"Когда меня спрашивают, как я стала мусульманкой..."
"Когда меня спрашивают, как я стала мусульманкой..."
25 дней назад 1216 www.islamreligion.com/
Диана Чарльз Бреслин, бывшая католичка

Прочитав Библию, убежденная католичка разочаровывается в религии, однако глубокая вера в Бога побуждает ее изучать другие вероубеждения.

Когда меня спрашивают, как я стала мусульманкой, я отвечаю, что всегда верила в ОДНОГО и ЕДИНСТВЕННОГО, но что на самом деле это означает, я поняла только познакомившись с религией Ислам, из книги Коран.

Но сначала я немного расскажу о моем американском строгом традиционно католическом воспитании.

Я была настоящей католичкой.

Отучившись три года в семинарии, мой отец ушел, чтобы стать миссионером. Он был старшим из тринадцати детей. Все они родились и выросли в пригороде Бостона. Две его сестры стали монахинями, как и тетя со стороны матери. Младший брат отца провел в семинарии 9 лет, но оставил учебу как раз перед тем, как дать невозвратные обеты. Бабушка просыпалась на рассвете, когда остальные еще спали, одевалась и поднималась в церковь на холме, чтобы послушать утреннюю мессу. Я запомнила ее строгой, справедливой, сильной и доброй и, что было так необычно в те времена, глубоко убежденной  женщиной. Я уверена, она никогда не слышала об Исламе, и пусть Господь судит ее по той вере, которую она хранила в сердце. Многие, кто никогда не слышал об Исламе, обращаются к Одному Богу инстинктивно, хотя и унаследовали религию предков.

В четыре года я пошла в католический детский сад. Следующие 12 лет я провела впитывая учение о Троице. Меня окружали кресты – на монахинях, на стенах классов, в церкви, куда мы ходили едва ли не каждый день, и почти во всех комнатах нашего дома.  Статуэтки и святые образы были дома повсюду: маленький Иисус и его мать Мария – в окружении ангелов и святых, иногда веселые, иногда грустные, но с неизменно светлыми лицами с английскими чертами.

Помню, как собирала  сирень, лилии и плела букеты, чтобы потом положить у подножья самой большой статуэтки Девы Марии в доме. Я вставала на колени и молилась, наслаждаясь ароматом свежих цветов и тихо восхищаясь длинными ниспадающими каштановыми волосами Марии. Сейчас я могу с уверенностью заявить, что ни разу не молилась самой Марии, и никогда не чувствовала, что она сама может помочь мне. То же самое я ощущала, перебирая по ночам молитвенные четки. Я повторяла «Отче Наш» и «Аве Мария», но сердцем говорила: я знаю, Всемогущ только Ты, а я повторяю это только потому, что это все, что я знаю.

На двенадцатый день рождения мама подарила мне Библию. Католикам крайне нежелательно читать что-либо, кроме Балтиморского Катехезиса, одобренного Ватиканом, но я с огромным желанием начала читать то, что , как я надеялась, будет рассказом от моего Творца и о Нем. Чем больше я читала, тем больше запутывалась.  Книга была явно творением человека, запутанным и сложным для восприятия. Увы, это было все, чем я располагала.

Став подростком, я все реже посещала церковь, как и многие из моего поколения. К двадцати годам я не была приверженкой какой-либо определенной религии. Я много читала о буддизме, индуизме и даже пыталась ходить в местную баптистскую церковь. Все эти религии не могли удержать мой интерес.  Первые две были слишком экзотичны, последняя – чересчур провинциальна. И все же за все годы поиска не было ни дня, когда я не разговаривала бы с Богом. Особенно перед сном я благодарила его за всю милость, оказанную мне, просила о помощи… Каждый раз я обращалась к тому же ОДНОМУ и ЕДИНСТВЕННОМУ, уверенная в Его любви и заботе, и зная, что Он слышит меня. Никто не учил меня этому, это исходило из глубины души, инстинктивно.

Ислам заставил Диану вновь полюбить Иисуса и Марию, но уже по-новому – по-настоящему.

Какие они - другие люди?

