Количество пользователей сети интернет превысило половину населения Земли. Реально ли навсегда уничтожить интернет во всем мире и как это сделать
Количество пользователей сети интернет превысило половину населения Земли. Реально ли навсегда уничтожить интернет во всем мире и как это сделать
4 месяца назад 266 regnum.ru rambler.ru

В 2018 году сеть интернет впервые использовало более половины населения Земли. Об этом сообщает CNBC со ссылкой на ежегодный отчёт инвестора и интернет-аналитика Мэри Микер

Мэри Микер, в настоящее время возглавляющая инвестиционный фонд Bond Capital, публикует ежегодные отчёты «Будущее интернета» с 1995 года. Согласно свежему отчёту, в 2018 году глобальной сетью впервые пользовалось больше половины населения Земли. Страной с наибольшим количеством интернет-пользователей ожидаемо оказался Китай с долей 21% от общего числа.

В прошлом году был установлен рекорд и по государственным и частным инвестициям в технологические компании, общая сумма которых в составила почти $200 млрд. Также эксперт отметила активный рост носимых электронных устройств — количество пользователей таких гаджетов за последние четыре года увеличилось вдвое.

Реально ли навсегда уничтожить интернет во всем мире и как это сделать

Хакерские атаки или глобальные проблемы с интернет-оборудованием фактически прекращают жизнь человечества. Рушатся финансовые рынки и связи между людьми, а невозможность подключиться к сети здесь и сейчас воспринимается пользователями как конец света. Каждый раз юзеры ждут, когда все снова вернется на круги своя.

Но что случится, если интернет действительно исчезнет навсегда? И можно ли бесповоротно лишить нас всемирной паутины? Разбираемся в возможных сценариях цифрового апокалипсиса.

 

В мире, где сеть каждый день «взрывают» оптические иллюзии или вирусные ролики, одна мысль отказаться от онлайн-доступа кажется фантастической. Со временем выражение «сломанный интернет» превратилось в шутку: представляется, что этот виртуальный мир неуязвим. Однако такое мнение ошибочно. Физически интернет состоит из сотен тонн обменных узлов, центров обработки данных и сетевых кабелей, — огромного мира, который потенциально можно не только потрогать руками, но и разрушить. 

Несколько лет назад китайская полиция арестовала местного жителя, который мечтал «сломать интернет». Мужчина испугался, узнав, что прохожие засняли на видео его нелепые танцы на городской площади. Опасаясь насмешек, он физически уничтожил оборудование местного интернет-провайдера, чтобы ролик с его участием не завирусился в сети. Нанесенный им ущерб тогда оценили почти в 15 тысяч долларов. Такое поведение может показаться странным или глупым, но гражданин Поднебесной далеко не одинок в своих преступных порывах. 

Оглушительные масштабы

Один из способов лишить людей связи знаком каждому — это использование «глушилок» или экранирование зданий. Специальное оборудование, подающее электромагнитные импульсы, нарушает работу гаджетов. В некоторых зданиях стены специально покрываются никель-цинковыми пластинами, которые поглощают не только мобильную связь, но также мешают передаче данных по Wi-Fi или Bluetooth. Большинство пользователей думает, что таким оборудованием пользуются только сотрудники силовых структур, однако известно, что нередко группы саботажников и террористов также стремятся завладеть подобной аппаратурой или даже самостоятельно собирают ее.

Считается, что первым технологию «глушения» опробовал в начале ХХI века король Иордании, который мечтал молиться в безмолвном храме. По его заказу американская компания изготовила блокировщик мобильной связи. Позднее эту практику переняли другие поборники тишины — руководители медицинских и культурных организаций, а также некоторые бизнесмены. Они мечтали уже не только о беззвучных залах, но и о соблюдении коммерческих тайн. Сейчас фактически любой может собрать кустарную «глушилку» с помощью инструкции на YouTube. Судя по комментариям, ее нередко используют для дружеских розыгрышей.

