Архиепископ: Православные тоже говорят «Аллаху Акбар»
Архиепископ: Православные тоже говорят «Аллаху Акбар»
2 года назад 847

Единственный палестинский православный епископ в Святой Земле рассказал в интервью корреспонденту RT Надежде Кеворковой о страданиях палестинских христиан, о православных шахидах и Украине.

Архиепископ Севастийский Феодосий (Аталла Ханна) – единственный православный архиепископ-палестинец в Иерусалиме и Святой земле. Остальные иерархи Иерусалимского патриархата греки. Ему 49 лет. В Израиле его несколько раз арестовывали, останавливали на границе, лишали паспорта. Из всех клириков Иерусалима только он не имеет права на вип-проход в аэропорту. Когда он разговаривает по телефону, его речь полна слов, которые привычно слышать от мусульманина: «Альхамдуллилля! Иншалла! Машалла!» Ведь он говорит по-арабски, а Бог по-арабски — Аллах, христианин ты или мусульманин.

Каково быть палестинским епископом на Святой земле, владыка?

Во-первых хочу подтвердить, что я единственный палестинский епископ в Православном Иерусалимском патриархате. Есть мой собрат в Иордании, на Севере, в городе Ирбиде. Есть несколько палестинцев-священников. Я горжусь тем, что я принадлежу этому великому религиозному институту, которому больше 2000 лет.

Моя Церковь защищала и все еще защищает христианское присутствие на Святой Земле, святыни, которые связаны с жизнью Христа и с историей христианской  Церкви. Горжусь религиозной, духовной и национальной принадлежностью и принадлежностью к своей  родине. Я палестинец, принадлежу к этому духовному народу, сопротивляющемуся ради свободы и достоинства, чтобы реализовать свои мечты и национальное право.

Я на стороне этого народа, я разделяю дело палестинского народа, его проблемы. Мы, православные палестинцы, не отстранены от его тягот. Палестинская проблема – это проблема всех нас, и христиан, и мусульман, на равных. Это проблема каждого свободного мыслящего человека, призывающего к справедливости и свободе в этом мире.

Мы, палестинские христиане, страдаем, как и весь палестинский народ, от оккупации и тяжести экономической ситуации. От всего, от чего страдают мусульмане, от того же страдают и христиане – нет особых форм страдания для тех и этих палестинцев. Мы живем в тех же сложных обстоятельствах и преодолеваем те же трудности. Мы как Церковь и как индивидуумы защищаем этот народ и надеемся, что придет день, когда палестинский народ получит свою свободу и достоинство.

Люди приезжают в Святую землю и редко, когда у них есть возможность осознать положение палестинцев. Что вы можете сказать тем, кто хотел бы понять палестинскую проблему?

 Израильские власти относятся к палестинскому народу так, что мы никогда не можем это принять или одобрить. Прежде всего потому, что Израиль относятся к палестинцам как к иностранцам, как к чужим в нашей стране. Но мы не пришельцы и не чужаки на нашей земле. Палестинец никогда не был чужим ни в Иерусалиме, ни на Родине.

Израиль относится к нам, как к приезжим или временно тут пребывающим лицам или просто как к гостям. Мы – коренные жители страны. Это не мы приехали сюда. Но к нам относятся к нам, как будто нас перевезли отсюда или оттуда, как будто мы случайно недавно тут оказались. Это Израиль приехал к нам в 48 году, и в 67 они оккупировали Восточный Иерусалим. Мы тут находимся задолго до Израиля.

Когда Израиль приехал сюда, наши предки, отцы, деды тут жили много веков. Поэтому мы не принимаем отношения Израиля к нам как к чужакам и иностранцам на нашей родине и в нашей стране. Повторю со всей прямотой: от чего страдают христиане, от того же страдают и мусульмане – они страдают от израильских властей.

Православный палестинец, если он живет на Западном Берегу, испытывает такие же трудности, как мусульманин, если хочет посетить Иерусалим?

