Ключи от Каабы или один из уроков справедливости Пророка
Ключи от Каабы или один из уроков справедливости Пророка
2 года назад 871 idrak.org.az
Теймур Атаев

Как часто мы обсуждаем и осуждаем тех, кто, по нашему безапелляционному мнению, действует несправедливо. Проезжаемся мы и по лицам, кого уверенно считаем «неправедными», вследствие предпринятия ими неадекватных (по нашему единственно 100-процентно верному мнению) шагов в тех или иных вопросах.

Однако, когда дело доходит до нас и нашего ближайшего окружения, мы частенько закрываем глаза на непрощаемое в других. Речь тут далеко не о попытках смягчить ситуацию, а как бы затушевать отрицательные тенденции путем искусственного придания черному оттенков белого.

Ну, а затем все начинается по кругу - новые обсуждения, осуждения «неправильных», до тех пор, пока в круговороте событий не оказываемся мы сами или наши близкие. Здесь нам вновь и вновь изменяет чувство справедливости. Да, нельзя не согласиться, что «человек создан слабым» («Женщины»: 28), но ведь действия являющегося «печатью пророков» («Сонмы»: 40) Мухаммеда (да благословит и приветствует его Аллах) несли в корне иной отпечаток. Его справедливость не знала границ, даже если ему приходилось принимать меры, непопулярные среди ближайших родственников-сподвижников. Однако, внутренний позыв посланника на однозначное исполнение предписаний Всевышнего не позволял ему действовать иначе. Так не нам ли брать пример с него?

Ключи от Каабы и право на источник Замзам

Согласно Ибн Хишаму, к середине V в. курайшиты, изгнав под предводительством Кусая из Мекки племя хузаитов, овладели городом. Кусай «стал хранителем Каабы», провозгласив себя «правителем своего народа и населения Мекки». Ему, в частности, «принадлежали» воды «источника Замзам, право на сбор продуктов питания для паломников», а также «ключи от храма Каабы». В контексте святилища, перед смертью он сказал своему сыну Абд ад-Дару, что «пока ты не откроешь ее», никто «из них не войдет в Каабу», после чего передал ему ключи от Каабы, знамя, права на владение источником Замзам и сбор продуктов для совершающих паломничество.

Однако, вследствие желания потомков Кусая «владеть этими реальнейшими авторитетными атрибутами», между ними начались склоки, приведшие к расколу курайшитов. В целях недопущения перерастания ситуации в полновесную войну, стороны согласились со следующим решением: ключи от Каабы закрепляются за родом Абд ад-Дара; потомкам же другого сына Кусая, Абд Манафа, перепадают владение источником Замзам вкупе со сбором скота для приготовления пищи паломникам.

Вскоре права на воду и кормление перешли к сыну последнего - Хашиму (прародитель курайшитской ветви хашимитов) - по смерти которого они оказались у его брата аль-Мутталиба, вслед за чем «ведать источником» стал тезка-племянник последнего, сын Хашима - Абд аль-Мутталиб (Шайба).

По его словам, услышав во сне призыв духа выкопать Замзам, он вместе с сыном осуществил это. Тут же остальные ветви курайшитов высказали претензии о своих правах на «колодец предка нашего – Исмаила». Однако, в результате сложившихся обстоятельств, подробно описываемых Ибн Хишамом, все ответвления племени признали правомерность владения Абд аль-Мутталибом правами на источник, который и «устроил» для «нужд паломников» колодец Замзам, находившийся «внутри священной мечети».

Здесь отметим, что у сына Абд аль-Мутталиба (Шайбы) - Абдаллаха - и родился Мухаммед (да благословит его Аллах и приветствует). Братьями Абдаллаха являлись (в т. ч.) - Абу Талиб (отец Али, двоюродного брата пророка, в будущем - его зятя и праведного халифа) и Аббас (дядя посланника, отец Абдуллы ибн Аббаса, основателя династии Аббасидов).

Согласно ряда источников, первоначально снабжением водой паломников в Мекке занимался Абу Талиб. Но с постижением его бедности, он передал эту должность Аль-Аббасу, одному из самых богатых курайшитов. К слову, согласно переданному хадису от Муслима (сборник «Булуг Аль-Марам» Ибн Хаджара аль-Аскаляни), на следующий день после совершения прощального паломничества (632 г.), вслед за отправлением полуденного намаза, Мухаммед, подойдя «к людям из рода Абд аль-Мутталиба», распределявшим «воду из источника Замзам», произнес: «О потомки ‘Абд аль-Мутталиба, зачерпните для меня воды. Если бы я не боялся, что люди вытеснят вас отсюда, я бы зачерпнул его вместе с вами». Они «подали ему ведро с водой из источника, и он напился из него».