Впервые о Коране я услышала, готовясь получить степень магистра. Раньше, как и большинство американцев, я считала арабов таинственными, темными хищниками, стремящимися завладеть нашей страной, пошатнуть цивилизацию. Об Исламе никогда не упоминалось, только о грубых, нечистоплотных арабах, верблюдах, шатрах в пустыне… Учась в религиозной школе, я всегда думала о тех, других людях. Иисус ходил по земле Ханаана, Назарета, Галилеи, но у него были голубые глаза, как и у нас. Какими же были другие, не похожие на нас люди? В цепи явно недоставало звеньев. Первое впечатление о других людях мы получили во время арабо-израильской войны в 1967 г. Они предстали перед нами врагами. Но, непонятно почему, они мне нравились. До сих пор я не могу найти разумного объяснения, возможно, потому, что они были моими братьями-мусульманами.

В 35 лет я прочла первую страницу Корана: просто хотела  познакомиться с религией жителей изучаемого мной региона.  По Воле Бога я открыла суру «Му’минун» (Верующие):

«Воистину, ваша религия – религия единая, а Я – ваш Господь. Бойтесь же Меня! Но они разорвали свою религию на части, и каждая секта радуется тому, что имеет. Оставь же их  в невежестве до определенного времени» (Коран, 23:52-54)

После первого же прочтения я поняла – это была истина, ясная и убедительная, открывающая сущность человечества и подтверждающая все, что я изучала, будучи историком. Жалкое отрицание истины, беспрестанное стремление быть лучше кого-то, нежелание увидеть подлинный смысл существования – все выражено в нескольких строках! Ощущение себя лучшим, избранным из-за принадлежности к определенному народу, расе, языку, стране – это лишь притворство, маска, скрывающая  простую реальность, которую человечество должно принять с радостью: мы в этом мире для того, чтобы служить ОДНОМУ ЕДИНСТВЕННОМУ Творцу, Которому принадлежит все.

 Я по-прежнему люблю Иисуса и Марию

В детстве я часто читала молитву: «Святая Мария, Матерь Божия, молись о нас, грешных, ныне и в час смерти нашей. Аминь». Только сейчас понимаю, насколько неверным и порочным было представление Марии матерью Бога. Достаточно относиться к ней как к избранной над остальными женщинами для великой миссии: стать матерью-девой. Мама часто обращалась к Марии, говоря, что она тоже мать и поймет волнение, беспокойство другой матери. Маме, да и остальным, было бы хорошо подумать, как иудеи того времени обвинили пречистую деву в мерзком грехе. Вера в Бога, уверенность в Его защите помогли Марии снести все унижения.

Глубокая вера Марии, ее твердое упование на Милость Бога говорят о ее превосходстве над другими женщинами, и, в то же время, избавляют ее от оскорбительного утверждения, будто она – мать Господа, которое еще более унизительное, чем былое обвинение иудеев. Будучи мусульманином, человек любит и почитает Марию, однако особое, высшее место в сердце отводит Богу. Это необходимо, чтобы заслужить Рай, ведь именно законам Бога человек обязан подчиняться, именно Он станет судить в День, когда никто не сможет помочь, именно Он сотворил нас, Иисуса и Марию, Мухаммада.  Все были рождены, умерли или когда-либо умрут. Господь же вечен.

Иисус (Иса на арабском) никогда не называл себя Богом и неоднократно повторял, что был послан. Вспоминая детство, я понимаю, что причиной моего постоянного замешательства было утверждение церкви, будто Иисус был кем-то больше, чем признавал сам. Священники так подтверждали созданную ими идею Троицы, которая впоследствии стала причиной искажения Писаний, данных Моисею (Тора) и Иисусу (Евангелие).

Если честно, достаточно признать Иисуса пророком, посланником, пришедшим с вестью от Единственного Бога. Приняв Иисуса таковым, да благословит его Аллах и да приветствует, для нас уже не представляет сложности принять Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует, его младшим братом, который явился с тем же призывом – поклоняться Одному Богу, сотворившему все, и к Которому мы когда-нибудь вернемся. Тогда их внешность, принадлежность становится совершенно не важной. Будь они арабами, евреями, голубоглазыми, кареглазыми, брюнетами, блондинами – какая разница? Все, что по-настоящему имеет значение – это их учение. Сейчас, когда я знакома с Исламом, думая об Иисусе, я ощущаю ту связь, которая бывает в счастливой семье – семье верующих. Иисус был мусульманином – покорившимся своему Господу.

