итоги, сиюминутные и на более длительную перспективу. Прежде всего, хотелось бы отметить, что визит Путина состоялся на фоне значительного роста российских инвестиций в Сирию — инвестиций, которые едва ли были возможны, не будь сейчас российского военного присутствия в этой арабской стране. Одновременно Путин очевидно стремится укрепить отношения с другими арабскими государствами — конкурентами России на мировом энергетическом рынке.

Самым сильным таким конкурентом России в данной сфере, безусловно, является Саудовская Аравия. Как недавно отметило Reuters, Москва, отправив своих военных в Сирию 2015 году по запросу правительства этой страны, получила на Ближнем Востоке такой перевес сил, «которому невозможно не позавидовать». В то же время США начали отступление из региона. А визит Путина в Саудовскую Аравию приходится как раз на тот момент, когда США уходили из северной Сирии, а их местные союзники — военизированные формирования курдов, заключают мир с правительственными силами Башара Асада, с тем, чтобы вместе противостоять турецкому вторжению в северную Сирию. Россия же сразу оказала поддержку этому примирению. При этом Россия, имея уже давно крепкие дружественные связи с шиитским Ираном, в настоящий момент приступает к укреплению отношений с суннитскими соперниками Ирана на Ближнем Востоке, прежде всего, с Саудовской Аравией. Такое «наступление» России по всему ближневосточному фронту можно было бы назвать фоном, на котором начал интенсивно развиваться в настоящее время российско-саудовский диалог.

Президента России в ходе его визита в королевство Саудовскую Аравию сопровождали министр энергетики этой страны, а также глава Инвестиционного фонда России. Состоялись беседа главы Российского государства и с королем Саудовской Аравии, Салманом бен Абдель-Азизом, и, что, пожалуй, более важно, с наследным принцем королевства, Мухаммадом бен Салманом, то есть с тем, кто фактически управляет страной. К тому же последнего Путин неоднократно называл своим другом. Причем эта дружба возникла не вчера, и она, вероятно, не в последнюю очередь способствовала тому, что Россия, не являясь членом ОПЕК, и, более того, будучи конкурентом Саудовской Аравии на мировом нефтяном рынке, смогла участвовать в формировании альтернативного ОПЕК объединения — так называемого «ОПЕК Плюс», и, в рамках этого союза, оказать значительную поддержку стабилизации цен на нефть.

Страны ОПЕК и «не ОПЕК» смогли в итоги договориться об ограничениях нефтедобычи. Кроме того, месяцем раньше состоявшегося визита имело место еще одно важное событие: после нападения на нефтеперерабатывающие заводы саудовской компании Aramco, Владимир Путин предложил Эр-Рияду приобрести российские новейшие системы противовоздушной обороны. Вряд ли подобное предложение прозвучало бы, не будь у лидеров двух стран взаимного расположения и желания укреплять двусторонние отношения. Кроме того, Путин высказался о возможном оказании помощи в деле нормализации отношений между Эр-Риядом и Тегераном.

Такая помощь также вполне может иметь место, поскольку у России с одной из конфликтующих сторон союзнические отношения, а с другой — пока просто хорошие, но которые тоже имеют явные перспективы дальнейшего укрепления. Поездка Путина проходит на фоне визита в Тегеран главы правительства Исламской Республики Пакистан, Имран-хана. Как утверждают многие эксперты и комментаторы, негласной целью визита главы пакистанского правительства в Иран было оказание посредничества в нормализации ирано-саудовских отношений. А с нынешним Пакистаном у России также отношения развиваются успешно.

В подобных условиях очевидно, что даже незначительный прогресс в развитии российско-саудовского диалога, и тем более, возможная договоренность сторон о поставках в королевство российских ракет С-400 немедленно вызовут недовольство в Вашингтоне. Американцы после атаки на саудовские нефтепромыслы (инцидент, виновники которого до сих пор не установлены) объявили, что они отправят в королевство дополнительный воинский контингент численностью до 3 тысяч человек и поставят Эр-Рияду свои комплексы противовоздушной обороны. Но сейчас с подобным предложением Эр-Рияду выступает Россия, выразив готовность поставить саудовской стороне свои системы ПВО. И в Эр-Рияде не сказали этому предложению решительного «нет».

Нефть и инвестиции

Министр иностранных дел Саудовской Аравии, Адель аль-Джубейр, отреагировав на заявления о возможном беспокойстве в связи с укрепляющимися отношениями Москвы и Эр-Рияда, подчеркнул, что не видит проблем в отношении налаживающегося диалога с Россией. Накануне приезда в королевство российского лидера глава дипломатического ведомства королевства заявил журналистам, что не считает начавшийся диалог с Москвой возможной причиной ухудшения отношений с Соединенными Штатами. Он подчеркнул, что его страна вполне может сохранять стратегический характер отношений с США, но при этом одновременно укреплять партнерство с Москвой. Уверенный тон главы МИД королевства относительно диалога с Россией говорит о том, что пример Анкары, очевидно, испортившей отношения с США приобретением российских систем ПВО С-400, его совершенно не смущает.

И вот визит российского президента состоялся: он составлял всего один день, но многие моменты указывали на то, сколь большое значение ему придала саудовская сторона, несмотря на краткосрочный характер визита. Взять хотя бы государственные флаги двух стран, которыми украсили проспекты столицы королевства накануне визита. После визита в королевство президент России направился в Объединенные Арабские Эмираты — государство, которое тоже являлось до сих пор союзником в регионе США, однако в котором тоже очень желали видеть президента России. Вполне возможно, что лидеры России и Саудовской Аравии обсуждали на встрече не только вопросы двустороннего сотрудничества, но и так необходимое саудовской стороне сохранение ограничений на нефтедобычу во имя сохранения цен на нефть на высоком уровне.

Хотя еще больше саудовскую сторону устроило бы дальнейшее сокращение добычи, с тем, чтобы ежедневные поставки на рынок не превышали бы полмиллиона баррелей. Для этого Эр-Рияд нуждается в согласовании вопроса со странами «не-ОПЕК». Встречались, однако, не только лидеры двух стран, но и главы российских и саудовских компаний — во встречах принимали участие до 300 представителей руководства компаний с обеих сторон. Достигнуты соглашения о взаимном инвестировании, в которых будут участвовать Российский инвестиционный фонд и саудовская Aramco. Министр энергетики России Александр Новак ранее заявлял, что и российский Газпром и саудовские компании намерены расширять сотрудничество в области добычи природного газа. Кроме того, Россия как крупнейший экспортер пшеницы, увеличивает свое присутствие на рынках стран Ближнего Востока, для которых крайне важно стабильное состояние продовольственного вопроса. Еще раньше, в августе месяце, Саудовская Аравия объявила о значительном упрощении процедур ввоза пшеницы из российского Причерноморья. Таким образом, дальнейшее укрепление сотрудничества двух государств уже покоится на солидной экономической основе, с чем, по всей вероятности, придется считаться другим крупным партнерам королевства, в частности, расположенным и по ту сторону Атлантики.

Оригинал статьи опубликован изданием «Donya-e Eqtesad», и точка зрения, приводимая автором, может не совпадать (полностью либо частично) с точкой зрения редакции.

0 комментариев
Архив