Разное: The National Interest (США): беспокоит ли Россию рост военного могущества Китая?
Разное: The National Interest (США): беспокоит ли Россию рост военного могущества Китая?
1 месяц назад 150 inosmi.ru Дмитрий Саймс (Dimitri Alexander Simes), Мортен Странд (Morten Strand), Тимоти Уолтон (Timothy A. Walton) - научный сотрудник Центра стратегических и бюджетных оценок — независимого института в Вашингтоне, занимающегося изучением стратегий национальной безопасности, AFP 2019, MAXIM MARMUR

Напряженные отношения между Москвой и Вашингтоном заставляют русских быть терпимее в отношении военной силы Китая, считает автор. Западные эксперты предупреждают, что растущая военная мощь Китая станет источником напряженности в отношениях с Россией. И всё же Китай — меньшая угроза для России, чем Запад, его внешняя политика не так идеологизирована, как политика Вашингтона.

Китайская экономика начинает замедляться, однако вооруженные силы Китая продолжают наращивать мощь. Годы более высоких расходов на военные нужды, поддержанные высокими темпами экономического роста, начинают проявляться в новых технологиях и во вновь обретаемой уверенности. Пекин добился заметного прогресса в области авиации, военно-морского флота и противоракетной обороны. И территориальные претензии в районе Южно-Китайского моря, и открытие первой военной базы в Джибути, — все это свидетельствует о том, что Китай начинает оказывать военное влияние не только на ближнее зарубежье, но и на территории за пределами своих границ.

А как Россия воспринимает эти события? Хотя Москва и Пекин укрепляют сотрудничество во всех областях, многие западные эксперты предупреждают о том, что растущая военная мощь Китая будет все большим источником напряженности в отношениях между этими странами.

В последнее время я побеседовал с несколькими российскими военными аналитиками и китаеведами, чтобы лучше понять отношение России к росту военного могущества Китая.

«В настоящий момент наши национальные интересы совпадают с национальными интересами Китая, поэтому развитие китайских вооруженных сил и военных технологий не беспокоит российское военное командование и политическое руководство», — отметил Юрий Тавровский, профессор российского Университета дружбы народов.

Тем не менее, Тавровский признает, что существует определенный уровень опасений в Москве по поводу увеличения военной мощи Китая. «Если говорить о длительной перспективе, то мы следим за успехами Китая и не исключаем никаких вероятных сценариев, потому что помним, как менялась внешняя политика Китая с 1950-х годов до периода реформ Дэн Сяопина», — подчеркнул он.

Александр Лукин, специалист по Китаю Вышей школы экономики, выразил похожие чувства. «Мне кажется, что есть понимание [в Кремле] относительно того, что Китай в один прекрасный день может стать проблемой, однако в настоящий момент эти озабоченности не столь значимы в сравнении с озабоченностями по поводу Запада», — сказал он в беседе со мной.

«Рассуждая гипотетически, можно сказать так: если бы отношения с Западом были лучше, то отношения с Китаем, возможно, были бы иными, — сказал Лукин. — Поскольку отношения с Западом не улучшаются и вряд ли станут лучше, то тенденция к более тесному сотрудничеству с Китаем продолжится».

В целом, те российские аналитики, с которыми удалось побеседовать, не считают прямой угрозой наращивание военной силы Китая. Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества», в беседе со мной отметил, что предпринимаемые Китаем усилия явно направлены против Вашингтона, а не против Москвы.

«Если посмотреть на эту ситуацию с геостратегической точки зрения, то Китай не заинтересован в наращивании силы в направлении России, но имеет весьма отчетливо наблюдаемый интерес к обеспечению безопасности в Южно-Китайском море, а также еще дальше — в Тихом океане», — сказал он.

Общее стремление России и Китая к тому, чтобы создать противовес Соединенным Штатам, было, по мнению российских экспертов (из числа тех, с которыми удалось поговорить), сформировано, в основном, под влиянием того, как они оценивают вновь обретаемую военную мощь Китая. Некоторые даже считают, что это является благом для Москвы. По мнению Тавровского, Россия получает выгоду от более сильного Китая, способного более эффективно бросить вызов Соединенным Штатам.

«Одно дело, когда Россия была единственным стратегическим противников Запада, — сказал он. — Но теперь в Стратегии национальной обороны Соединенных Штатов (National Defense Strategy) говорится о двух противниках, и поэтому все ресурсы Америки и Запада нужно делить между этими двумя странами».