Первая из десяти заповедей гласит:

«Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим».

Любой, кому известно значение «Ля иляха илля Аллах» (нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха) увидит сходство с заповедью. Теперь я могу покончить со всеми противоречиями, несовпадениями и узнать настоящую историю пророков.

«Они говорят: "Милостивый взял Себе сына". Этим вы совершаете ужасное злодеяние. Небо готово расколоться, земля готова разверзнуться, а горы готовы рассыпаться в прах от того, что они приписывают Милостивому сына» (Коран, 19:88-90).

Диана рассказывает о принятии Ислама, новой жизни и молитве за Америку.

Мой путь к Исламу

После трех лет исканий и изучения Корана я решила стать мусульманкой. Конечно, меня пугали перемены – в еде, привычках, одежде. Музыка и танцы занимали большое место в моей жизни. Я не мыслила себя без бикини и коротких юбок. Я не была знакома с мусульманами. Там, где я жила, их почти не было, если не считать нескольких эмигрантов, едва понимающих английский, а дорога до ближайшей мечети тогда занимала около часа.  На пятничных молитвах, когда я пыталась что-либо для себя выяснить, на меня бросали подозрительные взгляды, будто я шпионка (как, кстати, происходит и по сей день на многих мусульманских собраниях). У меня не было ни одного знакомого мусульманина, кто мог помочь.

Как раз тогда от рака скончался мой отец. Я стояла у его постели и буквально видела, как ангел смерти забирает душу. Отца охватил страх, и слезы текли по его щекам. Его роскошная жизнь – с яхтами, загородными клубами, дорогими машинами (все благодаря ростовщичеству) – подошла к концу.

Мне захотелось принять Ислам тут же, пока еще есть время, измениться, а не блуждать в поисках лучшей жизни. Через некоторое время я приехала в Египет. Я изучала чудесный арабский язык. Здесь начался долгий путь, который привел меня к простой истине: Бог – Один, Вечный, Который не был рожден, не родил, и нет ничего и никого, подобного Ему. 

Как результат этого - равенство людей, которое так привлекало меня. Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и да приветствует, сравнивал людей с зубьями расчески – все они равны, а лучшие те, кто благочестив.  Благочестие – это любовь и боязнь одного только Бога. Чтобы таковым стать, важно познать Господа, полюбить Его. Я начала учить арабский, чтобы понимать Слово Аллаха на языке, на котором оно было ниспослано.

Изучение Корана перевернуло всю мою жизнь. Больше я не хочу стремиться к земным благам. Ни машины, ни дорогая одежда и поездки более не манят меня в мир, в котором я однажды так прочно осела.  Я искренне наслаждаюсь жизнью верующего человека. Увы, многие считают, что моя вера теперь не в сердце, а только в поступках. Но я больше не боюсь лишиться кого-либо из друзей или родных. Если Господь пожелает сблизить нас, так тому и быть. Я знаю, Господь дает мне именно то, что мне нужно – ни больше, ни меньше. Я больше не ощущаю грусти или замешательства, не жалею ни о чем, ведь у меня есть Господь, Который заботится обо мне. Он – Тот Единственный, о Котором я всегда знала.

Молитва за Америку

Каждый день я молю Всемогущего Бога дать возможность каждому американцу познать Его. Большинство американцев просто неверно информировано и не знают о настоящем Исламе. Все говорят в основном о политике, которая основывается на поступках человека. Но пора сосредоточиться на деяниях пророков, ведь все они пришли вывести нас из тьмы к свету. Сейчас Америка явно пребывает во тьме – представляет Ислам искаженно. Я молю Бога о свете истины, который так нужен. Последовать ли за ним, пойти ли путем Ислама – решать нам самим, но чиня для него  препятствия, люди делают  только хуже. Я желаю светлого будущего для своей страны и верю – знания людей об Исламе непременно помогут моим мечтам сбыться.

 

0 комментариев