Описанное однозначно свидетельствует, что и с распространением Ислама право на питье паломников находилось у рода Мухаммеда.

Решение пророка о ключах от Каабы в дни его возвращения в Мекку

Ибн Хишам пишет, что со вступлением Мухаммеда в Мекку, он, «закончив обход» вокруг Каабы, «позвал Османа ибн Тальху, взял у него ключ Каабы, и ему открыли ее». В сборнике хадисов Бухари фиксируется, что при вхождении пророка в Мекку, «вместе с ним были Билял и ‘Усман бин Тальха». Мухаммед «велел» Осману принести «нам ключ», и тот «открыл для него дверь». У Муслима этот эпизод описывается в таком разрезе, что когда Усман отправился за ключом к матери, она «отказалась» выполнить просьбу, но после угрозы сына он получил его, передав пророку.

По-Ибн Хишаму, после обращения пророка к собравшимся в мечети, «к нему подошел Али ибн Абу Талиб с ключом от Каабы в руке», обратившись с просьбой сделать «нас одновременно и смотрителем Каабы, и ответственным за снабжение водой паломников в Мекке». Но посланник, подозвав Османа ибн Тальху, произнес: «Вот твои ключи, Осман! Сегодня - день добра и верности». По словам Суфьяна ибн Уайна, Мухаммед сказал Али: «Я вам дам то, что вы потеряли, а не то, что захватили».

Согласно известному исламскому ученому-правоведу, историку, толкователю Корана и хадисов Ибн Касиру, по поводу происшедшего было ниспослано веление Аллаха «возвращать вверенное на хранение имущество его владельцам и судить по справедливости, когда вы судите среди людей» («Женщины»: 58). Ибн Касир добавляет, что о ниспослании данного аята в озвученном контексте упоминают «многие толкователи».

Возможно, читатель может не уловить, где здесь просматривается справедливость Мухаммеда. Однако, пикантность описанной ситуации - в факте подношения пророку ключей от Каабы и получения их обратно из его рук Османом - являвшегося прямым потомком рода, за которым было закреплено право хранить ключ. Подтверждение чему можно почерпнуть из рассказа супруги пророка Умм Сальмы, что когда она «была в ат-Таниме, встретила Османа ибн Тальху из рода Бану Абд ад-Дар».

Тем самым, Мухаммед проявил тончайшую справедливость. Важнейший нюанс тут в том, что, если судить по различным источникам, в рассматриваемый период Усман ибн Тальха еще не был в лоне Ислама, оставаясь язычником. Поэтому изъятие у него ключей от Каабы в пользу Али (по просьбе последнего) могло создать прецедент в плане несправедливого поступления мусульман с имуществом мекканцев. Конечно, в данном ракурсе может прозвучать возражение, что-де Коран, фиксируя недопустимость «пожирать часть имущества людей», приравнял эту акцию к сознательному(!) совершению греха («Корова»: 188). Но, согласимся, мало ли как кто-либо из входивших в те дни в Мекку мог воспринять гипотетически несправедливые действия Мухаммеда.

Поступив же справедливо по отношению к Осману, пророк однозначно продемонстрировал обязательность соблюдения не только письменных, но и устных договоренностей, вне зависимости от религиозной принадлежности лиц, на которые они распространяются, или родственных связей.

Без сомнений, передавая все наказы Всевышнего людям, Мухаммед не мог не быть примером для всех остальных в плане следования постулатам Бога. И его отношение к ракурсу хранения ключей от Каабы уверенно продемонстрировало трепетность посланника к словам Аллаха. Кроме того, справедливое решение вопроса произошло на фоне дезавуирования Мухаммедом просьбы ближайших родственников, что однозначно подтвердило важность для него не личных пристрастий, симпатий или антипатий, а исключительно осуществления действий в соответствии с божественными установками!

Наверняка, читатель прекрасно оценил описанное. Так постараемся и мы быть справедливыми не избирательно, ведь, призывая свидетельствовать «беспристрастно», Аллах актуализирует соблюдение справедливости, «ибо это ближе к богобоязненности» («Трапеза»: 8).

0 комментариев