Салман и его сын Мухаммад: путь к власти
Салман и его сын Мухаммад: путь к власти
2 месяца назад 521 golosislama.com

Не так давно The New York Times опубликовал краткую выжимку из книги "МБС: восхождение к власти Мухаммада бин Салмана", написанную шефом своего бейрутского бюро Беном Хаббардом.

Так как в связи с нефтяной войной между Саудовской Аравией и путинской Россией личность человека, обрушившего российский рубль и мировые цены на нефть, снова оказалась в центре внимания, мы решили представить нашим читателям краткий обзор этой публикации на русском.

Сразу отметим, что книга Хаббарда не содержит в себе каких-то сенсационных фактов - после дела Хашогги таковые в отношении МБС, наверное, будет трудно найти... Скорее, речь идет о попытке систематизировать давно известные сведения, дополнив их уточняющими фактами, и выстроить цельную картину пути к власти и психологического портрета главного героя.

Впрочем, автор совершенно резонно начинает это описание с истории возвышения династии Саудов - первоначально еще на рубеже XVIII - XIX веков, когда благодаря союзу с Мухаммадом ибн Абдульваххабом она превратилась в заметного игрока региональной политики, и далее в новое время с истории короля Абдульазиза, который заключил другой союз - с американцами.

Однако не менее важным, чем союз с США фактором возвышения Саудов стали обнаруженные нефтяные залежи Аравии, разработка которых просто-таки озолотила их. Автор подробно описывает как благодаря многоженству и многодетности род Саудов разрастался из поколения в поколение, одаривая всевозможной роскошью всех своих отпрысков. При этом он показывает, что хотя никто из многочисленных Саудов, включая самых отдаленных родственников, не был обделен, внутри этой семейной грибницы выстраивалась иерархия в зависимости от старшинства, прав престолонаследия и доступа к тем или иным позициям и ресурсам. 

Нынешний король Салман бин Абдульазиз был далеко на фаворитом и главным претендентом на престол среди многочисленных сыновей своего отца - напротив, все указывало на то, что очередь престолонаследия до него не дойдет. Ведь он аж 25-й по счету из 36 сыновей короля Абдульазиза...

Однако пока другие принцы купались в роскоши, ожидая своей очереди к власти, принц Салман, назначенный отцом губернатором Рияда, почти полвека собирал в своих руках реальную власть. Автор описывает как под его руководством Рияд превратился в один из крупнейших центров сперва финансовой, а потом и политической силы в стране, благодаря тому, что его губернатор использовал свои возможности для замыкания на себя важнейших экономических и клановых групп.

Под сенью такого отца начинается история и его сына, к которому сегодня приковано внимание многих мировых аналитиков - Мухаммада бин Салмана или, как его чаще называют МБС. Судя по положению в саудовской семейной иерархии, объективных шансов стать преемником своего отца у него было примерно столько же, сколько у того своего - немного. Ведь у его отца уже было пять сыновей от первой жены - Султаны бинт Турки. МБС же был первым сыном второй жены Фахды, что и определило его воспитание и мироощущение - человека, привыкшего быть первым в своей семье, но понимающего, что на пути к первенству у него, как и у его отца стоит много конкурентов.

Далее автор приступает к описанию жизненного пути самого МБС, показывая его противоречивой фигурой. Он пишет, что отец и мать с детства готовили его к лидерству, воспитывая его и другие пять его полнокровных братьев в достаточно жестком духе в том, что касается их образования и ответственности перед семьей. При этом перед глазами у амбициозного МБС было множество более привиллегированных и избалованных братьев - не только сводных старших, но и многочисленных кузенов, на фоне которых он мог ощущать себя "бедным родственником".

Важной спецификой МБС в сравнении с ними была его "саудскость" - хоть и его дома обучали лучшие иностранные учителя, в отличие от своих многочисленных родственников он не учился, не жил и не работал на Западе, что по мнению автора книги обусловило как его сильные, так и его слабые черты. С одной стороны, в отличие от ряда глубоко вестернизированных кузенов он является носителем ментальности народа, который окажется в его власти, с другой стороны, так как он не знает западного общества и западного истеблишмента изнутри, у него сформировалось превратное представление о них, которое могло повлиять на выбор им своих союзников и приоритетов.