По мнению Тавровского, растущий акцент Соединенных Штатов на сдерживание Китая «в определенной степени ослабляет давление на Россию».

В Вашингтоне все большее количество влиятельных политиков и аналитиков высказывают озабоченность по поводу глобальных амбиций Пекина. В отличие от этого, в Москве Китай хвалят как консервативную и ответственную военную державу.

«Пока Китай ведет себя весьма сдержанно», — отметил Лукин в беседе со мной. Он считает, что Пекин, с учетом его финансовых ресурсов, мог бы иметь много военных баз за пределами своей территории, если бы захотел. Однако глобальное военное влияние Китая остается незначительным, и это, по мнению Лукина, свидетельствует о том, что китайцы «больше заинтересованы в решении экономических проблем», чем в расширении своего военного влияния в мире.

Лукин признает, что Китай с его растущими глобальными экономическими интересами, вероятно, будет все больше полагаться на военную силу для обеспечения своих интересов. «Но даже если Китай увеличит свою военную активность, ему потребуется сто лет для того, чтобы она могла сравниться с военной активностью Соединенных Штатов», — подчеркнул он.

По его словам, даже более активный в военном отношении Китай представляет для России меньшую угрозу, чем Запад, поскольку внешняя политика Пекина не так идеологизирована, как внешняя политика Вашингтона. 

«Мы видим, что Соединенные Штаты бомбят другие страны, потому что они им не нравятся, что Соединенные Штаты хотят установить демократию по всему миру, — сказал Лукин. — А Китай не собирается устанавливать конфуцианство или коммунизм в России».

Россия сыграла важную роль и помогла оснастить новые китайские вооруженные силы. По данным Стокгольмского международного института проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute), Китай был самым крупным покупателем российских вооружений в период с 1999 года по 2006 годы, при этом в 2005 году на Китай приходилось 60% российского экспорта вооружений. Однако в последующие годы поставки российского оружия значительно сократились. В 2012 году они составили всего 8,7%.

Главной причиной такого быстрого падения стали растущие опасения России относительно действий китайцев в области обратного инжиниринга. Так, например, в 1990-х годах Москва продала Пекину некоторое количество своих элитных истребителей Су-27, а через некоторое время даже предоставила Китаю лицензию для их сборки внутри страны. Через некоторое время Китай отказался от этого контракта и использовал полученные им технические знания от сборки истребителей Су-27 для создания своего собственного истребителя J-11, который представляет собой почти точную копию российского боевого самолета.

Торговля оружием между Россией и Китаем в определенной мере возобновилась в последние годы. Москва в 2015 году получила контракт на поставку Пекину зенитно-ракетных комплексов С-400 и истребителей Су-35, то есть наиболее продвинутых образцов российских вооружений. Как говорят, Россия также заинтересована в продаже Китаю Су-57, своих новых истребителей пятого поколения.

У Москвы нет иллюзий по поводу того, что Китай в будущем займётся обратным инжинирингом российского оружия. Вадим Козюлин, директор проекта по азиатской безопасности расположенного в Москве исследовательского ПИР-центра, признался в беседе со мной: «Когда мы заключаем сделки с Китаем, мы всегда имеем в виду, что Китай прежде всего хочет скопировать образцы нашего оружия».

«Русские осознают эту угрозу, однако способов борьбы с подобной проблемой не так много», — добавил он.

Но чем в таком случае можно объяснить неожиданное изменение позиции Москвы по вопросу о торговле оружием с Пекином? По мнению Лукина, политические последствия конфликта с Западом из-за аннексии России Крыма в 2014 году сделали Кремль более сговорчивым и готовым смириться с издержками более тесного сотрудничества с Китаем.

«С учетом действий российского руководства, можно сказать, что Москва явно решила, что у нее нет другого выбора, кроме дальнейшего сближения с Китаем», — подчеркнул Лукин.

В то же время российские аналитики все больше уверены в способности их страны оставаться на переднем технологическом крае в области военных технологий. В беседе со мной Тавровский отметил, что китайский обратный инжиниринг вызывает меньше озабоченности сегодня, чем это было в 1990-х годах, а причина состоит в том, что «российская оборонная промышленность сегодня получает достаточное финансирование от правительства».

