«Легче сделать вид, что вируса нет»
«Легче сделать вид, что вируса нет»
2 месяца назад 634 Галина Иванова. Zhao Tsun Hsiung / Reuters

В Туркмении запретили коронавирус. Больных прячут в бараках, за ношение маски грозит тюрьма.

Туркмения даже в период экономического кризиса и пандемии остается островком стабильности и официального благополучия. Согласно статистике, в республике нет ни одного случая заражения COVID-19, тестов хватает, а вирус не имеет ни единого шанса просочиться через границы. Президент проводит массовые мероприятия и сам же в них активно участвует. Но в мировые СМИ регулярно попадает другая, совсем не позитивная информация — больных все больше, теперь их держат в бараках без удобств, при этом в стране продолжает расти смертность от пневмонии. Но самое ужасное в этой ситуации то, что людям, которые пытаются соблюдать элементарные меры безопасности, грозит уголовное преследование. В том, что же происходит в самой закрытой стране постсоветского пространства, разобралась «Лента.ру».

Главный эксперт

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов — врач по образованию. До прихода в большую политику он работал стоматологом, главврачом в поликлинике, преподавал в мединституте, возглавлял Минздрав. Опыт в медицине он всегда считал своим козырем. Глава государства, заботящийся о здоровье нации и не понаслышке знающий все о системе здравоохранения, привлекал избирателей. Впрочем, до прихода к власти больше о нем никто ничего не знал.

Верность профессии Бердымухамедов сохранил, даже став президентом. Ежегодно Аркадак — «покровитель всех туркменов», как его называют в народе — пишет книги по медицине и очень этим гордится. За годы во главе государства он издал более тридцати пяти трудов о здоровье, лечебных свойствах воды, чая и даже туркменских дынь. Получить в подарок книгу президента — это почти как получить эликсир бессмертия.

Как утверждает туркменская пропаганда, Бердымухамедов всегда держит руку на пульсе и отгоняет все напасти от простых туркменов. Вот и пандемия коронавируса не ускользнула от всевидящего ока Аркадака. Пока другие государства закрывали границы и помещали людей на карантин, туркменский лидер раздавал советы из области народной медицины. На правительственном заседании 16 марта он обязал — не попросил, а именно обязал — граждан окуривать жилые помещения, магазины, общественные места дымом специфического растения гармала, в просторечии — могильника.

Мудрые предки туркменского народа при переезде в новый дом, на свадьбах или при инфекционных заболеваниях возжигали гармалу. Когда во всем мире сложилась неоднозначная ситуация с китайским вирусом, важно окуривать помещения могильником

 

Рекомендации президента восприняли как приказ к действию. В государственных учреждениях, школах, детских садах, вузах и торговых помещениях — все и везде начали окуривать гармалой. Цена одного пучка растения взлетела в несколько раз. Помог ли могильник или иные народные рецепты «покровителя все туркменов» — непонятно. Но пока весь мир продолжает бороться с COVID-19, Ашхабад утверждает, что инфекция обошла республику стороной.

Школьники и гармала (могильник)
Школьники и гармала (могильник)

Слово «коронавирус» в Туркмении под запретом. Журналистам, врачам, учителям и чиновникам под угрозой увольнения нельзя говорить о COVID-19. Вещание зарубежных СМИ, которые могут распространять информацию о пандемии, временно приостановлено. Медицинские брошюры, где упоминается коронавирус, изъяты и уничтожены. Люди, которые носят на улице маски и перчатки, рискуют быть оштрафованными за нарушение общественного порядка. Правоохранительные органы вправе силой сорвать средства защиты. Повторный выход на улицу в маске или виниловых перчатках чреват арестом, вплоть до уголовного наказания. 

Отрицание реальности

Разумеется, статистики по количеству заболевших коронавирусом в Туркмении нет ни в одной базе данных. Местный Минздрав не ведет никаких подсчетов, даже случаев воспаления легких. Ведь рекомендации Аркадака лучше любых рекомендаций международных организаций. Единственное, что все же предпринимают власти для защиты граждан, — помещают всех въезжающих на карантин на две недели.