Когда приезжает человек из Бейт Джала или из Рамаллы и других городов,  чтобы посетить Иерусалим, они не спрашивают, христианин он или мусульманин. Они задают только один вопрос: «А у тебя есть разрешение и пропуск в Иерусалим или нет?»

Пропуск выдает Израиль, чтобы позволить палестинцу войти в Иерусалим. Без пропуска никто не может проехать. Израиль не различает, кто мы по вере. Все зависит от этого разрешения, которое они выдают мусульманам и христианам. Вдобавок Израиль присвоил и захватил многие участки православной  недвижимости. Они стараются вмешиваться во внутренние дела Православной Церкви, давят на палестинских христиан, используя различные для этого способы, чтобы они уезжали отсюда. На Святой Земле одно страдание – для христиан и мусульман.

Недавняя атака на французский журнал карикатур вызвала антиисламские марши в Европе. Нетаньяху шел в первых рядах этого марша. Какое у вас отношение к произошедшему?

Мы осуждаем эти атаки, которые произошли в Париже и которые совершили люди,  якобы представляющие какую-то религию. Но они не представляют никакой религии вообще — они убийцы. Это совершили люди, которые говорят, что они что-то исповедуют, но они не представляют религию Ислам и не могу выступать от имени Ислама, но они приносят вред и портят имидж Ислама своим поведением и делами.

В то же время как мы осуждаем террористические акты в Париже, также мы осуждаем террористические операции в Сирии и Ираке. Те же, кто совершили теракт в Париже и похожие на них, совершают теракты в Сирии и Ираке и совершают покушения на святыни, оскверняют храмы, похищают религиозных лидеров. Так же они совершают покушения на детей и на женщин хоть в Сирии, хоть в Ливане, хоть в Ираке.

Мы были свидетелями террористической операции в Триполи в Ливане три дня назад, в результате были убиты десятки невинных, которые ничего не совершили, кроме того что находились в кафе рядом.

Мы осуждаем террор в Париже, и в равной мере в остальных точках мира. Мы категорически против того, чтобы связывать этот акт с Исламом.

Мы сейчас готовимся к международной конференции, в которой примут участие религиозные деятели, христиане и мусульмане и иудеи из многих стран мира, чтобы сказать, что мы, представители трех единобожных религий, мы против террора, фанатизма, против насилия под лозунгом религии. Возможно, она пройдет в Аммане (Иордания).

Слова «Аллаху Акбар» в сознании западного человека приобрели характер некой угрозы. Христиане Святой Земли как относятся к этим словам?

Мы, христиане, тоже говорим «Аллаху Акбар!». Это выражение нашего понимания того, что Создатель велик. И мы против, чтобы эта идиома в умах была связана с террором или преступлением. Мы отказываемся связывать эти слова с резней и убийством.

Мы против эксплуатации этого термина в таком формате — они таким образом оскорбляют нашу религию и наши религиозные ценности. Те, кто использует эти слова при совершении каких-то нерелигиозных недуховных нецивилизованных поступков, вредят религии.

Аллаху Акбар – это выражение нашей веры.

Нельзя использовать эти слова для нерелигиозных целей – для того, чтобы оправдать насилие и террор.

В Церкви говорят «Аллаху Акбар»?

Конечно! Аллах для нас – не присущий Исламу термин, это арабское слово, которое  используется в арабском языке, указывает на Создателя, который сотворил этот мир, в котором мы живем. Поэтому когда мы говорим об Аллахе, в наших молитвах мы имеем ввиду Создателя всего этого мира. И в наших молитвах, и наших мольбах, и в религиозных церемониях в нашей православной Церкви мы употребляем именно это слово: пусть славится Аллах, да восславится Аллах во все времена.

Мы очень много раз употребляем слово Аллах во время литургии. Ошибочно полагать, что слово Аллах используют только мусульмане.

Мы, арабские христиане, употребляем слово Аллах в нашем арабском языке как обозначение и обращение к Создателю, которому мы молимся.