По его словам, российский военно-промышленный комплекс сегодня «чувствует себя довольно уверенно» и «продает самые современные виды вооружений и военные технологии Китаю, однако поставляемые в наши вооруженные силы образцы являются более продвинутыми, чем те, которые мы продаем Китаю и другим странам».

Мураховский также считает, что российская оборонная промышленность является весьма конкурентоспособной в сравнении в китайской.

«Когда о Китае говорят, что это гигантская страна с огромным населением, с мощной экономикой, со все более мощными вооруженными силами, то все это правильно, — сказал он. — Однако было бы неверным считать, что мы сами такие маленькие и несчастные в сравнении с Китаем, и что нам теперь нужно просить китайцев продать нам какие-то военные технологии».

«Китай не опережает Россию в разработке ключевых военных систем. У нас имеются великолепные военно-технические возможности, они постоянно обновляются, и мы с уверенностью смотрим в будущее», — добавил Мураховский.

Вместе с тем все российские эксперты, с которыми мне удалось поговорить, признают, что Пекин уже опережает Москву в некоторых областях. В качестве примера они приводят использование искусственного интеллекта в военных целях, кораблестроение, производство беспилотников, а также принятие на вооружение баллистических ракет для борьбы с авианосцами.

Уже в не столь отдаленном будущем Китай может начать продавать оружие России. По словам Мураховского, «приобретение у Китая некоторых видов военной техники может быть весьма выгодно для обеих сторон». В частности, он позитивно оценивает возможность приобретения Россией китайских беспилотников и кораблей.

«Китай имеет мощную судостроительную промышленность. Они производят свои фрегаты и эсминцы как горячие пирожки в печи, по нескольку единиц в год, и направляют их в море, — сказал Мураховский. — Вполне возможно заказывать корпуса наших будущих кораблей в Китае, поскольку, как показывает опыт нашего кораблестроения, мы строим очень медленно».

Таким образом, северный сосед Китая пытается наилучшим образом воспользоваться восхождением Китая. У России есть свои сомнения относительно последствий новой военной мощи Китая и его послужного списка в области обратного инжиниринга, однако еще большей является ее заинтересованность в формировании вместе с Пекином единого фронта для создания противовеса Западу. Остается лишь один вопрос: как долго это продлится?

Dagbladet (Норвегия): в пасти дракона

В большой игре между США и Китаем Россия играет ключевую роль. Россия — страна, во всех смыслах расположенная между Западом и Китаем. В какую сторону она повернута, там и будет находиться центр притяжения. Сейчас Россия совершила поворот от Запада к Востоку. В этом есть вина Запада, который долгое время игнорировал ее. Но сейчас она рискует пропасть в объятиях дракона, пишет Мортен Странд.

В большой геополитической игре нашего времени, идущей между США и Китаем, Россия играет ключевую роль. Не столько из-за экономики, которая у нее не превышает испанскую. И лишь в некоторой степени из-за ныне уже утраченного статуса сверхдержавы, арсенала ядерного оружия и места в Совбезе ООН. Но в первую очередь из-за своего географического положения. Россия — это страна во всех смыслах расположенная между Западом и Китаем. От того, в какую сторону она повернута, во многом зависит, где в мире будет находиться политический центр притяжения. За время правления Владимира Путина Россия геополитически вместо Запада стала ориентироваться на Китай.

Это произошло одновременно и потому, что Путина начали теснить на восток, но также и потому, что он сам предпочел это направление. Это несмотря на то, что отправная точка пути развития страны после падения коммунизма была предельно ясной. В 1992 году первый российский президент Борис Ельцин сказал с кафедры в ООН:

«Наши принципы просты и понятны: главенство демократии, прав и свобод человека, законности и нравственности».

Таким образом он подчеркнул универсальный характер демократии и прав человека, а также выразил готовность связать себя с Западом политически, идеологически и, само собой, финансово. Ельцин продолжил:

«Идеология отличает нас от Китая, но мы соседи и должны сотрудничать».

В июне Путин встретился в Санкт-Петербурге с китайским президентом Си Цзиньпином, и на этот раз картина была совсем другой. С того момента, как Си в 2013 году занял свой пост, они встречались уже в 32-й раз. Китайский президент сказал:

«В России я уже бывал много раз, а президент Путин — мой лучший друг и коллега».