Искусственные помехи связи кажутся временной бытовой мерой. Однако многие профессиональные хакеры (в том числе занятые в военном секторе) всерьез рассматривают радиоэлектронную борьбу как способ воздействия на пользователей. «Да, в 2019 году определенно возможно заблокировать все источники связи, работающие от постоянного тока (0 герц) — 6 гигагерц, и таким образом заблокировать практически все частоты, которые используют потребительские устройства», — категорично заявляет анонимный подрядчик американских оборонщиков. По его словам, даже нынешние технологии позволят охватить все сотовые телефоны, Wi-Fi, GPS, двустороннюю радиосвязь и спутниковые гаджеты L-диапазона (в нем функционирует, к примеру, система ГЛОНАСС).

Безусловно, собрать столь мощный механизм, чтобы надолго и надежно лишить пользователей интернета, преступной группировке вряд ли по силам: это дорого и трудозатратно. Чтобы вывести из строя распределитель или вышку, им понадобится промышленный трансформатор или циклотрон (мощное устройство для ускорения частиц). Поэтому эксперты считают, что революционеры и террористы вряд ли могут лишить страну связи. Однако для государства такая возможность всегда остается открытой. 

Ядрена мать

Одним из по-настоящему действенных методов уничтожения интернета исследователи называют мощный ядерный взрыв. На первый взгляд такое мнение кажется абсурдным, так как подобный катаклизм полностью лишит человечество какого бы то ни было будущего. Однако ученые называют его скорее умозрительным заключением. Они основываются на теории, известной как эффект Комптона, названной по имени известного физика.

Согласно выводам ученого, гамма-излучение может извлечь свободные электроны из азота и кислорода в атмосфере планеты. Взаимодействуя с магнитным полем, они могут вызвать мощные токи, выжигающие все на своем пути. Так ядерная бомба может физически уничтожить инфраструктуру интернета.

Подобные теоретические догадки кажутся надуманными, однако некоторые политики всерьез рассматривают эту угрозу как инструмент внешней политики. К примеру, в программе «Возрождение Америки» лидеры Республиканской партии США назвали ядерное оружие Северной Кореи реальной угрозой. «Одна-единственная ядерная боеголовка, взорванная на большой высоте над этой страной, разрушила бы нашу электрическую сеть и другие критически важные инфраструктуры и поставила бы под угрозу жизни миллионов людей», — сообщили они. Научное сообщество всерьез недоумевало: согласно многочисленным статьям физиков и биологов, подобные действия затронут всю планету, а не только сети США.

Однако существуют и другие, менее опасные способы лишить мир интернета. 

Интернет несокрушим?

Самый сложный сценарий цифрового апокалипсиса, но при этом наиболее очевидный, — атака на центры обработки данных, кабели и другие объекты инфраструктуры. Подобные способы подробно описаны во многих популярных фильмах и сериалах: там герои ловко мешают не только передаче данных, но и отключают от сети целые кварталы и города.

По всей планете разбросаны десятки малопримечательных зданий-коробок, лишенных окон и опознавательных знаков. Это точки обмена трафиком (IX) и сети серверов (CDN) которые охраняются не хуже сверхсекретных военных объектов. Если из-за цунами, землетрясения или отключения электроэнергии такой узел перестанет работать, проблема немедленно отразится и на пользователях.

Одно из таких строений занимает в Нью-Йорке почти целый квартал на улице Томас. Оно исполняет функции станции связи, которая могла бы обеспечивать маршрутизацию трафика даже в случае катаклизма. Там предусмотрены не только собственные генераторы, но и обособленные газо- и водопровод. Несколько лет назад американские журналисты выяснили, что оно также используется службами АНБ для слежки и контроля. Здание могло бы стать заветной мишенью для черных хакеров или обыкновенных преступников, однако к счастью для сетевой инфраструктуры, таких зданий в центре города целых три. Все они могут заменить друг друга в любую секунду.

«Если вы действительно хотите по-настоящему использовать коммуникационные системы Восточного побережья, вам нужно будет подключиться к четырем или пяти точкам обмена интернет-трафиком, три из которых находятся на Манхэттене одновременно», — пояснила автор руководства по городской интернет-инфраструктуре Ингрид Баррингтон. По ее словам, тотальное уничтожение одного центра лишь замедлит скорость интернета, но не уничтожит сеть, — для этого понадобится обширная скоординированная атака. И тут на пути любого злоумышленника встанут государство и бизнес, оберегающие ее.

