Капля слезы
Капля слезы
2 года назад 1851
Бекен Кайратулы

Эту историю рассказывает знаменитый имам и факих г. Багдад Ахмет ибн Мискин: «Это случай произошел со мной, когда я жил в г.Балхе». В то время шейх Хорасана, алим проповедник, великий аскет, из-за хороших решений прозванный народом «Ведущий уммы» Абдурахман ибн хатим Абу Юсуф был в Балхе. У него имелось специальная аудитория для проповеди. Однажды я поехал к нему. Шейх передал через учеников, что он опоздает на проповедь по каким-то делам.  Я тоже ожидал его вместе со всеми. Через время собравшиеся люди предложили: «Пусть до прихода шейха кто-то из нас проведет проповедь». Один из учеников шейха поддержавший предложение собравшихся людей подошел ко мне и внезапно повел меня за руки к минбару шейха и сказал: «О, Ахмед ибн Мискин, вы получали знания из уст Багдадских учёных, вы были соратником Ахмед ибн Ханбала, прозванный народом «Шейхуль Ислам, который был имамом Ахли сунны и основал медресе Ханбалитского мазхаба.  Вам преподавал сам Бишар ал-Хафи – лидер благочестивости, который был образцовым человеком после сподвижников.  Вы достойны, проводить здесь проповедь!».  После такого почетного представления публика обратила на меня внимание. Внимание аудитории разбудил во мне мой нафс. «Уаллахи! Это тоже испытание», - подумал я про себя.

Чем еще может быть, кроме как не испытанием внимание массы. Это именно, то испытание, которое порождает в человеке стремление к известности, испытание горделивости, ведь человек поверив в то, что он уровнем выше людей, начинает зазнаваться.  Это и есть самое тяжкое испытание бренной жизни. Я занервничал, подумав, что в моём сердце появится стремление к показухе и все мои деяния понесут урон. Для того, чтобы бы все было ради Всевышнего, я напомнил народу о важности ихляса и, обуздав свой нафс, начал рассказывать историю из своей жизни.

Рассказ Ахмед ибн Мискина

Это было в 219 году по хиджре. В то время я жил в Багдаде вместе с женой и сыном. Мы столкнулись с трудностями жизни, страдали от голода.  Бедствовали. В доме было жарко. В один день из-за голода начала плакать моя жена, к ней присоединился и сын.  От беспомощности я чуть было не сгрыз дерево от дома. Потом ко мне пришла мысль: «Ведь дерево не съешь, а продав дом можно прокормить семью». Я вознамерился продать дом. Я очень переживал, ведь продать дом, означало остаться без крова. От переживаний меня мучила бессонница. И я пришел в четвертой половине ночи в мечеть и совершил намаз. Просил Бога о благодати. В таком состоянии я просидел в мечети до утреннего намаза. После участвовал в утреннем коллективном намазе. Затем с раскрытыми ладонями я просил Бога: «О, Милостивый, Милосердный Аллах.  Я прошу у тебя помощи от бедности, прошу у тебя защиты с помощью терпения и прошу тебя быть довольным мной.  Прошу силы для терпения и довольство от предписаний. О, Рахманир рахим». Я просидел там еще какое-то время.  Солнце поднялось довольно высоко и наступило позднее утро. Я вышел из мечети и начал поиски покупателя моего дома. Если я смогу продать дом, то голодающая жена и сын, смогли бы покушать.…   

Бродя по улице в переживаниях, я встретил старого друга Абу Насыр Ас-Сояда. Я сказал ему: «Ей, Абу Насыр, я собираюсь продать свой дом, я впал в нищету.  Моя жена и сын голодают уже несколько дней напролет. Ты никого не знаешь, кто бы мог купить мой дом? Прошу одолжи мне денег, я должен прокормить семью, если я продам дом, то верну долг».

- Твое положение настолько плохое? – спросил он.

- Да, именно так, – ответил я.

- Тогда пока возьми вот это, там благодать дарованное шейху, - сказал он, и протянул мне какой-то сверток. Я открыл его, там оказалось только две кусочки хлеба и немного халвы. «Пока возьми это, и прокорми семью, а я найду покупателя или того, кто в состоянии одолжить тебе деньги». Поблагодарив друга, я спросил: «Что значит благодать дарованное шейху?».