Фигура Христа провела линию фронта по Святой земле?

Мы, христиане, считаем, что Иисус уже явился. И Рождество, которое мы отмечали недавно, мы воспринимаем как воспоминание о том, как Иисус пришел в этот мир, родился в городе Вифлееме и начал свой путь тут, именно на этой благородной Святой земле, ради всего человечества и спасения этого мира.

И так, что касается нас, Иисус уже пришел. Евреи думают, что Иисус пока не пришел, и ждут его появления. Это главное разногласие между нами и евреями, потому что мы верим, что Иисус появился, а они считают, что еще нет. Несмотря на это, мы не враждуем с иудеями, не принимаем агрессию против евреев и против кого-либо в этом мире, даже если у нас есть разногласия в вероубеждениях.

Мы молимся за тех, кто не согласен с нами.

Иисус, когда пришел в этот мир, не сказал: ненавидьте того, враждуйте с тем,  игнорируйте того, воюйте против того,  убейте того или этого. Он нам сказал одно простое предложение: любите друг друга. Когда Иисус сказал нам «любите друг друга», любовь не была обусловлена тем, какой человек, не была поставлена в зависимость от его дел.

Если мы действительно настоящие христиане, наш долг любить всех людей и относиться положительно ко всем людям и общаться с ними с любовью.

Если мы видим человека грешного, заблудшего, далекого от Бога, от веры, который ведет себя неправильно, то наша обязанность молиться за него, даже если он далек от нашей религии и отличается от нас.

О тех, с кем у нас разногласия по религии, мы молимся, чтобы Бог вел их правильным путем.

Ненависть, злоба, упреки в неправильности веры не являются составляющей частью нашей этики как христиан. Это является основным разногласием и отличием между нами и иудейской религией.

Еврейская религия, которая была до Иисуса, это религия людей, которые ждали появления Иисуса. И есть много евреев, которые последовали за ним, а те, кто не поверили, отказались от него. Мы знаем, как Иисус был гоним и как были гонимы первые христиане.

Например, царь Ирод убил тысячи детей в Вифлееме, думая, что Иисус будет среди них. В евангельской книге «Деяния апостолов» и в церковном предании много фактов о гонениях и преследованиях первых христиан.

Но мы все равно смотрим на каждого человека, у которого с нами разногласия по религии, как на брата по человеческому роду, так как Аллах сотворил нас всех, он дал нам жизнь, поэтому наша обязанность и долг любить каждого человека и молиться за тех, кто ошибается или неправильно понимает, чтобы Аллах вел его правильным путем.

Вот поэтому христиане и мусульмане испытывают гонения?

Мы не разделяем палестинский народ – не смотрим, кто христианин, кто мусульманин, религиозный он или светский или левый, к какой он партии принадлежит. Мы не разделяем народ на основе убеждений и религиозных течений. Это не имеет значения для народного сопротивления – мусульмане они или христиане.

Несмотря на политические взгляды, все палестинцы имеют активную позицию в осуществлении прав палестинского народа на достижение их мечты.

Да, есть христиане, которые погибали, начиная с 48 года до сего дня. Есть христиане, которые были изгнаны из домов. Есть целые христианские деревни, которые были полностью уничтожены, где не осталось ни дома, ни жителя, например в аль Галиль (Голанские высоты).

Также есть и узники-христиане. Конечно, их меньше, чем мусульман, но они есть. Поскольку нас вообще численно меньше, чем мусульман, но у нас есть шахиды,  которые были убиты, и узники, которые много лет пробыли в заключении.

Христиане страдают от израильской оккупации, как и мусульмане – весь палестинский народ страдает от оккупации. Они вообще не делают различия между нами.

Есть нюансы в положении христиан в Святой земле?