Он мог бы добавить — и идеологически близкий партнер. Российская «контролируемая демократия» все больше похожа на однопартийное государство, которое Си все больше укрепляет в Китае. И в Москве, и в Пекине авторитарное правление оправдывают тем фактом, что Россия и Китай культурно и исторически отличаются от Запада, а такие явления, как права человека, не универсальны. Оба лидера борются с либеральными ценностями. Очевидно, что много воды утекло с тех пор, как Ельцин выступал в ООН. Как же так случилось, что Россия «переметнулась на другую сторону»? И какие последствия это будет иметь? Для России? Для остального мира?

У России всегда была запутанная ситуация с идентичностью. В начале 18 века Петр Великий хотел прорубить окно в Европу и резко насильственно модернизировать Россию. Цари рода Романовых вплоть до революции 1917 года разрывались между желанием ориентироваться на Запад и стремлением оставить в России все как есть. В среде российской интеллигенции с 1850-х годов шла борьба между славянофилами и западниками. А в 1917 году в России произошла революция в западном стиле, которая быстро превратилась в азиатскую деспотию. Россия — Запад или Восток?

Владимир Путин в российской политической среде играет роль славянофила. За те почти 20 лет, что он у власти, Россия все больше изолировала сама себя. Изолировал ее и Запад. Это движение провоцировали три силы: Путин, который по собственной воле частично повернул страну на восток, Запад, отталкивавший его, и китайское руководство, которое заманивало Россию к себе. В то время как у Китая была четкая стратегия, изначальный импульс самой России был вызван скорее стечением случайностей и западной глупостью. Потому что именно Запад — во всяком случае, отчасти — превратил Путина в славянофила. А разве это в интересах Запада?

Очевидный ответ — нет. Так как же это могло произойти? Это началось еще до эпохи Путина, весной 1999 года, когда НАТО стала бомбить Сербию, чтобы прекратить этническую чистку, которую сербы устроили в Косово. Потом США вторглись в Ирак, бывший партнером России на Ближнем Востоке, где они свергли Саддама Хуссейна (Saddam Hussein), обосновав это откровенной ложью, что у того есть оружие массового поражения. Экспансия НАТО, война в Ливии и Сирии, систематическое игнорирование России и пренебрежение ее попытками интегрироваться в Запад.

Путин устал, что на протесты России никто не обращал внимания, и отправился в объятия Китая, который очень хотел заполучить такого друга, как Россия, ведь до этого у него по всему миру были одни враги — от Владивостока до Ванкувера. Именно географическое положение России и сыграло решающую роль. Но Россия в этих отношениях — бедная родственница. Если в 1989 году экономика Советского Союза была в два раза больше, чем у Китая, то сейчас китайская экономика в шесть раз больше российской. Российские синологи считают, что Россия очень и очень рискует пропасть в китайских объятиях. Скоро она может оказаться в пасти дракона.

The New York Times (США): Америка может проиграть в настоящей войне с Россией

Эта статья — фактически манифест американских милитаристов. Автор, голословно обвинив Россию в нарушении ДРСМД, выдвигает лозунг: «Америка, вооружайся!» По его мнению, США необходимо обзавестись ракетами промежуточной дальности наземного базирования с неядерными боеголовками. Их наличие обеспечит оперативное преимущество американским войскам и станет серьезным вызовом для России и Китая.

Поскольку Путин и Трамп разорвали договор, который способствовал снижению риска ядерной войны, Америка должна нарастить свой арсенал неядерных ракет, чтобы не отстать от России и Китая

 

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который действовал более 30 лет, прекратил свое существование. Америка вышла из этого договора в пятницу, 2 августа, а Россия — в субботу, 3 августа. Пока США соблюдали все требования этого договора, Россия нарушила его, развернув более 100 запрещенных ракет промежуточной дальности (ракета промежуточной дальности означает ракету наземного базирования, которая является средством доставки оружия, с дальностью, которая превышает 3000 километров, но не превышает 5500 километров, — прим. ред.). Между тем Китай, который не был участником этого договора, развернул тысячи таких ракет. У США пока нет подобных ракет.

Чтобы устранить этот пробел, пришло время министерству обороны США создать и развернуть неядерные ракеты промежуточной дальности наземного базирования. Договор о РСМД был разумным соглашением, позволившим снизить напряженность и способствовавшим мирному окончанию холодной войны. После подписания этого договора в 1987 году Советский Союз и США ликвидировали ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5,5 тысячи километров. Такие ракеты представляли собой опасность, потому что если бы их оснастили ядерными боеголовками, их можно было бы использовать — учитывая их короткое время подлета — для нанесения неожиданных ударов против союзников в Европе и против Советского Союза. Ликвидация таких ракет способствовала стабилизации отношений между Советским Союзом и США с их союзниками.