 

Благодать шейха

- День назад я был в таком же положении, в каком ты сейчас, - начал он. На мою удочку не попалась не одна рыба. Голод подкосил мою семью. После этого я впал в уныние. Вчера после пятничного намаза, шейх Багдада имам Бишр ал-Хафи увидев моё печальное состояние, спросил:

- Почему ты горюешь?

- Уаллахи, я переживаю за свою семью, они голодают, мне нечего продать, - ответил я. Тот в ответ: «Аллаху мустаъан (У одного Бога просим о помощи), возьми сеть и следуй за мной». Мы прибыли на место рыбалки. Шейх совершил омовение и приказал мне сделать то же самое. Затем приказал совершить намаз из двух ракаътов, и сам тоже совершил намаз. После намаза он искренне делал дуа с пожеланиями о  благополучии. Потом приказал: «Закидывай сеть». Я закинул сеть. По истечении немного времени я заметил, что на мою сеть что-то попало.  Я потянул, оказалось тяжелым.  Я сам не осилил. Я призвал шейха на помощь, и мы вдвоём вытащили сеть. О, Аллах! Там была огромная рыба, какую я в жизни не видел. И я воздал хвалу Всевышнему Аллаху. Я хотел было взять её с собой, но опять не смог, снова мне помог шейх. Он положил мне рыбу на плечи и сказал: «Продай её на рынке и прокорми семью». Поблагодарив шейха, я направился на рынок. Перед входом рынка ко мне обратился один торговец: «Вы не продадите мне эту рыбу?» - спросил он. Я в ответ назвал очень высокую цену. Уаллахи, тот без торга купил мою рыбу. На эти деньги я купил хлеб и халву, и прокормил семью. После их приема пищи я заметил, что от них еще осталось немного халвы и хлеба.  Я решил отдать их хорошему человеку – Бишр ал-Хафию. Пошел к нему домой и постучался в дверь.  «Кто это?» - спросил он за дверью.  «Это я, Абу-Насыр ас-Сояд»- ответил я. «Если ты несёшь что-то в мой дом, оставь его за дверью, ничего не бери с собой» - сказал он. Оставив халву с хлебом снаружи, я вошел в дом. Сказал причину появления в его доме: «Хвала Всевышнему Аллаху! Я решил отдать то, что осталось от моей семьи, в качестве благодарности за вашу помощь». Шейх засмеялся и сказал следующее: «Если бы я угостил себя этой пищей, то не было бы той рыбы», т.е. если бы за хорошие деяния мы получали подарки, то не было бы той рыбы. Аллах принял мои мольбы и даровал нам рыбу. Это вознаграждение за то, что я был далёк от сомнительного поступка. Если люди начнут брать плату за благие деяния и мольбы, то и рыбы не видать и не благодати, и мольба не будет услышано Всевышним Аллахом. В итоге шейх вернул мне свёрток. Я сейчас иду от него, это теперь нужно тебе, возьми и отнеси домой, а я пока найду покупателя твоего дома или того, кто сможет одолжить тебе денег.