Вот пример. Один из множества. Он связан именно с Русской православной Церковью. В Западном Иерусалиме есть церковь Св. Троицы Московского патриархата. Все сооружения вокруг нее принадлежали именно Российской православной Церкви, но после 1948 года Израиль воспользовался тогдашней ситуацией в России и захватил некоторые из этих зданий, где разместили полицию и тюрьму, с жестокими пытками.

Кто-то произносит «москобия», подразумевая, что говорит о чем-то, связанном с московской церковью, с чем-то священным и духовным, а первая мысль, которая приходит в голову иерусалимского палестинца – это пытки, полиция, допросы и тюрьма.

В Назарете, например, слово «москобия» ассоциируется исключительно со старой русской школой, из которой вышел цвет палестинской культуры, ученые, политики.  Она хоть и была закрыта после революции 1917 года в России, но слава ее до сих пор жива. Это только для иерусалимских палестинцев.

Известно, что некоторые евреи, выходцы из России, стали христианами. Но они, как правило, не афишируют свою религию. Каково отношение в евреям-христианам в Израиле?

Израильское общество не принимает, чтобы кто-то из евреев обратился в любую другую религию, будь это христианство или что-то еще. Потому что они считают, что евреи в Израиле должны остаться иудеями и израильтянами и сохранять лояльность сионизму и государству, которое они называют еврейским или государством израильского народа.

Следовательно, каждый еврей, кто решает изменить свою религию и войти в христианство, а это встречается не так часто, становится изгоем и оказывается под прицелом. Его преследуют, не оставляют в покое, он становится нежелательным, на него смотрят с подозрением – особенно, в религиозной части еврейского общества.

В Израиле есть те, кто не придерживается религии. В светском обществе этому не придают большого значения.

Какое отношение у палестинских христиан, прежде всего у православных, к событиям в Украине?

Я не хочу говорить сейчас о политической стороне. Важен религиозный аспект. В Иерусалиме, как и во всех Православных церквях мира, мы не признаем иной церковной власти в России и Украине, кроме Московского патриархата. Для нас это историческая Российская православная Церковь, которую сегодня возглавляет патриарх Кирилл. Мы признаем только патриарха Кирилла и Российскую Церковь.

Мы не признаем раскольнические образования, которые отпали от Московской Церкви, будь это на Украине или в другом месте. И кто к нам приходит на службы из Украины, из православных, чтобы мы их принимали, чтобы они участвовали в богослужении и причастии, он должен принадлежать к Церкви Московского патриархата.

Мы обеспокоены расколами в Украине.

Что касается религиозного аспекта ситуации, я считаю, что все православные чада в Украине должны быть в составе Московского патрархата, которая есть Мать- Церковь. Возможно, на каком-то этапе православная Церковь Украины получит самостоятельность и независимость, но это должно произойти в координации и сотрудничестве с Московским патриархатом.

Церковная дисциплина не допускает самовольного отпадения от Церкви. Московская Церковь долгое время была частью Константинопольского патриархата, а потом стала независимой.

Мы не против независимости Церквей, но это должно произойти корректно.

В настоящее время на Украине произошли разделы и расколы внутри Церкви — это неприемлемо. Может быть, сегодня разногласия между Украиной и Россией  подпитывают раскол и увеличивают разногласия между Церквями.

Я желаю, чтобы Украинский кризис разрешился через диалог и пришел к мирному общему разрешению, прекратив насилие и бойню. Христианам не нужны ни войны, ни убийства, ни резня. Этот политический кризис должен быть разрешен мирным путем. А на членов Церкви возлагается ответственность работать на то, чтобы преодолеть разделы и расколы. Православная Церковь на Украине сильная, потому что большинство народа исповедует православие.

Неприемлемо для нас сохранение раскола. Надеемся, что усилия со стороны Московского и Константинопольского патриарха объединят Украинскую Церковь. Я считаю, что раскол можно остановить, и те, кто сейчас в расколе, смогут воссоединиться. Но для этого нужно смирение, вера и желание. Мы молимся за православную Церковь на Украине.

0 комментариев