Соотношению саудскости и вестернизма МБС в статье уделяется серьезное внимание. МБС рос в Саудии, но при этом принадлежит к ее первому вестернизированному поколению, выросшему хоть и дома, посреди мечетей и женщин в никабах, но на западных компьютерных играх и в западных соцсетях. Хоть он в отличие от своих кузенов сам не жил в тот момент на Западе, сильной травмой для него стали атаки 11 сентября, которые испугали его тем, что саудовцев начнут повсеместно ненавидеть и считать мировым злом. По мнению автора, это и сформировало в нем глубоко личное фанатичное желание бороться со всем, что бросает тень на Саудию в глазах т.н. цивилизованного мира, который видится им как источник развития и благополучия его семьи и страны. К слову, тут уже мы добавим, что эта вражда и правда имела личное измерение с учетом личности человека, ассоциирующегося с 11 сентября - Усамы бен Ладена, тоже выходца из саудовского истеблишмента, который пожертвовал своим положением в нем ради борьбы с тем, что Сауды считают источником блага, а он считал источником зла - западноцентричной мировой системы...

Но в этот период на семью Салмана обрушиваются и глубоко личные удары - в 2001 году умирает его старший, 46-летний сын Фахд, а год спустя 44-летний сын Ахмед. На этом фоне рядом с отцом и оказывается юный МБС, который в отличие от многих своих кузенов и братьев не только не учится на Западе, но и не проходит военную службу и не работает в крупной компании, но обретает другое преимущество - становится правой рукой своего отца, губернатора столичного региона.

Автор пишет, что уже в этот момент у МБС, судя по отзывам близких к нему людей, проявляется не только явное желание к власти, несмотря на отсутствие в тот момент династических предпосылок для этого у него и его отца, но и нетерпимость ко всему, что стоит у него на пути. Показательна в этом смысле история из бизнес биографии МБС, которому для его девелоперского проекта приглянулся земельный участок одного из риядских бизнесменов, но тот отказывался его продавать. Тогда, как пишет автор, МБС послал ему предложение в конверте с... двумя пулями, за что получил прозвище "парень-пуля", и только прямое вмешательство его отца по жалобе бизнесмена предотвратило расправу.

А далее происходят события, открывшие путь к власти как отцу, так и ставшему его фаворитом сыну - в 2011 году умирает принц Султан, а в 2012 году принц Найеф, освобождая дорогу к престолу Салману. А тот, будучи человеком уже в преклонных годах, практически одновременно со вступлением на престол начинает передачу власти в руки сыну.

Потом начинаются хорошо известные события вроде расправы над членами семьи, которых можно считать конкурентами МБС на пути к единоличной власти. Зверское убийство Джамаля Хашогги уже на слуху у всего мира, но наши постоянные читатели также хорошо знают про массовые аресты садовских ученых и проповедников, в которых МБС узрел угрозу своей внешней и внутренней политике. 

В целом презентация данной книги производит интересное впечатление, но не до конца понятен ее замысел. На первый взгляд она выглядит как попытка очередного разоблачения МБС, но на фоне истории с Хашогги, напротив, возникает конспирологическое подозрение, что она имеет целью несколько очеловечить его образ и превратить его из однозначного в неоднозначный. Потому что, с одной стороны, автор недвусмысленно пишет о тиранических наклонностях своего главного героя, с другой стороны, показывает их в том контексте, где его методы выглядят оправданными в окружении транжир из расплодившейся правящей семьи, спускающих в унитаз доставшиеся Саудии богатства.

Так или иначе надо отметить, что, даже выводя за скобки чисто религиозные аспекты, декларируемые цели и методы МБС запрограмированы на внутренний конфликт. Да, на короткой дистанции можно добиться модернизации экономики и социальной структуры страны чисто диктаторскими методами. Однако по своей природе современное общество или общество модерна невозможно без появления таких атрибутов как правовое государство, независимые СМИ, гражданское общество, оппозиция - то, что есть даже в таких арабских монархиях как Иордания или Катар и Кувейт. Это то, к чему Саудию призывал двигаться и ставший печально известным журналист Джамаль Хашогги, который поначалу поддержал реформаторские инициативы МБС, а потом стал критиковать его за отдельные шаги, причем, весьма конструктивно. Чем это закончилось для Хашогги, известно.

Не постигнет ли та же участь все реформаторские инициативы МБС? 

0 комментариев
Архив