Я сильно обрадовался. Теперь у меня есть, то чем я смогу хоть на время прокормить семью. После мне стало грустно, из-за того, что я оказался в таком положении и получаю милостыню от кого-то. Но, несмотря на это, мне казалось, что я понял суть мудрости шейха. Мне казалось, что это история имеет более глубокий смысл. Я не смог забыть слова шейха: «Если бы я угостил себя этой пищей, то не было бы рыбы». Когда я шел домой, думая о благочестивости шейха, об его отречении от мирских дел, об его вере в уповании в Аллаха, о силе его надежды на то, что Всевышний Аллах дарует ему благодать. По дороге меня остановила одна женщина с мальчиком, которая просила милостыню. Женщина обратилась ко мне со словами: «Ей, господин! Этот мальчик сирота, прокормить его некому, он может умереть с голода, если у тебя что-то есть угости его, пусть Аллах будет милостив к тебе». Мальчик не отрывал глаз от моего свёртка. Я посмотрел на мальчика: «В его глазах были больше проблески умоляющего человека о помощи Всевышнего Аллаха,  чем тысячу поклоняющихся людей. Да, его жалкий вид действительно был таким. Я был между двух огней. Сейчас я должен был решить прокормить жену и сына или эту женщину с мальчиком. Я сравнивал положение двух сторон. В один момент мне показалось, что рая удостоится тот, кто прокормит этих бедняков. Люди вокруг словно слепые, ничего не замечают. Еще одно испытание…. Я вспомнил жену и сына, которые со вчерашнего дня ничего не ели. Если я угощу сына и жену – благое дело, но если я, моя жена, сын проявят терпения, мне воздастся не одно, а несколько вознаграждении от Аллаха. За мое терпение, за терпение моей жены и сына, за радость этой женщины и мальчика – за всё это воздалось бы мне.  «Если нужно проявить терпение, я таки и поступлю. Ведь Пророк тоже проявлял терпение? Абубакр тоже голодал несколько дней. А, Ибн Омар разве не голодал?». В исламском праве есть понятие «Йатуи», которое означает спать в голоде несколько дней. Я начал вспоминать сподвижников и учёных, которые пережили бедность. Ведь они проявили терпение и я должен проявить терпение. Я уговорю семью, а эти двое действительно в бедственном положении. «Возьми это и прокорми мальчика» - сказал я этой женщине. В тот миг на глазах женщины навернулись слёзы. Мальчик восторженно начал смеяться. Глядя на них, я не смог обрадоваться вместе с ними. Я совершил дуа за них и пошел дальше. Это нищие были очень рады и ели то, что я им дал, а я горевал еще больше. Как я покажусь семье, ведь я отдал имеющиеся немного еды другим. Так я решил не появляться дома. У меня не хватило духа посмотреть на плачущую жену и сына. Близилось время обеденного намаза. Я сидел в тени мечети с мыслью «Кто же купит мой дом» и грустил.

Откуда взялась рыба?

В один момент я услышал голос Абу-Насыр ас-Сояда, который искал меня: «Ей Ахмед ибн Мискин где ты?». Он был очень радостным. «Что случилось?» - спросил я. «Ей Ахмед, в твой дом пришло благо и богатство» - сказал он. От растерянности я произнёс: «Субханаллах! Ей Абу Насыр, откуда взялась рыба?».

Друг поведал мне следующую историю. После встречи с тобой мне встретился добрый человек, который согласился одолжить тебе деньги. Когда я с деньгами и продуктами направился к тебе домой, я увидел по дороге одного торговца, который делал объявление: «Знает ли кто-нибудь Мискин Басриа?». Собравшиеся отвечали: «Нет, не знаем». Мы знаем Мискин Багдати, это не тот, кого вы ищете? – спрашивали люди. Тот настаивал на своём: «Мне нужен Мискин Басри». Я знал, что твоего отца звали Мискин Басри, а после смены место жительства его называли Мискин Багдати. Я рассказал об этом торговцу и тот спросил: «Тогда где он?». Я поинтересовался у него: «Зачем он нужен тебе?». Торговец рассказал следующую историю: «Я торговец из Басры.  Мискин ал-Басри (отец Ахмета) тридцать лет тому назад дал мне немало имущество.  Я тогда впустую потратил его деньги и не смог вернуть их ему». Я сказал ему: «Я пока не в состоянии возвращать вам ваши деньги, я займусь делом в другом месте.  Как только соберу нужную сумму, ради довольства Аллаха я сразу же верну вам ваши деньги». Он согласился. Таким образом, я занялся торговлей, после долгих трудностей Всевышний одарил меня богатством. Я постоянно был занят торговлей и поэтому до сегодняшнего дня не смог вернуть долг. Этот караван полностью принадлежит Мискин Басрию. Эти верблюды, золото и серебро, одежда всё это его имущество. Я сначала отвёз караван в Басру, оказалось, что он переехал в Багдад. Поэтому я здесь».

После этого случая я искал тебя, караван мы доставили твоей жене. «Субханаллах!» - сказал я. В тот момент я вспомнил слова шейха: «Если бы я угостил себя этой пищей, то не было бы той рыбы». Мы с другом пошли ко мне домой. Перед дверью стоял караван. Моя жена, с сыном насытившись, принялись раздавать милостыню нуждающимся. Субханаллах! Всего несколько часов назад я был нищим, а теперь вот ….

Таким образом, я стал одним из крупных торговцев. Выражая благодарность Господу, я стремился совершать благие поступки. Помогал бедным и нуждающимся. Получил образование и делился знаниями.