Поражение нескольких тысяч существующих дата-центров, считает эксперт, также является упаднической идеей. По ее словам, генерируемый мировой контент фактически невозможно стереть полностью (или даже значительную его часть), так как в мире предусмотрено слишком большое количество центров обработки данных, которые не только хранят информацию, но и резервно копируют ее. Единственное, к чему это может привести, по словам Баррингтон, — к саботажу отдельной компании. Интернет в целом такими действиями не пошатнуть, если не прибегать к «красным кнопкам» во всех странах мира.

Единственный реальный элемент инфраструктуры, который может стать мишенью — малочисленные корневые DNS-серверы. Их всего чуть более десятка, для каждого предусмотрены специальные зеркала. Исчезновение серверов приведет к тому, что пользователям придется вручную вбивать в адресную строку IP каждого конкретного ресурса (запомните IP «Ленты.ру» — 81.19.72.59). Это сильно усложнит обращение с сетью и замедлит интернет, но не разрушит наше представление о нем. К тому же разрозненные пользователи, скорее всего, оперативно найдут способы восстановить привычные условия. 

На разрыв аорты

В последние годы мировые лидеры часто упоминают кабельную систему интернета: в конце 2017 года оптоволокно, окутавшее планету, назвали наименее защищенной частью мировой сети. Западные СМИ неоднократно обвиняли российских подводников в намеренном перерезании «артерий», а общественные организации прогнозировали нападения со стороны террористов и «врагов».

Многочисленные кабели связывают между собой континенты и страны, однако даже намеренная атака не сможет парализовать всю сеть в целом. Каждый день некоторая их часть повреждается по естественным причинам, но для пользователей такое вмешательство незаметно. За доли секунды трафик обходит место разрыва и идет по другому кабелю. Согласно открытым данным, за сутки инженеры на специальных судах восстанавливают более двух сотен оптоволоконных проводников.

В редких случаях оборудование повреждается ощутимо. Известно, что в 2011 году пожилая женщина случайно перебила лопатой кабель, обслуживающий часть Грузии и Азербайджана, а также всю Армению. Тогда на восстановление интернет-соединения потребовалось несколько часов.

Однако сеть оптоволоконных «артерий» продолжает множиться, и подобные инциденты уже сейчас кажутся анекдотичными. Для того чтобы оборвать связь между континентами, необходим действительно мощный катаклизм вроде одновременного цунами во всех океанах Земли.

Однако некоторые идеи доморощенных анархистов могут вызвать интерес. К примеру, разработчик по имени Эллисон Берч спроектировала органический глушитель сигнала, который создает иллюзию отсутствия интернета на планете. По ее словам, интернета стало так много, что от него не сбежать даже в самолете, — поэтому так важно иметь «безопасное пространство».

Инженер решила пойти наиболее очевидным путем: вместо того, чтобы отключать доступ для всех, она предложила изолировать каждого пользователя от сети. «Городская инфраструктура (вышка сотовой связи) часто маскируется под естественную среду, я сделала наоборот — глушитель в реальном бревне в реальном лесу», — заявила она. «Бревно» стало механизмом, который создает шум на определенных частотах, мешая сотовому сигналу.

Вероятно, именно такие изобретения, как глушитель от Берч, понадобятся, чтобы всерьез сломать для себя интернет. Фактически глобальная сеть будет жить до тех пор, пока хотя бы одно устройство в мире связано с другим. В то время как существуют локальные сети, или даже последний энтузиаст прячет пару соединенных проводами гаджетов, сеть здравствует и имеет возможность вырасти или быстро оправиться после катастрофы.

Wired (США): Россия и Иран планируют полностью изолировать свой интернет 

Мы являемся свидетелями того, как отдельные государства создают внутренний интернет, который можно по желанию изолировать от мировой паутины. Иран уже практически создал «домашний интернет», аналогично обстоит ситуация и в России, а в Китае интернет-цензура существует очень давно. Автор Wired (США) опасается, что по этому пути пойдут и другие страны. Каков же самый страшный вариант развития событий?