0 (ноль) случаев заболевания COVID-2019 официально зарегистрировано в Туркмении. Неофициально сообщалось о семи заболевших в карантинном лагере для въезжающих в страну

Для этого в отдаленных от жилых массивов районах власти соорудили специальные контейнеры. Внутри контейнера расположены многоярусные кровати, стоящие вплотную. Между ними нет перегородок, которые позволяли бы людям сохранять дистанцию. Никаких удобств в помещениях нет. Гарантий, что заражение коронавирусом или другой болезнью, которая может развиваться в антисанитарных условиях, не произойдет внутри бокса, тоже нет.

 
Палаточный лагерь для тех, кому положен карантин по прибытии в страну
 
Палаточный лагерь для тех, кому положен карантин по прибытии в страну
1/2

Неизвестно и то, тестируют ли на COVID-19 попавших на карантин. Глава туркменского Минздрава Нурмухаммед Аманнепесов уверял в конце апреля, что в распоряжении врачей есть 30 тысяч тестов, и еще 40 тысяч власти заказали за рубежом. Но сколько людей находится на изоляции, у всех ли берут анализы и достаточно ли заявленного количества тестов — неизвестно.

Например, в начале марта появились сообщения о появлении первых больных коронавирусной инфекцией. Но получили ли они лечение или обошлись советами народного лекаря Аркадака — тайна, покрытая мраком. Как указывает консультант Московского центра Карнеги Темур Умаров, в Туркмении и правда может быть ничтожно мало случаев коронавируса. Это закрытая страна.

И до пандемии коронавируса говорить о вовлеченности страны в международные авиаперелеты можно было с натяжкой. Власти довольно рано перекрыли внешние границы. Движение в Китай и Иран было приостановлено еще в январе. Это позволило сэкономить время и предотвратить распространение вируса

Темур Умаров, консультант Московского центра Карнеги

Однако Туркмения не полностью отрезана от окружающего мира. Есть, например, дальнобойщики, которые выезжают в соседние страны, например, Таджикистан, где эпидемию COVID-2019 признали. Так что властям Туркмении пришлось допустить представителей ВОЗ и ОБСЕ как минимум до работы с пограничниками, чтобы обучить тех выявлять больных. На въезде в столицу все же появились пункты измерения температуры.

Официально в Туркмении до сих пор не зарегистрировали ни одного случая COVID-2019. И даже ВОЗ вынуждена считаться с отчетами властей, как признает представитель организации в стране Паулина Карвовска. Только после многочисленных просьб экспертам разрешили посетить контейнерные лагеря в городах Туркменабад (бывший Чарджоу) и Туркменбаши (бывший Красноводск). Дальше карантинных зон вход оказался воспрещен. Отказ власти обосновали тем, что сейчас не самый подходящий момент. Страна занята ликвидацией последствий обрушившихся ураганов — во многих регионах нет света, воды и проблемы со связью, поэтому якобы сотрудникам международным организаций будет сложно сделать объективные исследования на местности.

 
Пункт измерения температуры на въезде в Ашхабад
 
Пункт измерения температуры на въезде в Ашхабад
1/2

Требовать и настаивать на визите в медучреждения страны ВОЗ не уполномочена. Провести проверку на наличие или отсутствие заболевших коронавирусом организация может только после официального приглашения властей. Но туркменские власти не спешат звать в гости. Специалистам ВОЗ остается кусать локти.

Парадоксы дистанцирования

Жители Туркмении ни в чем не ограничены. Они вправе жить полноценной жизнью: посещать привычные места, ходить на работу, учиться в школах и вузах. В республике продолжаются массовые мероприятия, концерты, национальный чемпионат по футболу. Например, 9 апреля в Ашхабаде провели массовый велопробег, а 26 апреля народ в Ашхабаде собрался на один из крупнейших национальных праздников — День ахалтекинского скакуна. Бердымухамедов, известный любитель лошадей, получил в подарок восемь коней и объездил одного из них.

Конкурс красоты ахалтекинских скакунов
Конкурс красоты ахалтекинских скакунов

Однако самоуверенность Бердымухамедова не означает, что он не боится коронавируса. Отсутствие страха должны испытывать жители Туркмении, а сам Аркадак предпочитает перестраховаться. Общественные места на всякий случай тщательно дезинфицируют, власти закупают тесты на COVID-19 и все же взаимодействуют с международными организациями.