К несчастью, Россия нарушала условия этого соглашения на протяжении 10 лет. В 2008 году Россия нарушила его, проведя испытания крылатых ракет промежуточной дальности наземного базирования 9M729. Оснащенные современными системами наведения, ракеты 9M729 и другие новые российские ракеты могут наносить удары точно по целям. Эта точность позволяет России использовать боеголовки с неядерными зарядами, для которых характерна меньшая зона поражения по сравнению с ядерными боеголовками, а это в свою очередь повышает вероятность того, что Россия применит эти ракеты в случае конфликта.

В течение шести лет американские дипломаты терпеливо пытались убедить Россию в необходимости соблюдать условия этого договора, но Россия игнорировала просьбы США и союзников НАТО, продолжая создавать и развертывать запрещенные ракеты. Что еще важнее, Китай, который никогда не участвовал в этом двустороннем соглашении и несколько раз отказывался к нему присоединиться, занялся в конце 1990-х годов созданием ракетных войск, несомненно, призванных противостоять американским силам. Сейчас в распоряжении Китая есть тысячи ракет, оснащенных как неядерными, так и ядерными боеголовками. Эти высокоточные смертоносные ракеты способны атаковать корабли в море, военные базы на суше — не только на всей территории стран — союзниц Америки в Азии, но и на территории Америки, то есть на Аляске, Гуаме и Северных Марианских островах. 

Поскольку у американских сил нет неядерных ракет наземного базирования, с помощью которых можно атаковать вражеские войска, и нет достаточного количества систем защиты от китайских или российских неядерных ракет наземного базирования, они регулярно терпят поражение на симуляторах для моделирования военных действий, в которых участвуют Китай или Россия. То есть Америка может потерпеть поражение и в настоящей войне.

Именно поэтому США необходимо обзавестись собственными ракетами промежуточной дальности наземного базирования с неядерными боеголовками. Наличие такие ракет обеспечит существенное оперативное преимущество американским войскам и станет серьезным вызовом для противников. Если развернуть эти ракеты на территории США и союзников, с помощью этих ракет можно будет быстро атаковать вражеские цели сразу же после их обнаружения. Более того, применяя эти ракеты для нанесения ударов по хорошо защищенным объектам и системам, можно будет уменьшить риски для пилотов самолетов и экипажей военных кораблей.

Эти новые ракеты сделают американские войска более эффективными и позволят удержать Китай, Россию и других противников от агрессивных действий. Более того, оснащая эти ракеты только неядерными боеголовками, США могут уменьшить риск того, что вражеские силы спутают их с ядерными ракетами, и рассеять те страхи, которые когда-то послужили основанием для подписания договора о РСМД. Эти ракеты также дадут США возможность заключить с Китаем, Россией и другими странами договор, который запретит ракеты промежуточной дальности наземного базирования, оснащенные ядерными боеголовками.

Некоторые обозреватели, специализирующиеся на вопросах контроля над вооружениями, считают, что выход из договора о РСМД опасен и может спровоцировать новую гонку вооружений. Но сейчас гораздо более опасный шаг — наблюдать за тем, как Китай и Россия развертывают свои арсеналы, пока мы продолжаем протестовать на словах и анализировать наши возможности. К счастью, у США сейчас появились более разумные варианты действий. Теперь, когда договор о РСМД перестал действовать, у сухопутных войск и морской пехоты появилась возможность разработать и развернуть ракеты промежуточной дальности наземного базирования. Когда конгресс США будет заканчивать работу над оборонным бюджетом, он может сделать разумные инвестиции в эти системы — выделить средства не только на создание новых ракет, но и на усовершенствование уже существующих ракет, таких как крылатые ракеты «Томагавк» (которые сейчас запускаются с кораблей и подлодок) или баллистические ракеты «Першинг II» (которые договор РСМД запрещал).

Ракетный арсенал, в который войдут как новые, так и усовершенствованные ракеты, позволит министерству обороны США в течение нескольких лет развернуть значительное количество ракет при относительно умеренных затратах. Китай и Россия прилагают массу усилий для того, чтобы нарастить свои ракетные войска. Теперь, когда США больше не связаны договором о РСМД, пришло время уравнять правила игры.

0 комментариев
Архив