В течение многих лет в разных странах в расплывчатых терминах идут разговоры о создании внутреннего интернета, который можно по желанию изолировать от мировой паутины. Сегодня мы являемся свидетелями того, как отдельные государства уже начинают реализовывать эту концепцию. В прошлом месяце Иран объявил о том, что его «национальная информационная сеть» — по сути, домашний интернет — уже на 80% готова. Ранее в этом году Россия начала реализацию важной инициативы, направленной на создание внутреннего российского интернета, а делается это, предположительно, для того, чтобы защитить страну от киберугроз, хотя можно предположить, что свою роль в этой истории играет также желание Кремля контролировать потоки информации внутри своих границ.

Россия и Иран являются инициаторами проведения на новом уровне фрагментации интернета, и при этом они не только создают угрозу для глобальной сетевой архитектуры (кабели, серверы) или работают над тем, чтобы предоставить государству больший контроль над информационными потоками и усилить давление на свободу; их действия также вдохновляют других пойти тем же путем и создать геополитические препятствия, значение которых выходит далеко за рамки границ этих двух государств.

Давайте посмотрим на другую страну, усилившую контроль над своим интернетом. Китай уже давно является золотым стандартом в том, что касается цензуры в интернете. Речь идет о проекте «Золотой щит» (Golden Shield Project), который первоначально был задуман как база данных для осуществления наблюдения с целью усиления полицейского контроля, а сегодня он является частью сложной Великой Противопожарной Стены (Great Firewall). Правительство фильтрует поступающую в страну информацию, а также контролирует направляемые запросы, использую такие способы как глубокая инспекция пакетов (deep packet inspection) и создание черных списков IP-адресов.

Многие полагали, что подобного рода расщепление интернета, при котором различные виды контента предназначаются для различных стран, является самым страшным вариантом развития событий. В передовой статье газеты New York Times говорилось о резко отличающихся друг от друга сферах интернета в Европе, Китае и Соединенных Штатах. Эрик Шмидт (Eric Schmidt) из компании Google говорил о раздвоении, о бифуркации между китайским и некитайским интернетом (последним руководят Соединенные Штаты). На самом деле, масштабы, технологическое оснащение и экономическое влияние цензуры интернета в Китае является беспрецедентным. И оно, это влияние, распространяется далеко за пределы китайских границ, поскольку Пекин хочет переписать также глобальные правила интернета.

Но, несмотря на весь существующий шум, «фрагментация» интернета в данном случае представляет собой поверхностную проблему — да, осуществляется изменение потоков информации на вершине архитектуры интернета, однако не происходит изменений в самой его архитектуре. Китай по-прежнему зависит от особенностей доменной системы имен для управления своим веб-трафиком. Правительству этой страны еще только предстоит окончательно перерезать все каналы или отключить все точки маршрутизации. Фрагментация происходит на поверхностном уровне сети, а не на ее более глубоких уровнях. В действительности, фильтрация информации, а не перекрытие ее потока позволяет Пекину проводить тонкую балансировку контентного контроля с экономическими выгодами, связанными с открытостью интернета.
Однако Россия и Иран преследуют совершенно другие цели — они намерены провести фрагментацию интернета на более глубоком уровне. Такого рода изменения будет уже сложнее отменить, и они являются более привлекательными для тех стран, которые хотят установить строгий контроль над информацией.

Когда Владимир Путин в начале мая подписал законопроект о создании внутреннего российского интернета, то оказалось, что он включает в себя не только расширенный правительственный контроль над точками обмена интернет-трафиком (IXPs), направляющими глобальный входящий и исходящий трафик, но и такие меры как создание национальной системы доменных имен, которая будет находиться под контролем Роскомнадзора, российского регулятора интернета. Этот закон направлен на создание совершенного нового уровня российского киберсуверенитета. Поскольку Рунет будет функционировать независимо от глобальной сети, то предполагается наличие возможности физической перерезки кабелей, перемещение их в другое место или изменение протоколов маршрутизации в интернете для ограничения трафика, идущего в страну и из нее.