На днях глава государства переехал из своей большой резиденции в долине Фируза в маленький поселок Мыныш. Смена места жительства, по неофициальным сообщениям, связана с опасениями лидера нации заразить своих пожилых родителей. Бердымухамедов свел к минимуму контакты с чиновниками. Даже с собственной охраной туркменский лидер предпочитает видеться на расстоянии. Как медик по образованию, Бердымухамедов знает: дистанцирование — лучшая профилактика при любой болезни. При этом ограничение контактов и мытье рук — меры, которые не ставит под сомнение даже народная медицина.

10 500 человек — примерно столько участников собрал велопробег в честь Всемирного дня здоровья в Туркмении

Для простых же граждан сохранять социальную дистанцию не просто необязательно, но даже и невозможно в последнее время. С апреля в некоторых регионах страны отовариться в государственных магазинах можно только при наличии продуктовых карточек. Чтобы получить продовольственный паек по фиксированным ценам люди заранее выстаиваются в очереди. В целом все продукты можно купить и в частных магазинах, но самые обычные товары вроде хлеба там стоят втрое дороже. Избежать скопления людей практически невозможно. Риски заражения коронавирусом в толпе повышаются. Не помогает даже окуривание могильником очередей в магазинах.

Через соцсети, мессенджеры в различные мировые СМИ поступает информация, что в инфекционных отделениях туркменских больниц растет число пациентов. Есть и летальные исходы. Ритуальные службы отмечают возросший спрос на услуги. Растет число захоронений. Однако власти по-прежнему сохраняют спокойствие.

Бомба замедленного действия

Почему людям запрещено произносить слово «коронавирус», но при этом власти Туркмении сами же раздают рекомендации, как бороться с заболеванием народными методами, не смогли объяснить «Ленте.ру» даже эксперты по Центральной Азии. Тем не менее они сходятся во мнении, что ситуацию с COVID-2019 в регионе пока удается контролировать таким странным способом.

Учитывая, что государственная пропаганда в республике настроена на иной лад, а с интернетом в стране большие проблемы — заморачиваться не стали. Легче промолчать и сделать вид, что в стране и вправду нет коронавируса

Темур Умаров, консультант Московского центра Карнеги

Востоковед, специалист по Центральной Азии Рафаэль Саттаров обращает внимание на проблемы с продовольствием, набирающие обороты в Туркмении. По его мнению, это грозит стране серьезным кризисом. «Иран, Китай и Россия — стратегически важные поставщики продовольствия в республику, — говорит эксперт. — После закрытия границ эти поставки прекратились. Обеспечивать себя самостоятельно всем необходимым Туркмения пока не может».

 
Очередь за хлебом в Ашхабаде
 
Очередь за хлебом в Ашхабаде
1/2

Саттаров замечает, что в последнее время Бердымухамедов активизировался в сфере международных переговоров. То он общается онлайн с властями Испании и Румынии, то возвращается к ближайшим соседям — Узбекистану, России. Тема у этих бесед одна — экономические проекты в разных отраслях, будь то транспорт, агропромышленный сектор, энергетика.

При внимательном рассмотрении можно понять, что Аркадак всеми силами пытается обеспечить приток инвестиций в страну. Не будет денег — не будет и продовольствия. А проблемы с продуктами питания могут стать не менее серьезной угрозой, чем COVID-2019

Рафаэль Саттаров, востоковед, специалист по Центральной Азии

Темур Умаров из центра Карнеги подтверждает, что для властей Туркмении сейчас признать эпидемию — значит подложить под себя бомбу замедленного действия. «Властям пришлось бы начать массовое тестирование, ввести карантин, лечить больных. Но туркменская система здравоохранения едва ли готова к этому сегодня», — поясняет он.

Ко всему прочему, жителям страны пришлось бы объяснять, откуда пришла болезнь, как развивается ситуация в других странах. А отсутствие информации — это фундамент режима Бердымухамедова. Любую утечку информации власти воспринимают как опасность, которая может привести к проблемам вплоть до кризиса. Вряд ли специалистам ВОЗ стоит надеяться на допуск в туркменские инфекционные больницы — Аркадак до последнего будет уповать на могильник и другие приемы народной медицины.

0 комментариев
Архив