- Уважаемый джамагат! Я не зря рассказываю вам эту историю, которая произошло со мной 11 лет назад – сказал Ахмед Мискин. Недавно мне приснился сон. Мне кажется, та история из моей жизни имеет связь с этим сном. Собравшиеся люди в один голос попросили: «Ей, Ахмед, какая связь может быть между ними, расскажи нам свой сон, пусть Всевышний будет доволен тобой».  

Вторая история Ахмед ибн Мискина

Во сне мне приснилось, будто бы наступил Судный день. Были установлены весы, и я видел, что собирались взвесить мои деяния. Итак, ангелы положили мои хорошие деяния на одну чащу весов. Благие поступки (милостыни, которые я дал, прочитанные мною лекций) были огромными словно горы. На другую чащу весов были поставлены мои грехи. Они были ничтожно малы. Эти ничтожные грехи оказались тяжелее моих огромных деяний. Они были настолько легкими, что все были удивлены этим. Я взглянул на проведённые лекций и проповеди, которые имели очень глубокий смысл, там обитал червь. Оказывается, мои огромные благодеяния имели червоточину. Это червь лишил меня моих благодеяний. От огромных благодеяний осталось только наружная сторона, внутри было пусто. На самом деле червь это – похвала людей. Я поддался на лестные слова вроде «Какой же образованный этот учёный» и мысль что «я образованный» погубил меня, превратившись в червь. Оказывается, я поверил на восхищение «Машаллах, какой прекрасный учитель!». Пришло время взвешивания моих подаяний и милостыни. Выяснилось, что я подал милостыню более тысячам людей, спас от голода и нищеты много людей. Построил в нескольких местах большие мечети. Все эти благодеяния не имели веса. Опять червь испортил их, т.е. стремление получить известность и быть знаменитым как щедрый человек превратился в червь. Таким образом, чаща благодеяний опустела. Даже богослужения лишены вознаграждения Аллаха. За всеми совершенными намазами, за выполненным постом и паломничеством, за выплаченным закятом стояли хвалебные слова людей. Ауузу биллах! (Я прошу защиты у Бога!). Чаща благодеяний пуста. Были слышны чьи-то голоса, которые говорили: «Теперь у него ничего не осталось, значит, он обречён на ад». Тогда кто-то сказал: «Вот это есть, вот это». И люди, и я повернулись, чтобы посмотреть, это был сверток с двумя кусками хлеба и немного халвы, и они тоже были поставлены на весы. «Да, это же милостыня, которую я дал бедной женщине и мальчику». Опять слышно чей-то голос.  «Что случилось?» - спросили мы. Оказывается, вознаграждение от Всевышнего Аллаха за милостыню полностью мне не принадлежит, часть причитается Абу Насыру. «Это итак небольшая вещь, половина вознаграждения не моя, какой толк от него?» - думал я про себя. Один кусок хлеба оказался тяжелее тех грехов и перевесил немного. Кажется, до полного избавления от грехов осталось немного. Вокруг говорили, что все благодеяния были поглощены червём, и имеется одно единственное благодеяние.  Что за благодеяние? – спросили люди. Все терпения, проявленные во время голода женой, сыном и мной обрела форму, и появилось передо мной, а на весах они имели существенный вес. Теперь осталось совсем немного. Поступил приказ: «Что-то еще имеется, ищите». Ничего не получилось. Меня собираются отправить в ад. Все кончено. В этот момент был слышен чей-то голос, который сказал: «Имеется маленькая вещь». «Что это?».  «Капля слезы женщины от радости за угощение мальчика». Кто-то в ответ говорит: «Какой толк от капля слезы?».  «Нет, её тоже положите на весы». Одна капля слезы была поставлена на чащу весов. И это капля слезы начала увеличиваться и превратилось в озеро, после в море. В один миг из моря выпрыгнула одна рыба и плюхнула на чащу благодеяний. Чаща благодеяний перевесила чащу грехов. Были слышны голоса, которые твердили: «Спасся, спасся!». Я проснулся от крика: «Алхамдулиллах! Я спасся!». После я не смог забыть два предложение. Первое: «Откуда взялась рыба?», второе: «Если бы я угостил себя этой пищей, то не было бы той рыбы». Все хвала Всевышнему Аллаху Господу миров!

Перевод с казахского - Айнагуль Джумагазиева

0 комментариев