Тем временем Иран уже на 80% завершил создание своей так называемой национальной информационной сети. Тегеран, как и Москва, надеется сократить зависимость страны от глобальных сетей с помощью создания такого альтернативного варианта, которым можно будет управлять внутри Ирана. Цензура уже распространена в иранском интернете, а еще к ней следует добавить такие меры как удвоение цены за доступ к иностранным новостным сайтам, что делается для того, чтобы граждане более активно посещали местные сети, и подобного рода стимулы будут еще сильней, если изоляция усилится. Как и в России, утверждения относительно желания лучше защитить Иран от угроз, связанных с иностранными кибератаками, также приводятся в этой стране в качестве оправдания. Некоторые наблюдатели считают, что и санкции сыграли свою роль.

Решение России и Ирана создать изолированный внутренний интернет представляет собой новую форму фрагментации интернета, и она может в большей степени относиться к физической стороне дела, чем это было раньше. Сегодня жители стран, где существует цензура интернета, часто имеют возможность использовать виртуальные частные сети (virtual private networks) и другие инструменты для обхода существующих фильтров, однако это станет невозможным, если их внутренний интернет будет отрезан от глобального интернета. Кроме того, подобные меры лишь усилят глобальное наступление на свободу интернета и позволят авторитарным режимам консолидировать свою власть. Однако будут еще и значительные геополитические последствия, выходящие далеко за национальные границы России или Ирана.

Так, например, подобные меры могут оказать влияние на те страны, которые хотят установить свой контроль над интернетом внутри своих границ. Наше исследование состояния глобального управления интернетом, опубликованное на веб-сайте New America, показывает, что 50-и странам — мы называем их Определяющей цифровой группой (Digital Deciders) — еще только предстоит однозначно выступить в поддержку «глобальной и открытой», или «суверенной и контролируемой» модели интернета. Поскольку решения по управлению интернетом все больше формулируются на национальном уровне, а не в международных организациях, то решение этих стран может повлиять на глобальный интернет в том виде, в каком он сегодня существует.

Те правительства, которые хотят иметь больший контроль над своими гражданами в интернете — например, за счет ограничения эффективности средств обхода цензуры, — возможно, захотят пойти по пути более глубокой фрагментации интернета. Само по себе изменение архитектуры интернета (хотя это более сложная задача) может предоставить значительно более основательный контроль над ним, чем просто введение инструментов фильтрования контента. Вместе с тем, правительства, пытающиеся лучше защитить свои страны от киберугроз, могут также найти свои причины для того, чтобы пойти по тому пути глубокой фрагментации интернета, по которому уже пошли Россия и Иран. Они могут ограничить связь с глобальной сетью под предлогом борьбы с иностранными кибератаками, и такой вариант, вероятно, является привлекательной опцией для многих влиятельных политиков по всему миру.

Подобные шаги, возможно, приведут к тому, что некоторые страны захотят расширить свои возможности для манипулирования интернет-протоколами, в том числе Протоколом пограничной маршрутизации (Border Gateway Protocol), через которые проходит глобальный интернет-трафик. Если какая-то страна в большой степени или полностью отключена от глобальной сети, то в таком случае, как говорят, уменьшаются опасения по поводу сопутствующего воздействия манипулирования трафиком. Это может также ограничить возможности использования манипуляций с интернет-протоколами против правонарушителей, хотя централизации контроля интернета способна привести к образованию других уязвимостей в этих странах.

Примеры России и Ирана свидетельствуют о том, что та фрагментация интернета, которую мы наблюдаем сегодня, не идет ни в какое сравнение с тем, что нас ожидает в ближайшее время. Возможно также появление значительных технических вызовов, способных помешать подобным усилиям, однако такие действия будут иметь масштабные последствия. Для тех стран, которые пытаются найти баланс между экономической выгодой использования интернета и регулированием онлайновых информационных потоков, китайская модель фильтрования на вершине сети, судя по всему, продолжает оставаться лучшим подходом. Однако для тех стран, которые, на самом деле, хотят серьезно ограничить информацию или защитить себя от угроз иностранных кибератак, более эффективным решением могут стать менее обратимые формы в области фрагментации интернета. 

0 комментариев
Архив